Состоятельным гражданам помогут оставить то, что нельзя забрать с собой

В РФ появятся прижизненные личные фонды

В Госдуму внесен законопроект, принятие которого позволит гражданам создавать прижизненные личные фонды для управления их бизнесом и имуществом. Учредить такой фонд получится только у состоятельных соотечественников — минимальный вклад имуществом составляет 100 млн руб. Фонд будет «виден» кредиторам и госорганам, на него возлагается ответственность по долгам учредителя, что, по мнению юристов, снижает привлекательность таких структур и не делает их конкурентами иностранных трастов. При этом личный фонд может быть применим для репатриации активов, и поэтому новшество встраивается в проводимую властями политику деофшоризации.

Председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников

Председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ  /  купить фото

Председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ  /  купить фото

Вчера группа депутатов и сенаторов во главе с председателем комитета нижней палаты по законодательству Павлом Крашенинниковым внесла на рассмотрение Госдумы законопроект с поправками к Гражданскому кодексу, дополняющими нормы наследного права прижизненными фондами. Поясним, с 2018 года кодекс позволяет создавать наследные фонды после смерти учредителя (опрошенные “Ъ” юристы говорят уже о «нескольких сотнях» случаев готовности документов для создания фондов, учредители которых сейчас живы).

Вчерашние же поправки предполагают создание фондов еще при жизни гражданина. «Личный фонд необходим исключительно для обособления определенного имущества и эффективного управления им в соответствии с теми задачами, которые определяет учредитель фонда, наделивший фонд своим имуществом»,— сказано в пояснительной записке к поправкам. Стоимость имущества, передаваемого в фонд, должна составлять не менее 100 млн руб. Оговаривается, что учредитель личного фонда несет субсидиарную ответственность по обязательствам в течение трех лет со дня его создания (в отдельных случаях срок может быть продлен судом до пяти лет). Все решения, связанные с управлением фондом, принимает учредитель, утверждающий и при необходимости изменяющий устав фонда и условия управления им.

Согласно поправкам, прижизненные фонды смогут действовать и после смерти учредителя — осуществляя управление имуществом как с передачей дохода выгодоприобретателям, так и без.

Поскольку фонд придется регистрировать в едином госреестре, он будет «виден» не только государству, но и возможным кредиторам. «В случае использования такой модели для репатриации активов российских граждан в российскую юрисдикцию будут иметь место очевидные положительные последствия для фискальной системы»,— надеются на бюджетные поступления авторы проекта.

Впрочем, прозрачность фонда, как и положения о субсидиарной ответственности, по мнению юристов, могут препятствовать популярности таких структур у состоятельных граждан. «Полное обособление активов учредителя, переданных в фонд, невозможно, кредиторам будет доступна информация о создании фонда, состав бенефициаров также не удастся скрыть. Если появится наследник, имеющий право на обязательную долю в наследстве, это может стать основанием для оспаривания соответствующих условий наследования в рамках фонда»,— отмечает руководитель практики по работе с частными клиентами KPMG Law в России и СНГ Наталия Гриценко. По ее словам, конструкция прижизненного личного фонда в предлагаемой редакции не предоставляет учредителям и бенефициарам каких-либо ощутимых преференций для того, чтобы личный фонд стал одним из эффективных механизмов управления активами или обособления имущества.

«Личный фонд иностранному трасту пока не конкурент»,— резюмирует Наталия Гриценко.

С такой оценкой согласен и глава направления разрешения налоговых споров Bryan Cave Leighton Paisner Александр Ерасов: «Прозрачность прижизненных фондов для регуляторов и кредиторов кого-то, вероятно, оттолкнет»,— говорит он. Тем не менее, по его словам, наследное право в ближайшее время продолжит развиваться и причина этого — смена поколений в бизнесе. «Мы ее сейчас наблюдаем,— говорит юрист.— Многие из тех, кто заработал капитал в 90-х, пребывают в зрелом возрасте, и для них тема управления активами и передача их наследникам становится все более актуальной». По словам партнера по международному налогообложению «Кроу Экспертиза» Рустама Вахитова, возможность назначения выгодоприобретателя сближает концепцию наследственного и личного фонда с европейскими трастами / личными фондами (стихтингами). Это может помочь заменить последние тем, кто хотел бы решать задачи в рамках российского права и юрисдикции РФ, тем более что в пояснительной записке прямо упоминается возможность репатриации активов. «Представляется, что это расширение возможностей использования личных фондов на периоды при жизни их учредителя логично встраивается в политику деофшоризации и наверняка найдет свою аудиторию»,— говорит эксперт.

Татьяна Гришина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...