Коротко

Новости

Подробно

9

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Место силы просвещения

Противники закона о просветительской деятельности встретили оппонентов на ступенях МГУ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Первая за долгое время легальная акция протеста состоялась в воскресенье у входа в главное здание МГУ имени Ломоносова. Более 150 человек пришли защитить просветительскую деятельность от закона о госрегулировании. Мероприятие прошло в единственном доступном из-за санитарных ограничений формате — встрече с депутатом, которую организовал Валерий Рашкин (КПРФ). Вместе с ним у здания МГУ выступили ученые и сами просветители: они утверждали, что новый закон убьет «образовательную» деятельность. Несколько раз на встрече возникали легкие потасовки, спровоцированные неизвестными нападавшими,— в результате было задержано около 20 человек.


К двум часам дня площадка перед входом в университет заполнилась людьми: на встречу пришли более 150 студентов, педагогов, ученых и политиков. Трибуной для ораторов стали ступеньки здания. Соратники господина Рашкина развернули красные флаги — и тут же им попытались помешать. У дверей университета выстроились десять человек с плакатами «Рашкин-чебурашкин». Полиция, регулярно штрафующая пикетчиков-оппозиционеров, отводила глаза. Человек в костюме Чебурашки пытался задирать «просветителей»; его товарищ смог отобрать у Валерия Рашкина микрофон. Только тогда полицейские увели в автозаки несколько провокаторов и столько же участников встречи. После этого организаторы смогли найти второй микрофон и дали выступить всем желающим.

Сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность» Павел Кудюкин назвал просветительскую деятельность «важнейшим фактором демократии в стране», а инициативы по ее ограничению — проявлением «запрещенной Конституцией цензуры».

Представители общественного движения «Родители Москвы» увидели в новом законе «установление госмонополии на знание» и «контроль над мыслью», которые приведут к «слабоумию страны». Выступавшие рассказывали, что «в мире всегда друг с другом борются две партии — силы и просвещения» и «важно не допустить того, чтобы первая уничтожила вторую».

Напомним, скандальный законопроект был внесен в Госдуму в ноябре 2020 года. Он вводит в законодательство понятие просветительской деятельности, которая должна контролироваться государственными органами. Документ раскритиковали общественные деятели, представители науки и культуры. Президиум РАН в полном составе потребовал отозвать законопроект; аналогичную петицию подписали больше 240 тыс. человек. Критики утверждали, что эта инициатива создает предпосылки для «репрессивного и цензурирующего регулирования». Соавтор документа сенатор Андрей Климов отвечал, что намерен «защитить национальный суверенитет». Законопроект был принят Госдумой и в апреле подписан президентом. Тогда же Минпросвещения опубликовало подзаконный акт, серьезно ограничивающий возможности просветительской деятельности для НКО из реестра иностранных агентов. Впрочем, этот документ усложнил чтение лекций и для обычных граждан. После широкого общественного возмущения министерство направило проект на доработку.

Доктор биологических наук Михаил Гельфанд, известный своей антикоммунистической позицией, начал выступление с воспоминаний о том, что последний раз «выступал под красными флагами в 2012 году» — во время протестов из-за выборов в Госдуму. Тем не менее в 2021 году формат встречи с депутатом оказался единственной легальной возможностью массово и публично выразить протест против «губительного закона» — и этим депутатом оказался коммунист. Господин Гельфанд считает, что закон был придуман «не для химиков и биологов, а для историков и обществоведов», которые рассказывают об истории России «не так, как хотелось бы разным политическим деятелям». По его мнению, закон «полностью убьет просвещение в малых городах, областных центрах, где есть небольшие кружки, которые организовывают лектории, приглашают интересных людей».

Еще до начала встречи был подготовлен проект резолюции, и представители КПРФ убрали оттуда пункт об исключении запретов для иностранных агентов. Михаил Гельфанд предложил вернуть его обратно.

«История этого закона похожа на историю закона об иноагентах,— объяснял ученый.— Оба они начинались с того, что власти говорили: ничего страшного, напишете пару лишних бумажек, но зато мы будем знать, что у нас в стране происходит. Но, как мы видим, действие этих законов расширяется и захватывает все новые и новые сферы». Ученый напомнил, что одной из первых жертв закона об иноагентах стал просветительский фонд «Династия». «Его объявили иностранным агентом, и этот фонд, который на личные деньги Зимина (бизнесмена Дмитрия Зимина.— “Ъ”) начинал и открывал просветительскую деятельность в России, оказался разрушен»,— заключил Михаил Гельфанд. Участники встречи зааплодировали и поддержали предложение. В финале своего выступления Михаил Гельфанд снова сорвал аплодисменты, назвав сенатора Андрея Климова «трусом и ничтожеством, который отказывается встретиться со мной в прямом эфире».

Кандидат физико-математических наук, научный сотрудник МГУ Николай Волков рассказал, что образовательная система является «живой» и «опирается на огромное количество малых, нерегулируемых спонтанных мероприятий». «Именно там вырабатываются практики, самые популярные из которых потом становятся образовательными программами,— пояснял господин Волков.— Представьте, что образовательная программа — это дерево, образовательная система — это лес, а просвещение — это весь подлесок. Что будет с лесом, если вы уберете всю траву, мелкие растения? Он быстро одряхлеет и отомрет. То же самое будет с системой образования, если задавить просвещение. А власти хотят, чтобы каждая травинка была внесена в кадастр и росла, когда на нее заключен договор. Это абсурд. Невозможно регулировать просветительскую деятельность, не убивая ее».

Тут полицейские потребовали убрать флаги КПРФ, «иначе встреча с депутатом похожа на митинг». Валерий Рашкин попросил коллег свернуть полотнища, но сам остался стоять со знаменем Победы. Полицейских это устроило.

Директор «Лаборатории просветительских проектов» Евгений Насыров заявил, что «той просветительской движухи, которая развивалась десять лет, больше не будет».

«Ее уже нет, так как коллеги из госучреждений уже сейчас нервно реагируют на слово "просветительский". И это полнейшее безумие,— заявил господин Насыров.— Им надо будет собирать все эти подтверждения, что мы имеем минимум двухлетний стаж просветительской работы, что мы не иноагенты, что мы совершеннолетние, что у нас нет общественно опасных заболеваний. Это все будет их проблемой. И они десять раз подумают, прежде чем что-то проводить».

Когда Валерий Рашкин начал подводить итоги мероприятия, к зданию МГУ вернулись противники просветителей, которые тут же устроили потасовку. Полицейские незамедлительно отреагировали и потащили в автозаки не нападавших, а их жертв. Были задержаны депутат Мосгордумы Павел Тарасов, Татьяна Десятова из КПРФ, Владимир Киршбаум из «Трудовой России», политик Дмитрий Розенков и другие участники встречи.

«Рашкин — это второй Навальный! Все здесь экстремисты! В России внутреннее право должно быть выше международного! Хватит оскорблять нашего президента!» — громко повторяла женщина из группы нападавших. Когда она, наконец, сделала паузу для вдоха, ее прервал студент МГУ: «Я скажу вам одну важную вещь: когда закон о просветительской деятельности заработает, вы больше не сможете и об этом говорить».

Мария Литвинова


Комментарии
Профиль пользователя