Коротко


Подробно

Карачаевских террористов нашли в морге

опознание


Вчера региональный оперативный штаб (РОШ) по проведению контртеррористических операций на Северном Кавказе заявил об опознании трех боевиков, убитых в конце мая в Ингушетии. Выяснилось, что двое из них разыскивались как соучастники взрывов домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 года, причем один, Хаким Абаев, был ближайшим сподвижником и родственником главного подозреваемого в этих терактах Ачимеза Гочияева, до сих пор числящегося в розыске.
       Напомним, что во время спецоперации в селении Барсуки Назрановского района Ингушетии были обнаружены несколько вооруженных людей — отказавшись сдаться, они открыли огонь по спецназовцам. Подогнав БТР к дому, где оборонялись боевики, спецназовцы расстреляли его из пулемета. Бой закончился быстро, трое боевиков были убиты. Спустя неделю появилась информация о том, что двое убитых опознаны как Хаким Абаев и Мунир Карабашев. Оба, по данным ФСБ, разыскивались за взрывы домов в Москве и Волгодонске. Личность третьего обозначена пока только предположительно: как предполагают в ФСБ, это Кичи-Батыр Тохтаулов, который подозревался в участии в незаконном вооруженном формировании, а также в нападении на колонну Пермского ОМОНа в 2000 году в Чечне (тогда погибли 43 милиционера) и в расправах над захваченными в плен омоновцами.
       Относительно известной фигурой среди опознанных боевиков является Хаким Абаев — его имя упоминалось во время процесса в Мосгорсуде над Адамом Деккушевым и Юсуфом Крымшамхаловым (они обвинялись в подготовке и проведении взрывов жилых домов и были осуждены на пожизненное заключение). Хаким Абаев является родственником организатора этих терактов Ачимеза Гочияева — последний женат на его сестре Мадине. Однако как ранее утверждало ФСБ, из известных фигурантов этого дела на свободе до сих пор оставался только один — Ачимез Гочияев. Оказывается, Гочияевым этот список не ограничивается: были еще Абаев и Карабашев, и, возможно, в случае очередной успешной спецоперации ФСБ в этом списке появятся новые фигуранты. Правда, кто такой Мунир Карабашев, не знают даже адвокаты, участвовавшие в закрытом для прессы процессе над террористами Деккушевым и Крымшамхаловым. "Его имя в материалах дела не проходило,— рассказал Ъ адвокат потерпевшей стороны Игорь Трунов.— Что касается Абаева, то он пару раз упоминается. Судя по материалам дела, Абаев приобрел батарейки для взрывных устройств, а также 13 тонн аммиачной селитры 'в неустановленное время и у неустановленных лиц'. Потом эту селитру привезли в сарай дома Крымшамхалова в поселок Мирный, смешали с алюминиевой пудрой, расфасовали по мешкам и отправили в Москву и Волгодонск. Сам Абаев, судя по этим материалам, отправился в Москву. Больше его имя нигде не упоминается".
       Правда, на следствии обвиняемые Крымшамхалов и Деккушев давали в отношении Хакима Абаева другие, часто противоречивые показания: сначала они утверждали, что взяли "неопытного" Абаева с собой в Волгодонск, а потом — что оставили его с "КамАЗом" со взрывчаткой в Волгодонске, а сами уехали, потому что Абаев был главным и руководил операцией. То есть на Хакима Абаева подсудимые Деккушев и Крымшамхалов пытались взвалить основную ответственность за взрыв в Волгодонске. Так ли это на самом деле, теперь уже вряд ли можно установить. Но ФСБ эта версия, похоже, вполне устраивает.
       Во всяком случае, судя по особой секретности, которая царила весь вчерашний день в правоохранительных структурах Ингушетии, опознанные боевики были серьезными фигурами. Или стали такими после смерти.
       Чтобы выяснить, каким образом в морге республиканской больницы Ингушетии был опознан Хаким Абаев, не отличавшийся, кстати, особыми приметами (темные волосы, немного сутулый, один глаз дергается, сказано на сайте ФСБ), корреспондент Ъ позвонил в республиканское МВД, но там "информацией об этом не располагали". В УФСБ Ингушетии корреспонденту Ъ в течение часа советовали позвонить по разным номерам, которые почему-то не отвечали, и в результате ответили так же: "У нас нет такой информации". В отделении судмедэкспертизы республиканской больницы Назрани сотрудник, представившийся Османом, на вопрос Ъ ответил: "Без понятия. Со всеми вопросами в прокуратуру". "Ну хоть скажите, проводилось опознание или нет?" — спросил корреспондент Ъ. И получил традиционный ответ: "Я не могу ответить на ваш вопрос". Как и следовало предполагать, шесть телефонов в прокуратуре Ингушетии благоразумно молчали.
       Тогда Ъ решил выяснить этот вопрос у первоисточника. "Сразу после спецоперации было обнаружено, что документы у погибших фальшивые,— рассказал Ъ представитель РОШ Илья Шабалкин.— Абаев имел при себе заграничный паспорт, выданный РОВД Ленинского района Грозного на имя Саламова Муслима. Его подельник Карабашев также имел заграничный паспорт, выданный на имя Натаева Рамзана, жителя Чечни. По некоторым данным, мы предполагали, что убитые не чеченцы. Стали проверять. По оперативным данным, да и по приметам, выходило, что это те самые люди, которые причастны к взрывам домов в Москве и Волгодонске. Привлекли родственников-карачаевцев — они опознали двух, Абаева и Карабашева. Но мы все еще сомневались, поэтому спустя какое-то время опросили соседей и карачаево-черкесских оперативников. Выяснилось, что родственники действительно объявили по Абаеву и Карабашеву траур, и сомнений у нас больше не было".
       Таким образом, по словам полковника Шабалкина, выходит, что опознание боевиков было произведено не вчера, а гораздо раньше и в правоохранительных органах Карачаево-Черкесии об этом знали. Однако в прокуратуре Карачаево-Черкесии, куда на всякий случай решил позвонить корреспондент Ъ, о смерти и опознании Хакима Абаева ничего не слышали. Начальник отдела Арсен Езаов удивленно переспросил: "Вы уверены, что это Абаев? Он у нас с Гочияевым проходит по делу и давно находится в розыске, но мы не в курсе были, что он убит". На вопрос Ъ, возможно ли, чтобы об опознании разыскиваемого преступника, о котором знают родственники и правоохранительные органы, не знал инициатор розыска, прокурор ответить не смог.
       "Вот со мной тут рядом наш сотрудник, который курирует ФСБ, может быть, он что-то знает? — предположил господин Езаов, но спустя минуту сообщил: — Нет, вы перезвоните завтра. Вы сообщили нам новость, и мы, конечно, постараемся теперь все выяснить".
ОЛЬГА Ъ-АЛЛЕНОВА, МУСА Ъ-МУРАДОВ

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение