Пожару в «Зимней вишне» определили срок

Обвиняемым прокуратура запросила от 5 до 14,5 года колонии

В Заводском районном суде Кемерово 12 мая начались прения сторон в рамках первого из четырех процессов по уголовным делам о пожаре в торговом центре «Зимняя вишня», где три года назад погибли 60 человек. Первыми слово взяли представители Генпрокуратуры, которые запросили для восьми подсудимых сроки от 5 до 14,5 года колонии общего режима. Максимальное наказание, по мнению гособвинения, должна понести бывший гендиректор компании—собственника ТРЦ Юлия Богданова, минимальное — пожарный Сергей Генин.

Бывший гендиректор компании-собственника ТЦ «Зимняя вишня» Юлия Богданова

Бывший гендиректор компании-собственника ТЦ «Зимняя вишня» Юлия Богданова

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Бывший гендиректор компании-собственника ТЦ «Зимняя вишня» Юлия Богданова

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

В Кемерово начались судебные прения по первому из четырех процессов о пожаре в торговом центре «Зимняя вишня». Представители Генпрокуратуры России Александр Коробейников и Александр Андрющенко представили позицию гособвинения, после чего обратились к суду с просьбой назначить восьми подсудимым реальные сроки заключения. Представители Генпрокуратуры также просили суд удовлетворить все имущественные иски по делу.

Пожар в ТЦ «Зимняя вишня» произошел 25 марта 2018 года. Погибли 60 человек, в том числе 41 ребенок, еще 79 человек пострадали. В Кемерово проходят четыре судебных процесса, связанных с пожаром, всего привлечены к суду 15 человек. До прений дошел самый многочисленный из них — в нем восемь фигурантов, включая руководство торгового центра. Рассмотрение этого уголовного дела началось в мае 2019 года.

Главное о пожаре в кемеровском торговом центре

Смотреть

Наибольшего наказания, по версии обвинения, заслуживают обвиняемые в нарушении требований пожарной безопасности и оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, которые повлекли по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 3 ст. 219 УК РФ, ч. 3 ст. 238 УК РФ), бывший гендиректор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» (ККК, компания—собственник ТРЦ) Юлия Богданова (14 лет и 6 месяцев), владелец ООО «Зимняя вишня Кемерово» Надежда Судденок (14 лет), экс-техдиректор ККК Георгий Соболев (13 лет) и охранник центра Сергей Антюшин (9 лет 6 месяцев). Последнему предъявлено обвинение только по ч. 3 ст. 238 УК РФ.

Для директора ООО «Системный интегратор» (обслуживало систему пожарной безопасности в здании ТРЦ) Игоря Полозиненко прокуроры запросили 6 лет и 8 месяцев колонии, для его подчиненного Александра Никитина — 5 лет и 6 месяцев. Сотрудников сторонней компании обвиняют только в нарушении требований пожарной безопасности. Начальник караула пожарно-спасательной части №2 Сергей Генин, первым приехавший на вызов, по мнению обвинения, заслуживает пяти лет заключения, его коллега — бывший глава службы пожаротушения первого кемеровского отряда противопожарной службы Андрей Бурсин — шести лет. Оба обвиняются в халатности (ч. 3 ст. 293 УК РФ).

В изложении господина Коробейникова, действия руководителей ТРЦ Юлии Богдановой, Надежды Судденок и Георгия Соболева, а также Игоря Полозиненко и Александра Никитина были фактически направлены не на предотвращение пожара, а, напротив, на содействие его возникновению и дальнейшему распространению. Со ссылкой на данные нескольких внутренних проверок и деловой документации ККК и «Системного интегратора» прокурор указал, что ТРЦ «Зимняя вишня» «подошел к трагедии 25 марта 2018 года абсолютно не готовым».

По данным гособвинения, противопожарная сигнализация и система пожаротушения были неисправны, вентиляция не отводила дым, а, наоборот, «придавливала» его внутри помещений.

Значительная часть центра была перестроена за год до пожара, после чего планировка стала запутанной и сложной для эвакуации, электропроводка не обновлялась, а светильники закупили самые дешевые — без защиты от влаги и пыли. Прокурор отметил, что пожар начался именно с неисправности светодиодного светильника: продукты его горения попали на поролоновую яму детского центра, откуда пожар распространился дальше. Кроме того, как отметил в своем выступлении представитель гособвинения, двери в «Зимней вишне» запирались на механические замки, ключи от которых хранились в комнате охраны на первом этаже и выдавались только по распоряжению Юлии Богдановой. Сами двери, а также перегородки торговых помещений были выполнены из неогнестойких или даже горючих материалов, лестничные площадки по маршруту возможной эвакуации были захламлены.

Александр Коробейников сообщил также, что подсудимый Андрей Бурсин посчитал ненужным использование дополнительного противопожарного оборудования, в пользу которого высказывались привлеченные гособвинением эксперты. «Не зря же наши ученые и инженеры разрабатывали это оборудование»,— отметил представитель Генпрокуратуры.

По его оценке, благополучно покинуть центр во время пожара его работники и посетители смогли только благодаря своей хорошей реакции, так как инструктаж проводился формально.

Представить Генпрокуратуры сделал вывод, что «в результате пожара в таком здании неизбежно кто-то должен был пострадать».

Халатность пожарных Андрея Бурсина и Сергея Генина представитель гособвинения увидел в медленных, неадекватных ситуации и частично неправильных действиях. Так, Александр Коробейников отметил, что господин Бурсин только через 23 минуты (в 16:32) после прибытия на пожар повысил его ранг до второго уровня, что предполагало привлечение дополнительно трех экипажей МЧС. По данным прокуратуры, люди в коридоре четвертого этажа ТЦ были живы до 16:22, в кинотеатре — до 16:47. «Для нас очевидно, что свои должностные обязанности Андрей Бурсин не выполнил, и есть причинно-следственная связь между этим и гибелью людей»,— сказал господин Коробейников. По его словам, «звено Генина было буквально в двух шагах от кинозала №2, в котором находились в основном дети, но из-за ошибочных действий до кинозала звено не добралось».

Пожарный Сергей Генин

Пожарный Сергей Генин

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Пожарный Сергей Генин

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Описание действий охранника Сергея Антюшина господином Коробейниковым сводится к тому, что он не встретил пожарных, не организовал их работу на объекте и взаимодействие с другими сотрудниками, не включил вручную пожарную тревогу на пульте, потому что «растерялся». Он, по версии следствия, наоборот, отключил оповещатель, хотя по видеонаблюдению уже удостоверился в сильном задымлении. Последнее, по оценке Коробейникова, привело к замедлению эвакуации.

«Подсудимые (Георгий) Соболев, (Надежда) Судденок и (Юлия) Богданова сделали заявления декларативного характера, именно так мы их оцениваем, о частичном признании вины»,— сказал гособвинитель. После его выступления в СМИ появились выводы о частичном признании вины руководством ТРЦ, которое опроверг адвокат потерпевших Дмитрий Малинин. Он пояснил "Ъ-Сибирь", что заявления подсудимых в показаниях носили именно декларативный характер и не относились к предъявленному им обвинению: «Они признали вину в том, в чем их не обвиняли. Это не считается признанием вины. Они оказывали небезопасные услуги, осознавая, что могут быть негативные последствия, а непроведение инструктажа им никто в вину не вменяет».

После выступления гособвинителей в прениях был объявлен перерыв до 13 мая.

Игорь Лавренков, Кемерово; Дарья Решетникова, Новосибирск

Фотогалерея

Пожар в «Зимней вишне»

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...