Цена вопроса

Директор практики «Госрегулирование ТЭК» Vygon Consulting Дарья Козлова о целях сделки ОПЕК+

Соглашение ОПЕК+ о самом масштабном сокращении добычи нефти в истории не только сделки, но и самого картеля действует уже больше года. До этого максимальным было снижение на 4,2 млн баррелей в сутки в сентябре 2008 года из-за мирового финансового кризиса. В результате сделки ОПЕК+ за последний год цены на нефть восстановились, а уровень коммерческих запасов снизился.

Фото: Vygon Consulting

Фото: Vygon Consulting

Однако нормализация ситуации на мировом нефтяном рынке после пандемии COVID-19 вновь поднимает вопрос о будущем соглашения и участии в нем России. Чтобы ответить на него, необходимо проанализировать, что дало нашей стране создание ОПЕК+.

Ключевым бенефициаром сделки выступает российский бюджет. Базовые нефтегазовые доходы, которые формируют расходную часть бюджета и составляют порядка 30% от общего планируемого объема трат на год, рассчитываются на основании цены отсечения Urals, которая на 2021 год составляет $43,3 за баррель. Дополнительные поступления, возникающие в случае, если фактическая цена нефти выше цены отсечения, направляются в Фонд национального благосостояния.

Таким образом, соглашение, влияя на цены на нефть, обеспечивает гарантированные доходы бюджету и возможность пополнения резервов. Даже в кризисном 2020 году объем нефтегазовых поступлений почти соответствовал планируемому уровню. Всего же, по нашим оценкам, за 2017–2020 годы сделка принесла бюджету порядка 8,7 трлн руб. При сохранении текущих цен в $65 за баррель на весь 2021 год сделка ОПЕК+ позволит не только закрыть потребности бюджета РФ, но и увеличить резервы на более чем 2,4 трлн руб.

В отсутствие соглашения, по нашим оценкам, цена нефти в 2020 году составила бы $26 за баррель — на 60% ниже, чем со сделкой. При этом нужно признать: часть критики в ее адрес справедлива. Действительно, соглашение ориентируется на краткосрочные и среднесрочные перспективы и не учитывает долгосрочные тенденции на мировом энергетическом рынке, прежде всего энергопереход.

Все оценки ведущих мировых аналитических агентств не предполагают полного отказа от использования нефти и газа даже до 2050 года. Самый радикальный сценарий — net zero, представленный британской ВР, предполагает сокращение потребления жидких углеводородов до 79 млн баррелей в сутки к 2035 году (–21% к 2018 году) и до 31 млн баррелей в сутки к 2050 году (–69% к 2018 году), газа — до 3,5 трлн кубометров к 2035 году (–13%) и до 2,5 трлн кубометров к 2050 году (–34%). ОПЕК и МЭА в своих сценариях более позитивно настроены к традиционным видам топлива.

Однако рыночная ниша ископаемых ресурсов будет сокращаться, что окажет влияние на нефтяные котировки. В таких условиях логичной стратегией для производителей выглядит ускоренная монетизация имеющихся запасов. Так, ОАЭ уже заявляли о планах нарастить добычные мощности с 4 млн до 5 млн баррелей в сутки до 2030 года. Россия, в свою очередь, собирается наращивать добычу нефти в Арктике.

Это не обязательно значит, что сделка в будущем должна распасться, поскольку именно ключевые участники ОПЕК+ обладают запасами нефти с самой низкой себестоимостью добычи. Тем не менее в таком случае цели сделки потребуют переосмысления. Участникам соглашения необходимо уже сейчас сформировать долгосрочную стратегию поведения в условиях ужесточения конкуренции из-за зеленой повестки.

Дарья Козлова, директор практики «Госрегулирование ТЭК» Vygon Consulting

Недобычья игра

Что Россия заработала и потеряла на соглашении ОПЕК+

Читать далее

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...