Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Послание Владимира Путина оценили в США

Как в Штатах отреагировали на предупреждение Западу не пересекать красные линии

от

США не впечатлили предупреждения президента России Владимира Путина, обозначенные в послании Федеральному собранию. 21 апреля российский лидер пообещал, что на любые провокации и угрозы безопасности будет дан жесткий, быстрый и асимметричный ответ. Он призвал Запад не пересекать так называемую красную черту, иначе «они пожалеют, как никогда не жалели». Иван Якунин обсудил данное высказывание с американскими дипломатами, экономистами и силовиками и выяснил, как они восприняли слова Владимира Путина.


Тема президентского послания едва ли была важна для американских СМИ: об этом не писали колонок, не собирали экспертов в студии. Возможно, потому, что сам Путин не упоминал в речи ни своего американского коллегу Джо Байдена, ни Соединенные Штаты. Тогда “Ъ FM” попросил журналистку The Boston Globe Жасмин Уллоа задать пресс-секретарю Джен Псаки вопрос: понимают ли в Белом доме, что Путин обращался к ним?

— Владимир Путин раскритиковал Запад, заявив, что провокаторы пожалеют, как никогда. Он сравнил европейские государства с шакалами, которые подвывают своему Шерхану, но не назвал конкретных имен или стран. США восприняли это на свой счет?

— Не все, что говорит Путин, мы воспринимаем на свой счет, у нас толстая кожа.

Возможно, вялая реакция объясняется тем, что Путин так и не обозначил, какие именно красные линии нельзя переходить. Но директор департамента международных отношений Брукингского института Майкл О’Хэнлон говорит, что их в Вашингтоне давно все знают: «У нас было 30 лет опыта, чтобы понять, какие у России красные черты. Москва очень чувствительно относится к территориям бывшего СССР, особенно к 12 республикам, которые пока не входят в НАТО. Кремль не хочет, чтобы они присоединились к альянсу, наоборот, они должны дистанцироваться от Запада в широком смысле слова. Россия желает, чтобы с ней считались на мировой арене.

С этой точки зрения мы ничего нового не узнали, но что реально важно понять — это какими методами собирается воспользоваться Путин?»



Их президент России тоже не назвал. Лишь заявил, что оппоненты пожалеют о провокации. Американского дипломата Джона Хербста это не очень напугало: «Я думаю, что это блеф. Высказывание Путина очень общее. Кажется, никакой конкретной политики нет. Он же не сказал: "Если США предпримут действия X, мы предпримем действия Y". Для него это способ выглядеть жестким без какого-либо риска. Говорить, что Россия не может нанести никакого вреда Америке, я бы не стал, это все-таки крупнейшая ядерная держава с сильной армией.

Однако мягкой силы у Москвы нет. Есть стагнирующая экономика, поэтому российские санкции против Запада очень хорошо описывает выражение "бомбить Воронеж"».



С этой точкой зрения согласно большинство собеседников “Ъ FM”. Бывший сотрудник санкционного департамента американского Минфина Брайан О'Тул приводит в пример продуктовое эмбарго 2015 года, от которого, по его словам, больше пострадали россияне. То же самое произойдет, если Россия запретит экспорт стали, говорит О'Тул и не советует «вступать в схватку с крупнейшей экономикой на планете». Министр иностранных дел Сергей Лавров, впрочем, говорил, что болезненные меры для американского бизнеса у России есть.

Экономист Андерс Ослунд, который составлял нашумевший «кремлевский список», всячески советует от них воздержаться: «Россия и так потеряла все зарубежные инвестиции из-за полного беззакония. Даже Майкл Калви, крупнейший частный инвестор, который работал в России и всегда позитивно отзывался о Путине, и он оказался в тюрьме. После такого никто даже не подумает вкладывать деньги в эту страну. Я вижу только два возможных ограничения. Многие россияне анонимно инвестируют в США, им могут запретить это делать. И есть еще нефть, которую Россия продает в США, но ее объемы очень скромные».

Но экономические меры — не единственное, чем может угрожать Россия. Бывший сотрудник ЦРУ Джордж Биби считает, что реальную опасность представляют кибератаки, которые проводят связанные с российскими спецслужбами группировки: «В основном это был кибершпионаж. Но сейчас сложность в том, что разница между шпионажем и атакой на инфраструктуру едва заметна. Взлом для похищения данных и взлом для отключения систем выглядит одинаково, а главная задача взломщика — оставаться незамеченным во время атаки. Когда он оказывается внутри, мы не понимаем, чего он хочет. Это очень опасная ситуация, с которой Россия, США и другие страны должны разобраться».

Возможно, более четкие рамки взаимодействия Владимир Путин обсудит с Джо Байденом во время личной встречи. Президент США несколько раз приглашал его на переговоры в некоей третьей стране. Но официального согласия пока не получил. Только сигнал, что сложившаяся ситуация Путина не устраивает.

Комментарии
Профиль пользователя