Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Владимир Путин обозначил «красную черту»

Какие заявления по вопросам внешней политики сделал президент России

от

Президент Владимир Путин резко высказался о внешней политике и санкциях в отношении Москвы. Тема международных отношений не была основной в послании Федеральному собранию: президент уделил ей буквально несколько минут в самом конце речи. Однако за это время Владимир Путин впервые поддержал версию о покушении на Александра Лукашенко и назвал происходящее в Белоруссии попыткой госпереворота. Он также пообещал применять жесткие ответные меры, но предупредил, что не хочет сжигать мосты с западными партнерами.


Владимир Путин, президент России:

«В мире, к сожалению, похоже, уже все привыкли к практике политически мотивированных незаконных санкций в экономике, к грубым попыткам одних силой навязать свою волю другим. На сегодня подобная практика перерождается в нечто гораздо более опасное, я имею в виду ставшие недавно известными факты прямой попытки организации в Белоруссии государственного переворота и убийства президента этой страны. При этом характерно, что даже такие вопиющие действия не находят осуждения так называемого коллективного Запада. Никто этого просто как бы и не замечает».

«В некоторых странах завели пренеприличный обычай — по любому поводу, а чаще всего вообще без всякого повода цеплять Россию. Это какой-то новый вид спорта. Мы ведем себя в этой связи в высшей степени сдержанно, можно сказать, скромно. Мы хотим иметь добрые отношения со всеми участниками. Но мы видим, что происходит в реальной жизни. Мы действительно не хотим сжигать мосты, но если кто-то воспринимает наши добрые намерения как безразличие или слабость и сам намерен окончательно сжечь или даже взорвать эти мосты, должен знать, что ответ России будет асимметричным, быстрым и жестким. Организаторы любых провокаций, угрожающих коренным интересам нашей безопасности, пожалеют о содеянном так, как давно уже ни о чем не жалели. Но надеюсь, что никому не придет в голову перейти в отношении России так называемую красную черту. А где она будет проходить, это мы будем определять в каждом конкретном случае сами».

Где проходит та самая «красная черта»? И почему ответ должен быть асимметричным? Старший научный сотрудник Московского центра Карнеги Александр Габуев полагает, что тон послания был сдержанным, учитывая последние конфликты России с Вашингтоном и Прагой. Асимметричные ответы — это, по его словам, вынужденная мера:

«Здесь прозвучала одна принципиальная мысль, что Россия будет отвечать на то, что она считает недружественным поведением. При этом своих "красных линий" мы четко обозначать не будем, догадывайтесь сами и бойтесь, потому что Россия готова действовать в том числе асимметрично. Дело в том, что у нас не так много возможностей накладывать санкции и делать то же самое, что делает Запад. У России нет большого числа сторонников на Западе, которые бы выступали с лозунгами за смену власти, нет возможности вводить столь же болезненные экономические санкции, что недавно признал и МИД РФ в ответ на объявленные президентом Байденом ограничения. Поэтому остается действовать асимметрично. Как именно президент Путин не назвал, но если все то, что мы читаем в западных СМИ, докладах правительств и так далее, действительно правда, то очевидно, что это какие-то действия в киберпространстве, наносящие серьезный ущерб интересам западных стран, и с этими действиями, так или иначе, приходится считаться».

В своей речи Владимир Путин не объяснил, кого именно считает ответственным за развязывание дипломатических конфликтов. Из политиков, помимо Лукашенко, он упомянул лишь бывшего президента Украины Виктора Януковича и действующего президента Венесуэлы Николаса Мадуро, объясняя, что можно как угодно к ним относиться, но государственные перевороты и политические убийства — «это уже слишком». Гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов полагает, что у Владимира Путина не было цели задеть кого-то из действующих западных оппонентов:

«Что касается "красной черты", то, по всей видимости, здесь речь идет о тех действиях, которые рассматриваются как покушение на государственный суверенитет России, как вмешательство в ее внутренние дела или нанесение ущерба каким-то действительно очень важным международным интересам нашей страны. Я думаю, что это как раз и означает неявно выраженную готовность к диалогу.

Никого желания оскорбить не было, именно поэтому российский лидер никак не конкретизировал своих обвинений в отношении Запада, даже когда речь шла о предполагаемом покушении на белорусского президента».



Ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Ирина Кобринская считает, что главный эпизод международной части послания — это поддержка президента Белоруссии Александра Лукашенко. По ее мнению, так Владимир Путин и обозначил «красную черту»: «Политику я бы обозначила так: стратегически она жестко оборонительная. И чем дальше, тем жестче она становится. И в первую очередь это касается ближайших соседей. То, что было во второй половине прошлого года, и то, что было в Карабахе, можно назвать встряской. Сейчас очередь Белоруссии, которая явно находится в неспокойном состоянии. Непонятно, что будет с Центральной Азией в связи с Афганистаном.

То, что Россия там имеет, она будет жестко защищать.

На самом деле, эта "красная черта" обозначает постсоветские границы. Россия обращает внимание, что Белоруссию она точно не отдаст, что "красная линия" проходит по Бугу.



А вот другая часть — это наступательная и тактическая, то есть Путин дает понять, что, да, мы готовы на дружественные отношения. Политика Штатов и Европейского союза абсолютно понятная, то же самое касается и Китая. Круг этих точек соприкосновения очень маленький — терроризм, стратегические вооружения и Иран».

Помимо международной повестки, Владимир Путин в послании Федеральному собранию затронул и экономические темы, в частности, предложил «донастроить налоговое законодательство».

Иван Якунин


Комментарии
Профиль пользователя