Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Казаков / Коммерсантъ   |  купить фото

Проблема тара как мир

«Гринпис» выяснил, почему пластик не доходит до переработки

от

Тюбики из-под зубной пасты или крема, пластиковые стаканчики для напитков и крышки от них, капсулы для кофемашин, дой-паки и другая пластиковая упаковка практически не попадают в переработку. К такому выводу пришли в «Гринписе России» после изучения деятельности компаний, отбирающих из мусора вторсырье для перерабатывающих предприятий. Это опровергает распространенный в обществе тезис, что выбраться из мусорного кризиса можно с помощью переработки отходов,— только этого будет недостаточно, указывают экологи.


«Нам часто говорят, что одна только переработка может решить мусорную проблему России,— отмечают в "Гринписе России".— Но только за счет переработки выбраться из мусорного кризиса не получится». Чтобы это доказать, экологи решили выяснить, какие виды пластика и в каком количестве попадут к переработчикам. Для этого они проанализировали работу около 400 заготовителей в разных регионах России — компаний, которые отбирают из мусора, образующегося у населения, вторсырье и отдают его перерабатывающим предприятиям. В выборку также попали мусоросортировочные станции и региональные операторы. Экологи изучали списки принимаемого вторсырья на официальных сайтах компаний и задавали уточняющие вопросы.

Отметим, всего в России образуется около 70 млн тонн твердых коммунальных отходов в год. Половину этого мусора, подсчитали ранее в правительстве, составляет пластик.

Сейчас более 90% отходов попадает на свалки, на переработку при этом поступает лишь 7%.

Товары, тару и упаковку помечают специальной маркировкой, которая обозначает возможность переработки. Исследование «зеленых» показало, что заготовители чаще всего берут изделия из полиэтилентерефталата (ПЭТ).

Из него обычно делают бутылки для напитков, молочной продукции и контейнеры-«ракушки» (в которых чаще всего продают готовую еду). Также часто для переработки собирают предметы из полиэтилена низкого (ПНД) и высокого давления. Из первого изготавливают, к примеру, флаконы для бытовой химии и шампуней, из второго — пакеты-майки и упаковочную пленку.

Другие виды пластика на переработку поступают гораздо реже. Речь идет о поливинилхлориде (блистеры для таблеток, пластиковые карты, контейнеры для тортов) — лишь 7% заготовителей их принимают. Пластик, который помечается обычно маркировкой «7» (используется для упаковки сыра, мясной и рыбной продукции), собирают лишь 5% заготовителей.

При этом, отмечают в «Гринписе», заготовители готовы принимать далеко не все предметы с одной и той же маркировкой.

Так, саше-пакетов (в них, например, упаковывают чайные пакетики) поступает на переработку меньше всего — их не принимает ни одна из компаний, деятельность которых проанализировали экологи. Также не пользуются популярностью у заготовителей пластиковые капсулы для кофемашин (их отбирают 0,3% компаний), тубы из-под зубной пасты или крема (0,5%) и дой-паки, в которых обычно продаются кетчуп и майонез (1%). На переработку редко отправляют и пластиковые крышки от стаканов для кофе (4%), сами стаканчики (5%), пластиковые трубочки и столовые приборы (5%), контейнеры-«ракушки» (6%), пластиковые тарелки (6%), стаканчики от кисломолочной продукции (14%). «Это означает, что большая часть одноразовых пластиковых товаров никогда не попадет на переработку и просто окажется на полигонах, свалках, в печах МСЗ или будет загрязнять окружающую среду»,— сетуют в «Гринписе».

С пластиковыми пакетами и бутылками из-под молочной продукции ситуация лучше: их принимают 26% и 43% заготовителей соответственно. А чаще всего компании отправляют на переработку тару от бытовой химии (62% заготовителей) и пэт-бутылки (59%).

«Два товара могут быть из одного материала, но один часто отправляют на переработку, а другой вообще не отправляют,— говорит автор доклада Анна Крюкова.— Например, пластиковые бутылки и контейнеры-"ракушки". Их вместе переработать нельзя — "ракушки" тоньше и для них нужна другая технология переработки. Плюс они часто загрязнены, потому что в них продается пищевая продукция. А если плохо помыли, то она может испортить всю партию, поэтому заготовителям проще с этим материалом не работать».

По словам госпожи Крюковой, некоторые виды тары и упаковки не пользуются спросом у заготовителей.

«Пластиковые стаканчики, например, для сметаны, могут быть сделаны либо из полипропилена, либо из полистирола,— объясняет Анна Крюкова.— На сортировке на первый взгляд сложно понять, из какого они материала, поэтому их легче просто не отбирать». Она указывает, что ситуация с тюбиками для пасты и косметики аналогичная.

«Через нескольких лет появятся технологии, позволяющие перерабатывать значительно большую долю выброшенного пластика»


Опрошенные “Ъ” эксперты согласились с выводами экологов. Большинство перерабатывающих предприятий (от примитивных до высокотехнологичных) имеют оборудование и технологии только для основных видов пластика — ПЭТ, ПНД, говорит замглавы экологического комитета «Деловой России» Наталья Беляева. «Отсутствие оборудования для переработки других материалов свидетельствует о нескольких проблемах: на продукцию переработки нет спроса, нет денег на покупку оборудования или нет технологии для переработки»,— добавляет она.

Директор Института экологии ВШЭ Борис Моргунов обращает внимание, что некоторые из перечисленных видов пластика при переработке выделяют токсичные вещества, что накладывает на переработчиков дополнительные риски и расходы, поэтому маржинальность такого бизнеса крайне низкая.

До переработки не доберутся мелкие предметы, даже если они сделаны из условно перерабатываемых материалов, — трубочки, ватные палочки, пластиковые карты, одноразовые столовые приборы из пластика и многое другое, говорит замгендиректора группы компаний «ЭкоЛайн» (крупный региональный оператор) Елена Вишнякова: «На промышленной сортировке их невозможно отобрать ни вручную, ни в автоматическом режиме». Среди факторов, снижающих шансы пластика на переработку, она также называет загрязненность упаковки органикой и сложнокомпонентный состав.

«Порой упаковка состоит из нескольких материалов — термоусадочная пленка, бумажная упаковка с полимерной вставкой,— объясняет госпожа Вишнякова.— Эти маркетинговые ходы становятся причиной вывода огромного количества перерабатываемых ресурсов из циклического оборота».



Директор по устойчивому развитию СИБУРа Максим Ремчуков называет еще одну причину, почему вторсырье используют не очень активно: «Окончательно сформироваться рынку не дает то, что региональные операторы не укомплектованы качественной техникой для сортировки. Через нескольких лет появятся технологии, позволяющие перерабатывать значительно большую долю выброшенного пластика».

Многоразовые альтернативы


Для решения мусорной проблемы в России «зеленые» предлагают ограничить одноразовый пластик и перейти на многоразовые альтернативы. По их словам, это сократит количество пластиковых отходов минимум на 30%.

Также, по мнению «Гринписа», необходимо стандартизировать всю упаковку (например, крышки делать из того же материала, что и бутылки), чтобы заготовителям было проще собирать вторсырье.

Управляющий партнер ГК EcoPartners (занимается раздельным сбором отходов и их вторичным использованием) Константин Рзаев считает, что запрет одноразового пластика не приведет к решению проблемы: «Вместо него появятся псевдоэкологические решения типа тарелочек из крахмала (где все равно 20% полипропилена и т. д.)». По его мнению, необходимо продолжать разъяснительную работу среди населения и, параллельно, обеспечивать стимулирующие законодательные меры, а также унифицировать используемую упаковку: например, делать все дой-паки из многослойного полипропилена, все лотки — только из ПЭТ и т. д. Елена Вишнякова также полагает, что полностью уйти от использования одноразовой тары не получится из-за ограничительных требований СанПиН.

При выборе альтернатив одноразовым вещам важно оценивать общий углеродный след изделия (совокупность всех выбросов, на которые повлиял человек), считает Максим Ремчуков: «У многоразовых вещей этот след будет ниже, чем у одноразовых, только в случае, если они действительно используются достаточно долго — а это на практике происходит далеко не всегда. Например, по данным исследований, холщовую сумку нужно использовать в среднем 80 раз, а нетканый полипропиленовый пакет — 15 раз, чтобы их экологический след был сопоставим с обычным полиэтиленовым пакетом».

Представители ППК РЭО (публично-правовая компания «Российский экологический оператор», отвечает за разработку и реализацию «мусорной» государственной политики) согласны с тем, что только с помощью переработки решить проблему отходов не получится, заявили “Ъ” в пресс-службе. «Мы поддерживаем необходимость планомерного и постепенного ограничения оборота и выпуска неперерабатываемых материалов в оборот,— добавили там.— Как ранее заявляла профильный вице-премьер Виктория Абрамченко, это уже есть в практической работе правительства».

В Минприроды “Ъ” заявили, что затронутые в исследовании «Гринписа России» вопросы «будут детально проработаны в рамках "дорожной карты" по реализации концепции совершенствования института расширенной ответственности производителей и импортеров товаров и упаковки».

Документ в том числе предполагает установление требований к сбору и утилизации отходов, к «экологичности» упаковки, использованию вторичного сырья при производстве товаров, добавили в ведомстве.

Анна Васильева, Ольга Мордюшенко


Комментарии
Профиль пользователя