Одиннадцать лет спустя

В Санкт-Петербурге главного нефролога арестовали по делу об убийстве жены

Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга отправил под стражу главного внештатного нефролога города Александра Земченкова, который работал заведующим соответствующего отделения в Мариинской больнице. Причиной для такого решения стали события 11-летней давности — по прошествии лет следствие посчитало, что он убил свою жену, врача-гинеколога Ирину Земченкову, и расчленил ее тело. После пропажи женщины в 2010 году нефролог делал публичные заявления, чтобы помочь с поисками, и даже ходил на телепередачу «Жди меня», но сейчас частично признал вину в совершении преступления.

Нефролог Александр Земченков

Нефролог Александр Земченков

Фото: mariin.ru

Нефролог Александр Земченков

Фото: mariin.ru

Как сообщили журналистам в объединенной пресс-службе судов Санкт-Петербурга, Октябрьский районный суд отправил Александра Земченкова в следственный изолятор до 27 апреля. Такую длительность меры пресечения можно объяснить сроком предварительного расследования по уголовному делу об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ) супруги медика, которое было совершено 23 февраля 2010 года. Сейчас срок продлен до 28 апреля. До этого предварительное следствие по делу об убийстве, изначально возбужденному 24 марта 2010 года по факту безвестного исчезновения Ирины Земченковой, не раз приостанавливалось и возобновлялось.

Ирина Земченкова работала врачом-гинекологом в родильном доме №6. По версии ее супруга, которую он излагал правоохранителям 11 лет назад, 23 февраля 2010 года женщина после их небольшой ссоры отправилась на работу, чтобы навестить там больную, и после этого ее никто не видел. Как сообщали затем местные СМИ, камеры видеонаблюдения версию не подтверждали: Ирина Земченкова не была замечена ни в одном из мест, где должен был проходить ее маршрут в роддом. Видеозаписей с камер около места жительства супругов тогда не хватило — следователи обратились за ними уже после истечения срока их хранения. Тогда же отец Ирины Земченковой, Геннадий Кононов, доктор ветеринарных наук и бывший ректор Ленинградского ветеринарного института, рассказывал, что дочь не позвонила ему утром, хотя это было своеобразной традицией для их семьи. Вместо нее звонил Александр Земченков, сказал, что жена еще спит.

Ирину Земченкову продолжали искать близкие и друзья.

Сюжет даже выходил в популярной телепрограмме «Жди меня», где выступал муж исчезнувшей женщины.

Он же обратился в полицию с заявлением о пропаже супруги. Об обращении в оперативно-розыскной отдел РУВД Петроградского района рассказывал и Геннадий Кононов: «Там мне сказали: ''Не беспокойтесь, дочь влюбилась и уехала, объявится''. Тогда я сам отпечатал 500 фотографий дочки и раздал их у метро. Потом подключились пациенты дочери — в области и городе развесили 17 тысяч объявлений. Полиция зашевелилась только после того, как спустя месяц по Первому каналу на всю страну рассказали о нашей трагедии. Тогда меня вызвали и сказали: ''Готовьтесь к самому худшему. Снег сойдет, и мы найдем ее труп''. Не нашли».

Обыски в квартире и машине супругов прошли лишь спустя два месяца, а на даче у Александра Земченкова — спустя три. Версию причастности супруга к смерти Ирины Земченковой, исходя из публикаций в СМИ, рассматривали еще в 2010 году.

Подозрения подкреплялись информацией о том, что вскоре после исчезновения жены медик съехался с одной из своих коллег.

«Нами отрабатывались три версии происшедшего: преступление совершено на профессиональной почве потерпевшей и ее мужа; неустановленным лицом из корыстных побуждений или близким родственником. Однако из-за неоперативной работы сотрудников милиции на первоначальном этапе следствия нам не удалось собрать необходимую доказательную базу и установить причастность мужа Ирины Земченковой (или других лиц) к ее исчезновению»,— заявляла в 2014 году старший следователь следственного отдела по Петроградскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу Динара Камалутдинова.

Новый виток в деле начался, когда в прошлом году Геннадий Кононов попал на личный прием к главе СКР Александру Бастрыкину. Тот «заслушал доклад о ходе расследования и остался недоволен работой сотрудников ГСУ СК России по Санкт-Петербургу, которые на протяжении уже десяти лет не могут разобраться в ситуации». К расследованию дела подключились сотрудники Главного управления криминалистики СК, которые, как говорили в ведомстве, должны были помочь с новой стратегией.

Спустя три месяца в Санкт-Петербурге задержали Александра Земченкова. Изначально он отказывался признавать вину, однако в итоге позицию изменил и признал ее частично. По его версии, они с женой поссорились, а он во время разговора толкнул ее. Ирина Земченкова упала, ударилась головой и практически сразу умерла.

Далее врач разрезал ее тело на несколько частей, которые выкинул в разные мусорные контейнеры.

По данным издания «Фонтанка», следствие рассматривает несколько другую версию и считает, что части тела могли быть закопаны в лесу в Ленинградской области.

Адвокат Александр Почуев, представляющий интересы отца и детей Ирины Земченковой, заявил журналистам, что факт убийства еще не доказан: «Обращаясь к председателю СКР Александру Бастрыкину, семья хотела побороть бюрократическую волокиту по расследованию исчезновения бесследно пропавшей. Но они никак не ожидали, что это обернется арестом главы семьи… расследование длилось более 10 лет, и все это время версия причастности супруга Ирины Земченковой к ее исчезновению перепроверялась десятки раз и не находила подтверждения. Это полная неожиданность и трагедия для семьи»,— сказал Александр Почуев. Напомним, ранее он представлял интересы историка Олега Соколова, которого суд признал виновным в убийстве и расчленении своей сожительницы и аспирантки Анастасии Ещенко.

Марина Царева, Санкт-Петербург

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...