Коротко

Новости

Подробно

Соня - Золотая Ручка

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 50
Поначалу Соня Ганди (в центре) подражала своей свекрови Индире Ганди (слева) лишь в одном — она тоже носила сари (справа — Раджив Ганди)
       На прошлой неделе в Индии были обнародованы итоги всеобщих выборов. Вопреки прогнозам, сулившим провал "Индийскому национальному конгрессу", партия вдовы Раджива Ганди Сони Ганди добилась сенсационного успеха. Одна из старейших политических династий мира — династия Неру--Ганди — возвращается к власти. Причем возвращается благодаря иностранке.

Индийские выборы, занесенные в Книгу рекордов Гиннесса, не случайно называют самыми большими выборами в мире. Голосование, к которому сегодня допущены около 700 млн избирателей (почти в два раза больше, чем все население Евросоюза), растягивается на месяц. И это вполне объяснимо. Обеспечить нормальные условия для того, чтобы такая армия проголосовала в один день, технически невозможно. Поэтому избиратели, проживающие в 28 штатах и на семи союзных территориях индийской федерации, голосуют поэтапно.
       Накануне нынешних выборов мало кто сомневался в том, что убедительную победу на них одержит правящая "Бхаратия джаната парти" (БДП). Провозгласив лозунг Shining India ("Сверкающая Индия") и, как казалось, сумев убедить нацию в том, что она способна обеспечить экономическое процветание, БДП была уверена, что победа у нее в кармане. Но когда в последние недели из регионов начала поступать информация exit-polls, функционеры правящей партии были шокированы. Как оказалось, БДП наступает на пятки партия "Индийский национальный конгресс" (ИНК) во главе с вдовой покойного премьера Раджива Ганди Соней Ганди. Последние выборы, казавшиеся начисто лишенными интриги, стали едва ли не самыми драматичными в истории страны.
ФОТО: AFP
 Гибель Индиры Ганди в 1984 году (на фото — ее похороны) вынудила мужа Сони Раджива уйти в политику, за что он сам поплатился жизнью
Кульминация наступила в четверг, 13 мая, за несколько часов до объявления официальных итогов выборов. Министр обороны Джордж Фернандес объявил о том, что вечером премьер министр Атал Бихари Ваджпаи подает в отставку. Днем ранее руководство правящей партии выражало полную уверенность в своей победе. Однако, как оказалось, БДП не только не получила абсолютного большинства в парламенте, но и вообще уступила ИНК по числу мандатов.
       Таким образом, итальянка Соня Ганди показала, что "Индийский национальный конгресс" вернулся из политического небытия и готов взять власть в стране, которой правил 45 лет.
       
ФОТО: AP
В ходе последней кампании Конгресс Ганди использовал один из самых мощных предвыборных ресурсов в Индии — кинематографический (слева — индийская кинозвезда Говинда)
Лидер поневоле
       Вторая, индийская половина жизни Сони Маино началась более 35 лет назад, когда в 1968 году дочь строительного подрядчика из итальянского городка Орбассано вышла замуж за представителя славной индийской династии Неру--Ганди Раджива Ганди (Соня и Раджив познакомились в Англии во время учебы в Кембридже). Если бы красавице-католичке, мало что знавшей о далекой Индии с ее причудливыми богами и экзотическими лидерами, тогда сказали, что она станет одной из ключевых фигур индийской политики, Соня, наверное, ни за что бы не поверила. Такое нельзя было себе представить, даже обладая очень богатым воображением. Собственно говоря, о карьере политика изначально не помышлял и ее муж Раджив, который штурвалу государства предпочитал штурвал самолета — он был высококлассным профессиональным пилотом. У дочери первого индийского премьера Джавахарлала Неру Индиры Ганди, в 70-е годы возглавившей правящую партию "Индийский национальный конгресс", был еще один сын — Санджай. В отличие от Раджива его старший брат имел политические амбиции, и именно в Санджае видели продолжателя династии Неру--Ганди.
ФОТО: AP
 Индийский премьер Атал Бихари Ваджпаи до последнего момента не верил, что Соня Ганди может составить ему серьезную конкуренцию
Но за считанные годы при драматических обстоятельствах ситуация резко изменилась. В 1984 году от рук охранников-сикхов погибает Индира Ганди, и выясняется, что заменить ее вроде бы некому. К этому времени Санджая уже нет в живых — в 1980 году он разбился, летая на тренировочном самолете. Раджив — единственный оставшийся в живых представитель династии, и у него нет выбора — летчику приходится срочно переквалифицироваться в лидеры ИНК и премьеры. Наверное, вынужденный приход в политику был для Раджива чем-то вроде осуществления аварийной посадки, которая прошла благополучно. Но в 1991 году от рук тамильских террористов погибает и он. Казалось, что теперь продолжить династию Неру--Ганди уж точно некому. Из тех, кто принадлежал к большой семье, в живых остаются лишь две вдовы — жена Санджая Манека и жена Раджива Соня. Теперь уже не Соня Маино, а Соня Ганди, у которой от Раджива остались сын и дочь — Рахул и Приянка.
       К этому моменту Соня уже успела адаптироваться к индийской жизни. Как и ее свекровь, она носит сари приглушенных тонов. У Сони такая же осанка, как у Индиры. Но на этом сходство между двумя женщинами заканчивается. В отличие от Индиры, для которой политическая борьба была главной, всепоглощающей страстью, Соня не приемлет мир индийской политики, в ее представлении неизбежно связанный с насилием (напомним, помимо Индиры и Раджива насильственной смертью от рук индусского фанатика умер и лидер национально-освободительного движения Индии Махатма Ганди, к династии Неру--Ганди отношения не имевший).
       Позднее Соня призналась, что в свое время "с яростью тигрицы" отражала все попытки вовлечь Раджива в политику, боясь его потерять. А когда не уберегла, еще больше укрепилась в мысли, что от индийской политики нужно держаться подальше. На несколько лет Соня уединяется и начинает вести жизнь тихой домохозяйки, не дает интервью и крайне редко появляется на публике. Впрочем, индийские власти по-прежнему причисляют ее к высшей категории охраняемых лиц. Соню фактически приравнивают к президенту, премьеру и членам кабинета, безопасность которых обеспечивает элитарное подразделение из специальной группы защиты.
 С подачи Сони Ганди лук на время стал главным компонентом индийской политической кухни (на фото — обложка индийского аналитического еженедельника "Аутлук")
Между тем для ИНК настают трудные времена. Ближайший соратник Индиры и ветеран ИНК Нарасимха Рао, на какое-то время сумевший прикрыть амбразуру в партии и ставший премьером, сходит с дистанции. В партии, лишенной ярких лидеров, зреет глубокий кризис. Конгрессистов все сильнее теснят индусские националисты, объединенные в "Бхаратия джаната парти". А политический брэнд "Ганди" тем временем лежит на земле, и его некому поднять. В какой-то момент о желании придти в большую политику заявляет Манека Ганди. Но у нее ничего не получается: у Манеки скандальный характер и нет качеств лидера, а самого по себе брэнда "Ганди" недостаточно. В итоге она довольствуется ролью индийской Брижит Бардо — охраняет природу и отстаивает права индийских обезьян.
       А права индийских граждан между тем берется отстаивать Соня Ганди. После семилетней паузы она понимает, что, как и у покойного мужа, выбора у нее нет. За многие годы итальянка свыкается с настойчиво внушаемой мыслью, что политика — это и ее карма и она не имеет права дать тихо умереть одной из самых известных политических династий мира. В 1998 году Соня соглашается стать президентом ИНК. На этом посту она сменяет безликого партийного функционера Ситарама Кесри и начинает медленно, шаг за шагом восстанавливать партию. С этого момента для ИНК и индийский политики в целом начинается новая эпоха — эпоха Сони Ганди.
       
Луковая кампания
       Ее первые годы в политике запомнились как яркими локальными победами, так и неудачами, а то и провалами. Не пытаясь подражать Индире, Соня Ганди стала вырабатывать свой стиль, в котором немалая роль отводилась броскому политическому жесту. Наилучшим примером стала нашумевшая история с луком. Вскоре после поражения ИНК на выборах 1999 года Соня, к неописуемому восторгу соратников, сумела заставить победителей из БДП пережить настоящее унижение. Через несколько месяцев после голосования в стране резко подскочили цены на продукты, особенно на лук. А без лука невозможно приготовить практически ни одно из сотен блюд индийской кухни.
ФОТО: AP
Соня уже подготовила достойных продолжателей династии Ганди — сына Рахула
В этот момент Соня Ганди нашла нетрадиционный способ популярно объяснить простому индийцу, что БДП не умеет управлять страной, а заодно и показать себя стране и всему миру в новой роли. Конгрессисты украсили себя луковыми гирляндами, стали демонстративно раздавать на улицах лук прохожим, а на митингах запускали в небо гигантские воздушные шары в виде луковиц. Они с сарказмом говорили о том, что правительство гордится проводимыми им ядерными испытаниями, но не может обеспечить страну элементарными продуктами. Накануне местных выборов в четырех штатах торжествующая Соня появилась на публике, держа на ладони луковицу — зримую метафору некомпетентности БДП.
       Исход луковой кампании превзошел все ожидания. Под руководством Сони Ганди ИНК взял реванш в трех из четырех ключевых штатов, где тогда проводились выборы: Дели, Раджастхане и Мадхья-Прадеше. Впоследствии число штатов, где у власти находятся конгрессисты, увеличилось с трех до 15.
ФОТО: AP
Но были у Сони и оглушительные провалы. Однажды она произнесла фразу, которая стоила ей очень дорого и которую вспоминают до сих пор. Говоря о своей партии, она заявила: "У нас 272 мандата, и мы рассчитываем иметь больше". Это был чудовищный, непростительный ляп! Если бы у ИНК в самом деле было 272 мандата, у него было бы большинство в 455-местном индийском парламенте. Это была не просто оговорка — Соня Ганди выдала себя с головой, показав незнание элементарных вещей об устройстве парламента. Оппоненты не преминули этим воспользоваться, сполна отомстив ей за лук.
       Впрочем, главной проблемой Сони Ганди были не какие-то неловкости, которых с годами становилось все меньше. Главной проблемой было и остается ее итальянское происхождение. Все последние годы Индия задает себе мучительный вопрос: "Имеет ли итальянка право управлять индийской державой?"
       Суть этих сомнений, пожалуй, лучше всего выразил один из лидеров "Бхаратия джаната парти" Дж. П. Матхур: "Соня в качестве премьера может представлять угрозу для безопасности страны. Она будет разрываться между Италией, где родилась, и Индией, ставшей для нее второй родиной. Если бы она, как бывшая иностранка, претендовала на любую другую должность, мы бы не стали против этого возражать. Но ведь премьер — это человек, в руках которого находится судьба нации. Другие страны могут оказать на Соню давление, которое она не выдержит". На митингах БДП партийные активисты ходили с плакатами, взывающими к национальной гордости индийцев: "В мире будут над нами смеяться", "Про нас скажут: 'Это ущербная нация, которая не может найти одного достойного лидера из целого миллиарда'". Ненависть к Соне Ганди среди определенной части общества дошла до того, что в интернете появились порносайты, на которых итальянскую красавицу при помощи компьютерной графики изображали в непристойном виде.
       Как показывают исследования общественного мнения, по вопросу о том, может ли Соня Ганди стать премьер-министром, нация раскололась. Опрос социологической службы MDRA, на который ссылается индийский политический еженедельник Outlook, показывает, что 61% городского населения не видит в итальянском происхождении Сони никаких проблем. То есть индийский средний класс, составляющий примерно треть населения страны, можно считать ее потенциальным союзником.
       
ФОТО: AFP
  Во время своего последнего визита в Индию в 2002 году Владимир Путин счел необходимым засвидетельствовать почтение лидеру оппозиции
Возрождение династии
       Последние выборы были примечательны тем, что в кампании помимо самой 58-летней Сони Ганди приняли активное участие ее дети — 32-летняя дочь Приянка и 34-летний сын Рахул. В последние годы под чутким руководством Сони они прошли свои политические университеты в молодежном крыле ИНК. В ходе последних выборов Рахул баллотировался по партийному списку в штате Уттар-Прадеш, принадлежащем к "коровьему поясу" индийской глубинки и традиционно считающемся оплотом индуистских националистов, и выступил весьма успешно.
       Таким образом, Соня Ганди раскрыла свои козыри, которыми она может побить оппонентов, эксплуатирующих тему понаехавших тут иностранцев. Вы хотели натуральных индийцев — они перед вами: Рахул и Приянка. И Соня Ганди может со временем отойти в сторону, предоставив карт-бланш детям. Такой сценарий выглядит вполне реальным, особенно с учетом того обстоятельства, что нынешний индийский премьер Атал Бихари Ваджпаи и его ближайший соратник Лал Кришна Адвани, на которых во многом держится авторитет БДП,— люди преклонного возраста, обоим под 80. Эти выборы для них в любом случае последние. А когорты новых лидеров, подобных Приянке и Рахулу, у БДП нет. Спасая от исчезновения одну из старейших политических династий мира, иностранка Соня Ганди начала процесс ее возвращения, который уже не остановить.
СЕРГЕЙ СТРОКАНЬ

Комментарии
Профиль пользователя