Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

«Мы вместе с "Талибаном" должны установить мир и подготовиться к выводу иностранных войск»

Глава Высшего совета по национальному примирению Афганистана о конференции в Москве и перспективах урегулирования

от

Афганистан с опасением ждет 1 мая — даты, до которой иностранные войска должны покинуть страну согласно договоренностям США и талибов. Однако, судя по действиям Вашингтона и его союзников, этого не произойдет. Вместо этого новая американская администрация планирует провести встречу в Стамбуле, на которой должно быть заключено новое соглашение, но перед ней она приняла участие в московской встрече в формате «расширенной тройки» (Россия, США, Китай плюс Пакистан). Глава Высшего совета по национальному примирению Афганистана Абдулла Абдулла, также побывавший на встрече в Москве, рассказал корреспонденту “Ъ” Кириллу Кривошееву о том, как в Кабуле оценивают российские и американские усилия по урегулированию и насколько реализуемо предложение «ускорить переговоры».


— Давайте начнем с конференции, которая прошла в Москве. Вы сказали, что заявление по ее итогам было «всеобъемлющим». Но в нем говорилось, что «расширенная тройка» не поддержит восстановление Исламского Эмирата в Афганистане. Думаете, что «Талибан» (движение запрещено в РФ) согласится с этим?

— «Талибан» может ответить сам, я не могу судить за них (позднее “Ъ” задал тот же вопрос представителю талибов). Почему эти страны (Россия, США, Китай и Пакистан) сказали, что Исламский Эмират, возвращение в те дни (1996–2001 годы, когда контроль над большей частью Афганистана осуществляли талибы), невозможен? В Афганистане многое изменилось. Есть много высокообразованных людей в системе, много партий, повысилась роль женщин в обществе, повысилась роль молодежи. В те годы Исламский Эмират контролировали террористические группы, такие как «Аль-Каида» (запрещена в РФ.— “Ъ”). Сейчас другие условия, и мир не позволит этому случиться снова.

— Но верите ли вы, что «Талибан» согласится разделить власть с правительством?

— Они должны быть частью переговоров. Здесь (в Москве.— “Ъ”) у нас не было переговоров, мы просто встречались с ними. Что касается идеи разделения власти. Если мы продвинемся с этого уровня на другой и разделение власти будет необходимым, мы открыты этому. Согласится ли «Талибан»? Они пока не ответили, у нас еще не было переговоров на этот счет.

— Каково ваше мнение об американском плане по афганскому урегулированию, который в прессе назвали «полетом на Луну» («Moonshot» — имеется в виду, что план столь же амбициозный и даже авантюрный.— “Ъ”).

— Что касается планов, посвященных построению мира в Афганистане, я не так много знаю о них, у меня нет текста. Поэтому, честно говоря, не могу это комментировать.

— Вы его не читали?

— Нет, не читал. «Полет на Луну»? Какой «полет на Луну»?

— В нем говорится, что буквально в течение нескольких месяцев должны быть проведены досрочные выборы, подготовлена новая Конституция…

— А, теперь понял, это его назвали «полетом на Луну» — сначала не понимал, о чем вы. Да, американцы отправили нам этот документ. Его же отправили «Талибану». В нем три главных элемента. Первый — установка, как Афганистан будет выглядеть. Там ссылаются на определенные базовые установки: выборы, права человека, права женщин и тому подобное. Второй — про разделение власти, переходный период. И третий — про перемирие. Мы как Исламская Республика Афганистан дали им (американцам.— “Ъ”) ответ на это несколько дней назад. Посол Халилзад (спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад.— “Ъ”) был в Кабуле на прошлой неделе, и мы встречались лично, так как я возглавляю Высший совет по национальному примирению. На этой встрече мы сказали: «Смотрите, что касается установки, "Афганистана будущего", где уже достигнуто окончательное решение, [той части, где] есть ссылки на выборы, представленность (всех политических сил.— “Ъ”), инклюзивность,— это все хорошие вещи».

А вот в части, посвященной транзиту власти, мы выразили мнение, что даже если это трудно, то все равно может получиться. Главная идея — это разделение власти на переходный период. Мы сказали, что не против этого. Мы готовы обсуждать это с «Талибаном».



И есть еще одна часть — про перемирие. Мы ответили на этот документ, но это не конкретный план — это представленные идеи для обеих сторон. Они могут обсуждаться — там есть сильные и слабые пункты. Насколько я знаю, «Талибан» пока на него не ответил.

— Есть мнение, что, если не отвечают, значит, согласны.

— Мы должны услышать это на переговорах.

— Московская конференция проводилась накануне следующей — стамбульской. На ваш взгляд, какая встреча будет более весомой?

— Думаю, каждая окажет свое влияние.

— Но стамбульская встреча должна пройти под эгидой ООН, и это может сделать ее и более репрезентативной, и более влиятельной.

— Эта (встреча в Москве.— “Ъ”) тоже была важной инициативой «расширенной тройки». Она не замышлялась как переговоры между двумя сторонами. И мы как представители Исламской Республики Афганистан, и афганские политики, и «Талибан» были приглашены как гости «тройки». Однако это все же дало возможность встретиться двум сторонам. Мы сели вместе и решили, что должны найти пути ускорить процесс, чтобы лучше использовать наши возможности. А вот в следующий раз нас приглашают именно на переговоры двух сторон.

— То есть в Стамбуле, как вы ожидаете, будут переговоры?

— Да, думаю, там мы сможем дополнить то, что происходило здесь и в Дохе. Здесь у нас не было переговоров, но все равно была возможность собраться вместе и поделиться некоторыми идеями с талибами. Я пришел (на интервью.— “Ъ”) именно с этой встречи.

— Прямо этим утром (19 марта)?

— Да.

Гульбеддин Хекматияр (глава Исламской партии Афганистана, который также присутствовал на встрече «тройки») говорил, что афганские делегации встретятся вместе. Это то, о чем вы говорите?

— Нет, господина Хекматияра там не было, у нашей делегации была отдельная встреча с «Талибаном».

Вы выступали как глава делегации из Кабула?

— Я, бывший президент Карзай, Халили (Карим Халили, вице-президент при администрации Хамида Карзая.— “Ъ”), мы все. Это не было формальными переговорами. Мы сказали: раз мы все здесь, то почему не встретиться? Потому что «Талибан» уже уезжает в Доху.

— А как вы разделяете полномочия с переговорной командой (которая участвует в переговорах в Дохе)?

— Это все одна структура. Есть Высший совет по национальному примирению, переговорная команда и Министерство мира.

— То есть вы работаете вместе?

— Абсолютно.

— И что же «Талибан» сказал вам утром? Чего они ожидают? Когда они приезжали прошлый раз, то говорили, что, если США и НАТО не выведут войска до 1 мая, они начнут наступление.

— Посмотрим. Надеюсь, они услышали послание от всех, что военного решения нет. Верно же? Все говорили о перемирии, все говорили о необходимости покончить с насилием. И общее заявление было всеобъемлющим и устремленным вперед. Они же видели это, правда?

— Конечно, видели. Поэтому я и обратил внимание на пункты об Исламском Эмирате и инклюзивном правительстве. Это очень напряженные моменты.

— Потому что это (отказ от идеи восстановления Исламского Эмирата.— “Ъ”) — часть резолюции Совбеза ООН.

— Но «Талибан» не привык быть частью этих процессов.

— «Талибан» должен понять, что если они против общего заявления, то весь мир думает иначе.



— А рады ли вы тому, что, как уже стало очевидным, полного вывода иностранных войск до 1 мая не случится? Хорошая ли это новость?

— Это зависит от того, будет ли прогресс. Лично я думаю, что мы вместе с «Талибаном» должны установить мир и подготовиться к выводу иностранных войск. Я имею в виду, что установление мира поможет этому. Но это часть соглашения между «Талибаном» и Соединенными Штатами. США сейчас изучают, выполнил ли «Талибан» условия, необходимые для вывода. В США пока решают этот вопрос. Но в любом случае в мирном Афганистане нам не будут нужны иностранные войска. Зачем они нужны в стране, где нет террористической активности и царит мир?

— Хорошо, если это не произойдет до 1 мая, когда в таком случае это может случиться?

— В соглашении (подписанном в Дохе 29 февраля 2020 года.— “Ъ”) не обещан вывод войск без всяких условий. Оно заключено между США и «Талибаном». Они могут спорить: кто рад, кто не рад. Но частью этого соглашения было добиться прогресса, организовать переговоры. И надеюсь, что заявление «расширенной тройки» поможет «Талибану» осознать, что не стоит просто ждать вывода американских войск — надо что-то делать.

— Эксперты говорят, что новая администрация США во главе с Джо Байденом очень строга к Кабулу, что они просто диктуют свои правила. Это правда?

— Они делают акценты на некоторых пунктах, если вы это имеете в виду…

— Письмо Блинкена (послание госсекретаря США Энтони Блинкена президенту Афганистана Ашрафу Гани, в котором он настаивает на необходимости срочного продвижения в переговорах).

— Письмо Блинкена подчеркивает необходимость внутреннего, национального консенсуса, что важно. Оно подчеркивает инициативы регионального сотрудничества. Оно требует найти способы ускорить процесс за счет встреч на высшем уровне. Ни для кого на свете мир в Афганистане не выглядит более срочным вопросом, чем для самих афганцев. И тон письма подчеркивает эту срочность. Тем временем Соединенные Штаты продолжают сотрудничать с правительством, поддерживать Афганистан. Отношение к ситуации несколько иное, потому что пришла новая администрация. Некоторые люди критикуют тон письма. Но сотрудничество продолжается.

— Сергей Лавров (глава МИД РФ.— “Ъ”) на конференции заявил, что террористы «окапываются» на севере Афганистана, представляя угрозу для бывших советских республик и России. Вы знаете северные провинции Афганистана очень хорошо, как вы можете это прокомментировать?

— Да, война продолжается, и деятельность террористических групп наблюдается, как и раньше, в 1990-е. «Исламское государство» (ИГ; запрещено в РФ.— “Ъ”) также укрепилось в некоторых провинциях Афганистана. И, как говорилось на вчерашней конференции, именно поэтому мы должны добиться мира, ведь именно в условиях мира правительство, это или будущее, сможет решить проблему. Сейчас война идет по всей стране, и ИГ пользуется этим.

— Но верно ли, что именно на севере сейчас идут какие-то процессы, которые несут дополнительную угрозу?

— Страна едина, и если где-то действуют террористические группы, то это проблема для всей страны. Это вызов для нас.



— «Талибан» тоже обращал внимание на активность «Исламского государства». Готовы ли вы поверить, что правительство будет вместе с «Талибаном» воевать против него?

— Между «Талибаном» и ИГ периодически бывают столкновения. Также бывают столкновения между нашими войсками и ИГ, международные войска тоже участвуют в боях против них. Поэтому в случае мира между нами и «Талибаном» будет намного проще решать проблему с ИГ. Сейчас все силы воюют друг против друга, и ИГ получает преимущество.

Комментарии
Профиль пользователя