Как мы называемся?

В России появился толковый словарь благотворительности

Попытки создать словарь благотворительных терминов предпринимались неоднократно, но встречались скептически: если что-то непонятно, всегда можно посмотреть в Википедии. Википедия знает все обо всем, но неточно. Поэтому специалисты филфака Уральского федерального университета (УрФУ) по инициативе благотворительного фонда «Умная среда» и при поддержке Фонда президентских грантов решили создать авторитетный справочник, отражающий все разнообразие современной лексики в сфере благотворительности. Зачем нужен такой словарь и как его оценивают представители НКО, недавно обсуждалось на площадке центра «Благосфера».

В благотворительности огромную роль играет доверие. Но чтобы доверять, как заметил еще средневековый философ Пьер Абеляр, нужно понимать. Мы много говорим об открытости НКО, о правилах отчетности, об административных расходах, однако не менее серьезной проблемой стал сам язык благотворительности. Профессионалы сектора выработали собственную лексику, но жертвователям она не всегда понятна. А непонятное кажется странным и подозрительным. «Донат» — это пончик с начинкой или пожертвование? «Донор» — тот, кто сдает кровь, или любой жертвователь? «Благотворитель» — тот, кто жертвует деньги, или сотрудник благотворительного фонда? А чем отличаются благотворительность, меценатство и спонсорство?

Первый официальный глоссарий российской благотворительности разрабатывался под руководством декана филфака УрФУ доктора филологических наук Анны Плотниковой. Создатели словаря анализировали данные Национального корпуса русского языка, статьи в СМИ и публикации на сайтах крупнейших фондов и НКО, употребление терминов в законодательных актах.

— Появление в любой сфере своего тезауруса, языка профессиональной деятельности,— это свидетельство профессионализации сектора. Словарь — своего рода договоренность участников рынка о том, как обозначать те или иные явления, это насущная необходимость,— считает Алексей Глазырин, соучредитель БФ «Умная среда».

Самая оживленная дискуссия развернулась вокруг включения в словарь заимствованных слов и жаргонизмов.

Марина Шамара, президент фонда «Анастасия», сетовала: неужели в русском языке нет слов, которые могли бы определить новые понятия? Приходится признать, что нет, особенно когда термин из бизнеса, например, «эндаумент» или «импакт-инвестиции».

Алексей Глазырин напомнил, что основные слова и понятия, связанные с благотворительностью, в России возникли в XIX веке, после 1917 года эти слова исчезают из употребления и вдруг снова появляются во время Второй мировой войны. На сегодняшний день многие из них звучат архаично. «Филантроп», «богадельня», «десятина» — молодым людям они так же непонятны, как старшему поколению термин «лейка» — программа для управления пожертвованиями, а не сосуд для полива растений.

Мария Черток, директор Благотворительного фонда развития филантропии «КАФ», отмечает:

— Использование архаичных слов делает саму деятельность архаичной в глазах аудитории. А мы хотим быть современными.

По прогнозам создателей, словарь просуществует в неизменном виде около десяти лет, а потом нужно будет выпускать дополненное издание.

Оксана Пашина, корреспондент Русфонда

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...