Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

История получила предложение

Как Владимир Путин вызвал на дуэль Джозефа Байдена

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

18 марта на встрече с общественностью Крыма президент России Владимир Путин ответил президенту США Джо Байдену, который назвал российского президента убийцей. Причем сделал он это, обращает внимание специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, сначала в простой, а затем в сложной форме. И не выговорился. А вызвал коллегу на дуэль.


Полуостров Крым широко празднует семилетие воссоединения Крыма с Россией. Владимир Путин рядом — в своем кабинете в Кремле, а мысленно и вовсе вместе.

Обычно он этот день обязательно в Крыму, но теперь, чтобы быть плечом к плечу, локоть об локоть с народом, надо сделать прививку — и не только Владимиру Путину, а прежде всего народу.

Но по видео-конференц-связи получилось во всех отношениях экономнее (то есть Владимир Путин сэкономил даже на эмоциях).

Отец Александр Якушечкин напомнил президенту, что сегодня еще один праздник — День памяти обретения мощей святителя Луки, «врача-хирурга, богослова, архипастыря, лауреата Сталинской премии, который сделал многое, чтобы соединить науку и религию». Лауреат Сталинской премии удостоился не так давно, как известно, и путинской — «была учреждена новая государственная награда — медаль святителя Луки», и это, по словам Александра Якушечкина, является «свидетельством того, что наше Отечество развивается в правильном направлении: мы собираем свои традиции, изучаем свою драматическую историю и все вместе, взявшись за руки,— и священники, и миряне, и представители всех конфессий и национальностей,— вместе идем в завтрашний день!».

В общем, главное, Лука был бы доволен нами. Точнее, тем, что жителям этой удивительно дружной страны лучше всего удавалось всегда выдавать желаемое за действительное.

В конце своего послания отец Александр попросил, чтобы священники могли навещать в лечебных учреждениях своих пасомых. И уточнил, что с соблюдением санитарно-эпидемиологических норм, конечно.

А лучше бы уточнил, кто такие «пасомые». Хотелось бы надеяться: те, кого пасут.

Владимир Путин поделился своими воспоминаниями о том, как проходит лицензирование лечебных учреждений:

— Вы знаете, сейчас я вспоминаю, когда в 2014 году руководители некоторых федеральных ведомств начали приезжать по моему поручению в Крым, в Севастополь, посещать санатории, посещать лечебные заведения, столкнулись вообще с какими-то для нас тогда, даже для нас!.. Потому что в России очень много проблем с медициной — это очевидная вещь, но даже для нас было много неожиданного! Заходили в санаторий, там люди должны жить, спрашивают руководителя этого учреждения: «А как же здесь люди жить будут? Полы проваливаются, здесь линолеум сверху, а дальше чуть ли не земля!» Ответ знаете какой был? «Да здесь в основном горняки, сюда шахтеры приезжают, они, извините за моветон, стакан с утра засадят, им все равно, они не обращают внимания. Мы привыкли».

И ведь какая горькая, мощная, сильная, исполинская правда была в словах этих! По крайней мере содержалась.

— Но так невозможно, в России так не должно быть, и в Крыму так быть не должно…— признал президент, подумал и добавил: — И в Севастополе.

А в Севастополе-то, казалось бы, чего?

Президент выслушал заместителя муфтия мусульман Крыма Айдера Исмаилова с благодарностью от крымских татар. Он даже помог ему: рассказал, за что татары должны быть особенно благодарны идее воссоединения Крыма с Россией — за статус крымско-татарского языка как государственного и за строительство мечети.

Но смыслообразующим, да нет — государствообразующим — стал ответ Владимира Путина на вопрос жительницы Крыма Полины Болбочан, которая сначала рассказала, что у них в Крыму проходит фестиваль:

— Владимир Владимирович, позвольте задать вам достаточно личный вопрос. Вчера президент Байден в своем интервью высказался достаточно резко, в том числе и лично в ваш адрес. Что бы вы ему ответили?

Стоит напомнить (то есть Владимиру-то Путину теперь уже никогда не надо будет напоминать об этом, а так — и может, кто и правда забыл, а кто и не знал; есть и такое, кто никогда и не узнает), что президент США назвал российского коллегу убийцей.

— С чего начать? — переспросил президент России, без сомнения, готовый к ответу задолго до того, как прозвучал вопрос.— С вашего фестиваля или с Байдена? Давайте начнем с фестиваля…

Да тут уж разницы не было, с чего начинать… Начали с фестиваля.

— Теперь что касается заявления моего американского коллеги,— кивнул Владимир Путин, закончив про фестиваль.— Мы действительно, как он сказал, с ним лично знакомы. И что бы я ему ответил? Я бы сказал ему: «Будьте здоровы!» Я желаю ему здоровья. Говорю это без иронии, без шуток.

На этом стоило остановиться. Ответ ведь содержал по крайней мере пару смыслов. Если господин Байден считал коллегу убийцей, то после таких возмутительных слов американскому президенту и правда стоило озаботиться сохранением своего здоровья, которого ему вроде бы бесстрастно и пожелал президент России.

Другой смысл состоял, очевидно, в том, что человек в здравом уме такое сказать не мог и что ему стоит позаботиться о своем здоровье, то есть лечиться надо.

Но Владимир Путин не остановился и пошире осветил проблему.

— В истории каждого народа, каждого государства много очень тяжелых, драматических и кровавых событий,— не спеша рассказал он.— Но, когда мы оцениваем других людей или когда оцениваем даже другие государства, другие народы, мы всегда смотримся как будто в зеркало, мы всегда там видим себя, потому что перекладываем на другого человека то, чем мы сами дышим, чем мы являемся по сути.

То есть, говоря «убийца», Джо Байден должен был смотреть словно бы на Владимира Путина, а видеть себя.

— Знаете, я вспоминаю, в детстве мы во дворе, когда спорили друг с другом, говорили так: кто как обзывается, тот так и называется.

И это неслучайно, это не просто детская поговорочка и шутка. Смысл очень глубокий психологический в этом! Мы всегда в другом человеке видим свои собственные качества и думаем, что он такой же, как и мы, и из этого исходя оцениваем его действия и даем оценку вообще.

Позже эту поговорку в американских СМИ стали переводить как «рыбак рыбака видит издалека». Но на самом деле у нее было гораздо более уничижительный смысл. А не высокопарный с оттенком даже романтичности, какая всегда присутствует в идее рыбной ловли.

Обратился президент России и к дружественному народу США:

— Что касается американского истеблишмента, руководящего, правящего класса — не американского народа в целом, там, главным образом, очень много честных, порядочных, душевных людей, которые хотят жить с нами в мире и дружбе, мы знаем об этом, и дорожим этим, и будем на них опираться в будущем… То его сознание складывалось в известных и довольно непростых условиях! Ведь освоение европейцами Американского континента было связано с истреблением местного населения, с геноцидом, как сегодня говорят, прямым геноцидом индейских племен. Затем последовал очень жесткий, большой, тяжелый период рабства, рабовладения, очень жестокий. Все это идет по истории, до сегодняшнего дня сопровождая жизнь Соединенных Штатов. Иначе откуда взялось бы движение Black Lives Matter — «Жизни черных имеют значение»? До сих пор афроамериканцы сталкиваются с несправедливостью и истреблением!

Не удержавшись, и американскому народу Владимир Путин дал понять, кто он такой, этот народ, из какого ада вышел, в каком аду живет и в какой ад, очевидно, будет направлен чьей-то твердой рукой.

А уж американской верхушке по определению не могло не прилететь. И вот каким было это определение:

— Руководствуясь такими соображениями, правящий класс Соединенных Штатов решает и внутриполитические, и внешнеполитические проблемы. Ведь Соединенные Штаты — единственная страна в мире, которая применила ядерное, атомное оружие, причем против неядерного государства — против Японии, Хиросимы и Нагасаки, в конце Второй мировой войны. Никакого, абсолютно никакого военного смысла в этом не было! — воскликнул Владимир Путин.— Это было прямое истребление гражданского населения! Почему я об этом говорю? Потому что знаю, что Соединенные Штаты, руководство в Соединенных Штатах в целом настроено иметь с нами определенные отношения, но по тем вопросам, которые представляют интерес для самих Соединенных Штатов и на их условиях. Хоть они и думают, что мы такие же, как и они, но мы другие люди, у нас другой генетический и культурно-нравственный код, но мы умеем отстаивать свои собственные интересы. И мы будем с ними работать, но в тех областях, в которых мы сами заинтересованы, и на тех условиях, которые мы считаем выгодными для себя. И им придется с этим считаться. Им придется с этим считаться, несмотря на все попытки остановить наше развитие, несмотря на санкции, оскорбления, им придется с этим считаться!

То есть это оказался край. Точка. Кипения, бифуркации или просто точка. Этого господин Путин уж не простит. А ведь сколько терпел. Начиная с истории с Эдвардом Сноуденом.

И с аэродрома подскока в Ульяновске американские летчики больше не подскочат.

И полетят ли они в космос на наших ракетах? Да спустятся ли на них на Землю те из них, кто уже там, на МКС?

Возможно, господин Байден и сам очень удивится сейчас, что он это накануне сказал в каком-то интервью. И может, не вспомнит, что оно у него было. Но поздно. История зависит от слов, и даже несказанных. А вчера они были сказаны. И приняты, как оказалось и как вообще-то можно было предположить, слишком близко к сердцу.

Владимир Путин еще поговорил с крымской общественностью о новой набережной в городе Саки и о других милых сердцу крымчан частностях, прежде чем президент России приехал в Лужники, где все было в плакатах «Вместе мы — сила!» и «Семь лет Крым — дома!» (У кого, хотелось переспросить…).

— Это еще и праздник для всей нашей огромной страны, именно огромной, потому что Россия остается самой большой по территории страной в мире,— произнес президент, стоя на сцене в аляске и в джинсах.

Имелось в виду, что за семь лет страна стала еще огромней.

Не только для американцев, но и для своих Владимир Путин рассказал теперь, кто они, русские, и зачем они (просто для сравнения):

— С древнейших времен наши предки осваивали эту территорию. В Х веке ее значительная часть просто вошла в состав Древнерусского государства. Здесь, на этом месте, в Корсуни, в Херсоне (Владимир Путин словно перенесся сейчас мыслями, душой, да и, не исключено, телом, под Севастополь.— А. К.) принял крещение князь Владимир и его дружина. Это значит, что именно здесь находится сакральное место, центр формирования нашего духовного единства, которое в конечном итоге легло в основу формирования русской нации и единого централизованного российского государства.

И оно, если что, наше.

— Это чрезвычайно важное место для нашего сердца, для души и веры,— продолжал он.— Но это не все. Позднее, в XVII—XVIII веках, в XIX веке эти земли полностью вернулись законному владельцу — Российской империи. А в 1853–1856 годах в результате нашествия иностранных полчищ на нашу страну, в 1941–1945 годах в результате нападения со стороны гитлеровской Германии каждая пядь этой земли оказалась обильно полита кровью русского, российского, советского солдата. Конечно, это святая земля для нас, для России.

Владимир Путин словно походя упомянул о главной проблеме:

— В 20-е годы прошлого века большевики, формируя Советский Союз, по каким-то причинам, непонятным до сих пор, передали значительные территории, геополитические пространства в адрес квазигосударственных образований. А потом, развалившись сами, развалив свою партию изнутри, развалив Советский Союз, привели к тому, что Россия утратила колоссальные территории и геополитические пространства.

Это, с чем он, Владимир Путин, до сих пор не может смириться, но уже не сможет поправить. С Крымом поправил, а с этим нет.

— Но хочу сказать, что мы готовы жить в новых геополитических условиях. Более того, мы рассматриваем наших соседей не просто как соседей, близких по географии, мы рассматриваем народы этих стран как братские народы, готовы подставить им плечо и локоть, для того чтобы обеспечить развитие, двигаться дальше вместе, идти вперед, используя наши конкурентные возможности, а их достаточно.

И тут он сказал то, чего еще никогда не говорил:

— Но мы никогда не согласимся только с одним: чтобы кто-то позволил себе использовать щедрые подарки России для нанесения ущерба самой Российской Федерации! Надеюсь, это будет услышано.

Услышано.

— И результат референдума 2014 года — еще не только возвращение исторической справедливости, восстановление исторической справедливости,— продолжил президент.— Он еще заключается в том, что мы еще раз ясно продемонстрировали сами себе и всему миру, что наш народ имеет такую возможность и способность — объединяться вокруг интересов Родины.

В данном случае — вокруг Крыма. В нем состоял в 2014 году интерес. В следующий раз интерес будет состоять в чем-то другом. И мы объединимся.

Президент словно предупреждал сейчас о чем-то очень конкретном. О том, что может случиться в ближайшее время.

— И поэтому я знаю, конечно, аудиторию,— крикнул Владимир Путин, обращаясь к зрителям,— в которой нахожусь, знаю ответ на вопрос, который сейчас хотел бы задать, но не могу отказать себе в удовольствии задать этот вопрос, а вам не могу отказать в удовольствии ответить на него утвердительно! Пожалуйста, вдохните как следует и ответьте: мы любим Россию?

За годы он усвоил, конечно, законы стадионных митингов.

— Да! — ответили ему.

Надо же было, правда, такому случиться, что камера выхватила именно в этот момент двух немного растерянно молчащих девушек. Но зато симпатичных.

— Вот именно эта любовь к Родине,— крикнул президент,— которая находится в крови, в характере, в генах нашего народа, делает нас сильными, объединяет вокруг общих задач! Мы многое сделали, но многое еще предстоит сделать в России в целом и по развитию Крыма и Севастополя. Мы это понимаем. Но мы сделаем это, потому что мы единая, большая, мощная сила. Потому что мы вместе!

Я считаю, что название главного проекта «Общероссийского народного фронта» прозвучало сейчас не случайно.

Владимир Путин сошел со сцены. Казалось, это и есть финиш непростого дня, причем фотофиниш: его снимали тысячи камер в телефонах.

— Вот это да! — надрывался у микрофона ведущий Дмитрий Губерниев, делая этот микрофон бессмысленной безделицей, потому что без него было бы только лучше слышно.— Вот это да! Нас слышит весь мир!

Все-таки не стоило обольщаться: на самом деле весь мир услышит то, что господин Путин сказал через полминуты у этой же сцены. К нему подвели корреспондента ВГТРК Павла Зарубина с миролюбивой на первый взгляд миссией:

— После таких формулировок с Байденом в ваш адрес вы готовы с ним (Джо Байденом.— А. К.) работать?

— Ну я уже сказал, что мы даем всякие разные оценки, и сказал почему. Потому что, когда мы кого-то изучаем или мы думаем, что мы кого-то изучаем, у нас складывается впечатление, что мы смотрим на объект нашего изучения через лупу. Или как минимум через прозрачное стекло. На самом деле мы, как правило, смотримся в зеркало. Но чтобы не пикироваться так заочно… Мы должны продолжать отношения… И более того… Знаете, я сейчас подумал вот о чем. В прошлый раз инициатива телефонного разговора исходила от президента Байдена (то есть он попросил о разговоре с убийцей.— А. К.).

Я хочу предложить президенту Байдену продолжить наши дискуссии, но при условии, что мы это сделаем в прямом эфире фактически, онлайн, но безо всяких задержек, а прямо в открытой, прямой дискуссии.

Мне представляется, что это было бы интересно: и для народов России, и для народа Соединенных Штатов, да и для многих других стран, имея в виду, что на нас, как на самых крупных ядерных державах, лежит особая ответственность за стратегическую безопасность на планете. Мы могли бы поговорить и о двусторонних отношениях, и об этой стратегической стабильности, о решении региональных конфликтов, и о других проблемах, с которыми сталкивается сегодня человечество, имея в виду и проблему пандемии… Как известно, в Соединенных Штатах ситуация непростая, они далеки еще от решения этих вопросов… У нас движение более уверенное вперед… У нас есть о чем поговорить, чем поделиться… При условии, что будет прямой, честный разговор по сути в прямом эфире…

Владимир Путин добавил, что он «не хотел бы откладывать это в долгий ящик» и что на выходные хотел бы съездить в тайгу (побегать за оленями там, что ли, не все могут себе это позволить, понятно, но кто может — бегает…), так что или прямо завтра, или в понедельник (в субботу и воскресенье его не трогать, в эти дни он намерен кого-нибудь убить).

— Я прямо после нашего разговора дам соответствующее поручение Министерству иностранных дел…— констатировал Владимир Путин, для которого минусов в придуманной им истории нет.

Наконец-то Владимир Путин решил принять участие в каких-то дебатах.

Первый раз после Махатмы Ганди Владимир Путин нашел с кем поговорить.

Более того, это не что иное, как вызов на дуэль.

Один оскорбил. Другой кинул перчатку.

Осталось поднять. Сможет ли нагнуться? Захочет ли?

Эх, если бы поднял.

Все вокруг стало бы таким сказочно историческим.

Да только не поднимет.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя