Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Очень хорошие деньги

Как принципы ESG-инвестирования приживаются в России

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Принцип ответственного инвестирования, или устойчивого развития, ESG (Environmental, Social, Governance), начинает работать на российском рынке. В развитии этого вопроса активно участвуют не только заинтересованные компании и банки, но правительство и ЦБ. Участники рынка отмечают, что ESG постепенно перестает быть исключительно имиджевой характеристикой, а более жесткие подходы со стороны зарубежных регуляторов и инвесторов заставляют российских игроков предметно заниматься этой проблематикой. Однако тенденция пока только набирает обороты, и для ее укрепления необходимы стимулы со стороны государства.


Углерод, да не тот


Президент РФ Владимир Путин 3 марта по итогам совещания по банковскому сектору поручил правительству совместно с Банком России разработать «план мероприятий по снижению рисков возможного негативного влияния на российскую экономику и финансовые рынки из-за сокращения спроса со стороны участников глобального рынка капитала на активы с высокими климатическими рисками». Доклад нужно подготовить к 1 сентября. Климатические риски — это один из параметров, по которым оценивается ESG-инвестирование.

ESG — три параметра, по которым компании обеспечивают управление устойчивым развитием. Environmental (окружающая среда) затрагивает вопросы управления отходами, снижения вредных выбросов, обеспечения качества воды и воздуха и др. Social (социальная сфера) затрагивает вопросы безопасности труда, здоровья и благополучия сотрудников. Governance (корпоративное управление) отвечает за честные закупки, прозрачность, управление рисками.

В 2020 году на российском рынке пять рейтинговых агентств предлагали услуги по оценке соответствующих финансовых инструментов, включая облигации и кредиты. C февраля этого года Банк России начал набирать сотрудников в новое подразделение, которое будет заниматься вопросами устойчивого развития (см. “Ъ” от 25 февраля). Первый зампред ЦБ Сергей Швецов отметил необходимость «подтолкнуть финансовый рынок к учету среднесрочных и долгосрочных рисков ESG-тематики».

В широком смысле идея в том, что для сохранения и развития бизнеса на долгосрочную перспективу недостаточно учитывать исключительно интересы акционеров, указывает директор по устойчивому развитию Polymetal Дарья Гончарова. «Максимизация стоимости компании подразумевает учет интересов других заинтересованных сторон: потребителей, работников, местных сообществ, государственных органов, других инвесторов. Если они будут нарушены, это может поставить под удар как отдельные проекты, так и выживание самой компании»,— говорит она.

Компании ощущают все большее давление по вопросам ESG со стороны всех стейкхолдеров: инвесторов (многие фонды вводят соответствие требованиям ESG как критерий отбора при инвестициях), государств, экологических и других активистов, сотрудников, покупателей и клиентов, отмечает и младший партнер Bain & Company Елена Филатова. Если не учитывать эти требования, компании могут столкнуться с трудностями в привлечении финансирования, кадровыми проблемами и оттоком покупателей, подчеркивает она.

Одним из ярких примеров стало размещение в конце 2020 года социальных еврооблигаций РЖД. По сообщению РБК, гендиректор компании Олег Белозеров заявил, что получил «записку» от инвестфонда PIMCO (под управлением около $2 трлн), что тот не стал участвовать в размещении, так как более 50% грузооборота РЖД составляли «углеродные грузы». Кроме того, с 2023 года Европа собирается установить углеродный налог, который оценивается для российских предприятий в €2–6,5 млрд в год, по некоторым оценкам — до €50 млрд.

В таких условиях компании постепенно уходят от выполнения «необходимого минимума», так как сейчас этого недостаточно для соответствия ожиданиям инвесторов, замечает Елена Филатова. Эти проекты часто подразумевают инвестиции, однако, во-первых, они повышают общую эффективность, во-вторых, позволяют избежать штрафных санкций. Только в 2020 году несколько российских компаний получили крупные зеленые кредиты, или кредиты, привязанные к ESG-факторам. В частности, Polymetal получил зеленый кредит от банка Societe Generale на сумму $125 млн для финансирования проектов по переходу к устойчивой и низкоуглеродной экономике, а «Металлоинвест» внес изменения в условия синдицированного кредита на €200 млн, в котором процентная ставка привязана к ключевым показателям эффективности по устойчивому развитию.

Конечно, в технологических изменениях промышленные компании руководствуются экономической целесообразностью с поправкой на риски. Например, Polymetal постепенно переходит на технологию сухого складирования отходов производства (хвостов), которая существенно дороже традиционного возведения дамб, однако сводит к минимуму вероятность аварий, приводит пример Дарья Гончарова. «Северсталь» участвует в СП с «Роснано» и WindarRenovables по производству башен для ветроустановок в ответ на повышение спроса на зеленую энергетику и сокращение выбросов парниковых газов, рассказала старший менеджер по ESG металлургической компании Елена Короткова. Пока усиление ESG-результатов не гарантирует привлечения новых инвесторов, но позволяет удержать уже существующих, чьи потребности и критерии выбора портфеля все больше включают следование принципам устойчивого развития, добавляет госпожа Короткова.

С распространением ожиданий заинтересованных сторон и требований регуляторов ESG-практики стали активно внедряться банками. «Компании, анализирующие свои риски и возможности в области ESG-факторов, являются более конкурентоспособными в долгосрочной перспективе. Поэтому банкам выгодно повышать устойчивость собственных операций, чтобы соответствовать ожиданиям заинтересованных сторон, а также интегрировать учет ESG-факторов в кредитный процесс в рамках управления рисками и разработки новых услуг»,— поясняет руководитель группы по оказанию услуг в области устойчивого развития Deloitte Иван Кухнин. Но важно помнить, что для банков ESG-финансирование не благотворительность, а полноценные коммерческие продукты, подчеркивает первый зампред правления Росбанка Перизат Шайхина, с их помощью банки получают более качественных новых заемщиков, расширяют линейку продуктов для существующих клиентов, повышают собственные ESG-рейтинги.

Зеленый процент


Для публичных компаний ESG-факторы будут играть все большую роль в привлечении капитала, в том числе на более выгодных условиях. «Еще один-два года назад зеленая премия для заемщиков на международных долговых рынках не превышала 7–10 базисных пунктов, а сейчас может достигать 20 базисных пунктов и будет увеличиваться в будущем»,— считает руководитель управления по работе с крупными компаниями Райффайзенбанка Дмитрий Средин.

Развитие и стандартизация требований к инструментам и игрокам рынка привели к быстрому росту рынка ESG-облигаций в мире. Как отмечает первый вице-президент Газпромбанка Денис Шулаков, за последние шесть лет рыночный компонент ответственного финансирования вырос в 19 раз и превысил $1 трлн. По оценке Bank of America, в 2020 году 2,5 тыс. ESG-фондов привлекли $255 млрд. При этом 65% ESG-индексов показали прирост выше среднего за 2020 год.

Глобальные тренды не обошли стороной и российский финансовый рынок, хотя его результаты скромные. К настоящему времени объем выпуска таких облигаций достиг 125 млрд руб., но 100 млрд руб. пришлось на бумаги РЖД. Этот эмитент активен и на рынке ESG-евробондов. В 2020 году МКБ привлек привязанный к показателям ESG кредит на $20 млн от банка Landesbank Baden-Wuerttemberg, а в начале 2021 года социальные евробонды на $300 млн разместил Совкомбанк. На российском рынке обращаются паи пяти ESG-ПИФов с активами около 8 млрд руб. Свои планы в отношении зеленых облигаций уже обнародовали ВЭБ, Росбанк, РЖД, ГТЛК, а также правительство Москвы. Социальные облигации планирует выпустить МТС.

Стратегии, удовлетворяющие требованиям ответственного инвестирования, банки активно предлагают клиентам private banking. «По комментариям большинства наших рыночных контрагентов и партнеров, тематика социально ответственных инвестиций перестала быть частью понятия nice to have и прочно стала частью компонентов портфеля must have»,— отмечает старший вице-президент Росбанк L`Hermitage Private Banking Дмитрий Енуков. По словам руководителя Sber Private Banking Евгении Тюриковой, клиентам предлагаются три собственные индексные ESG-стратегии, а в этом году линейка будет расширена еще на две стратегии. Как указывает руководитель проектов по развитию инвестиционного бизнеса «Альфа-Капитала» Екатерина Виноградова, клиенты стали активнее интересоваться стратегией доверительного управления, ориентированной на социально ответственное инвестирование на фоне огромных притоков в 2020 году в глобальные ESG-фонды.

Ставка на государство


Вместе с тем участники рынка отмечают, что преждевременно говорить об устойчивости спроса на стратегии ESG. «Основой принятия решения остаются риск и доходность»,— отмечает Дмитрий Енуков. «Многие инвесторы сохраняют осторожность. ESG у многих традиционно ассоциируется исключительно с инициативами в области экологии, зелеными стартапами и т. д.»,— указывает Екатерина Виноградова

Остается слабым интерес и к ESG-рейтингам. Они отличаются от кредитных тем, что происходит оценка трех ключевых блоков, не связанных с финансами, поясняет младший директор по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Юлия Катасонова. Поэтому в России такой рейтинг пока дает преимущественно положительную имиджевую составляющую, сетует она. «Недостаточность драйверов развития ESG-рейтингов на российском рынке связана с преобладанием отечественных инвесторов и их невысокой озабоченностью в отношении ESG-критериев в процессе инвестирования»,— подчеркивает старший директор рейтингов устойчивого развития НРА Татьяна Ковалева.

Необходимы дополнительные стимулы со стороны государства, уверен управляющий директор АКРА Алексей Мухин, например по компенсации части купонных выплат по зеленым облигациям. Это будет формировать дополнительный спрос на выпуск таких инструментов со стороны эмитентов, заключает он. Финансовые организации также считают, что необходимо разработать меры стимулирования и поддержки ESG-продуктов. В частности, Сбербанк предлагает рассмотреть возможность предоставления госгарантий и субсидирования ставки по ESG-кредитам, облегчить выдачу ссуд компаниям с хорошим ESG-рейтингом и снизить требования к банкам по созданию резервов с учетом рейтинга заемщика. Газпромбанк предлагает рассмотреть меры поддержки в части налогообложения, требований к капиталу банков и портфелям институциональных инвесторов.

Полина Трифонова, Виталий Гайдаев


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя