Коротко

Новости

Подробно

Фото: Пресс-служба МИД России

Узбекистан решил объединить всех

Сергея Лаврова пригласили на встречу представителей Центральной и Южной Азии

от

Узбекистан, активно претендующий на лидерство в регионе, намерен вернуть свою дипломатическую активность на уровень, который был до пандемии коронавируса. Министр иностранных дел страны Абдулазиз Камилов дал понять это на состоявшейся в Москве встрече с его российским коллегой Сергеем Лавровым. По словам господина Камилова, в июле в Ташкенте пройдет конференция, «посвященная укреплению связей между Центральной и Южной Азией», и Сергей Лавров — в числе приглашенных. Параллельно с этим узбекские дипломаты и чиновники прорабатывают новые транспортные маршруты к Индийскому океану, что в условиях полной неопределенности в Афганистане выглядит достаточно рискованной идеей.


Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов прибыл в Москву с достаточно рутинной миссией — подготовить визит президента страны Шавката Мирзиёева и обсудить порядок въезда трудовых мигрантов. Этот вопрос стал одним из самых важных в 2020 году, когда эпидемия коронавируса нарушила планы миллионов узбеков, работающих в России. Но в скором времени проблему обещают решить — с помощью российской же вакцины «Спутник V». «Мы говорили и о том, что по мере ослабления эпидемиологических ограничений будет восстанавливаться и стремиться к прежним объемам наше взаимодействие в сфере трудовой миграции»,— сказал Сергей Лавров. Пока же с начала 2021 года в Россию, по данным узбекских властей, приехало лишь 3,2 тыс. рабочих. Такую цифру можно назвать мизерной.

«Отмечена важность скорейшего запуска производства российской вакцины "Спутник V" в Узбекистане,— отметил по итогам встречи Сергей Лавров.— Хотел бы, пользуясь случаем, поблагодарить наших друзей за то, что препарат был ускоренно зарегистрирован в Республике Узбекистан». По его словам, вакцина может не только применяться, но и производиться в республике — это уже обсуждается. По словам Абдулазиза Камилова, в первую очередь вакцинировать собираются тех, кто готовится выехать на работу в Россию.

«Мы с удовлетворением отмечаем, что наши отношения стратегического партнерства и союзничества находятся на подъеме»,— резюмировал российский министр.

Однако было очевидно, что двусторонняя повестка — это далеко не все, что хотели обсудить министры.

«Говорили мы подробно о положении дел в соседнем Афганистане,— рассказал господин Лавров.— Мы убеждены, что конфликт не имеет военного решения, история не раз это уже доказывала, и может быть урегулирован исключительно политико-дипломатическими средствами. Сошлись во мнении, что данную работу необходимо продолжать с использованием зарекомендовавших себя механизмов, в том числе контактной группы ШОС (Шанхайская организация сотрудничества.— “Ъ”) — Афганистан, московского формата, и, конечно, мы отмечаем внимание, которое Узбекистан проявляет по отношению к мобилизации многосторонних усилий в поддержку мирного урегулирования».

Узбекистан, дождавшись конца пандемии, действительно пытается вернуть прежнюю активность в региональной политике. Напомним, что ранее в Ташкенте проходили конференции и по Афганистану. «Я пригласил Сергея Викторовича принять участие в июле месяце в международной конференции, которая будет посвящена укреплению взаимосвязанности между Центральной и Южной Азией, и в этот процесс, мы надеемся, активно будет вовлечен Афганистан. Это, на наш взгляд, позволит решить две важные задачи: во-первых, укрепить экономическое сотрудничество, вовлечение Афганистана в мирохозяйственные экономические региональные связи. Во-вторых, способствовать миру и стабильности в этом регионе»,— сказал Абдулазиз Камилов.

Параллельно с этим замминистра транспорта Узбекистана Жасурбек Чориев сегодня заявил журналистам, что Ташкент хочет пригласить Москву к сотрудничеству по строительству железной дороги Мазари-Шариф—Кабул—Пешавар, которая свяжет Узбекистан с Пакистаном и позволит доставлять товары к торговым портам в Индийском океане.

Эти слова прозвучали на конференции, организованной МИД республики и немецким Фондом имени Конрада Аденауэра.

«Пандемия прервала активность, посредством которой Ташкент хочет позиционировать себя региональным лидером,— признает в беседе с “Ъ” консультант Московского центра Карнеги по Центральной Азии Темур Умаров.— Узбекистану, запертому в своих границах глубоко в континенте, сложно оставаться на слуху и хоть немного задавать повестку дня международным процессам. Из-за соседства с Афганистаном появляется некая возможность делать это на регулярной основе, и Ташкент эксплуатирует эту возможность по максимуму».

Напомним, что, согласно сделке, заключенной между Вашингтоном и террористическим движением «Талибан» (запрещено в РФ), войска НАТО должны покинуть Афганистан уже весной нынешнего года. Но вероятнее всего, их вывод будет отложен как минимум на год. Таким образом, ситуация в стране остается малопредсказуемой: ответом на срыв соглашений с большой вероятностью станут новые атаки и диверсии.

Другой эксперт по региону, Александр Князев, считает, что, рассматривая различные транспортные маршруты через Афганистан, Узбекистан пытается не впасть в зависимость от более сильных региональных игроков и «раскладывает яйца в разные корзины».

«Оптимальным маршрутом к Индийскому океану и с точки зрения рельефа, и с точки зрения безопасности для Узбекистана будет дорога в сторону афганского Герата, а затем к иранскому порта Чабахар,— сказал эксперт “Ъ”.— Единственным препятствием могут стать отношения США и Ирана, за которыми в Ташкенте внимательно следят. Но недавно порт Чабахар был выведен из-под американских санкций и передан в управление индийской компании. Это отвечает интересам США».

Другой маршрут, Мазари-Шариф—Кабул—Пешавар, который собираются прокладывать в Узбекистане, ведет к пакистанскому порту Гвадар. Дорога туда, по словам господина Князева, опасна как на афганском, так и на пакистанском отрезке, а сам порт находится «под китайской протекцией». «Я примерно представляю, почему узбеки решили рассматривать этот маршрут. Они хотят добиться расположения Пекина, демонстрируя лояльность Китаю, а не индийцам»,— сказал эксперт. Стоит отметить, что сами порты Чабахар и Гвадар находятся в 170 км друг от друга — по разные стороны ирано-пакистанской границы.

Примерно тот же смысл, как считает Александр Князев, будет иметь и июльская конференция, на которой должны встретиться представители стран Южной и Центральной Азии, а также России. «Со времен первого президента страны Ислама Каримова в Узбекистане сохранилась идея формирования большого пула внешнеэкономических партнеров, даже если объем торговли с каждым из них невелик. Например, у Ташкента есть связи с Южной Кореей, Сингапуром и Малайзией, что позволяет снизить зависимость от того же Китая»,— отметил эксперт.

Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя