Коротко


Подробно

Чиновнику простили наводнение

Он спас хутор, а станица утонула

процесс



Вчера в суде Кочубеевского района Ставропольского края был оправдан заместитель главы районной администрации Николай Гура. Его обвиняли в преступной халатности, из-за которой в июне 2002 года во время наводнения погибли 20 жителей станицы Барсуковской.
       Николай Гура — первый из ставропольских чиновников, которому прокуратура края предъявила обвинение в халатности, повлекшей смерть более двух человек по неосторожности, в рамках расследования наводнения 2002 года. Тогда в результате аварийного сброса воды из Эшкаконского и Усть-Джегутинского водохранилищ, расположенных на территории Карачаево-Черкесии, было затоплено несколько районов края. Самые тяжелые последствия были зафиксированы в станице Барсуковской. Вода в станицу пришла сразу с двух сторон: со стороны реки Кубани, которая промыла себе новое русло, и со стороны Невинномысского канала. Двухметровый вал воды за считаные минуты затопил всю Барсуковскую. В результате наводнения погибли 20 жителей, а еще 8 пропали без вести.
       Поиски ответственных начались в первые же дни после наводнения. 3 июля 2002 года губернатор Ставропольского края уволил главу Кочубеевской администрации Геннадия Скаргу. Правда, чиновник тут же получил место в аппарате губернатора. Прокуратуре он предъявил больничный лист от 18 июня с диагнозом "ишемическая болезнь сердца". Так что формально привлечь его к ответственности за события 21 июня оказалось невозможно. В результате виноватым оказался заместитель Геннадия Скарги — Николай Гура, оказавшийся в тот день на рабочем месте.
       21 июня он рано утром выехал на хутор Новокубанский. В районе, где каждый год фиксируются наводнения, Новокубанский считался самым опасным местом, поскольку возле него не было построено никаких защитных сооружений. Там, по словам обвиняемого, которые были подтверждены свидетельскими показаниями, он занимался эвакуацией населения. А когда это стало невозможно делать своими средствами, вызвал вертолеты пограничников.
       Однако в прокуратуре сочли, что Николай Гура должен был предвидеть все последствия наводнения. И то, что во время трагедии в станице Барсуковской он руководил эвакуацией людей с хутора Новокубанского, который был затоплен на шесть часов раньше, не освобождает его от ответственности за гибель жителей Барсуковской.
       Судебные слушания начались в феврале 2003 года. Суд заслушал несколько десятков потерпевших и свидетелей: чиновников местных администраций и милиционеров, принимавших участие в эвакуации. По ходатайству прокуратуры назначалась прокурорская проверка подлинности больничного листа главы районной администрации Геннадия Скарги. Еще полгода ушло на специальную строительную экспертизу МЧС РФ гидротехнических сооружений Невинномысского канала. Один из основных вопросов, на который должны были ответить эксперты,— могли ли сотрудники администрации Кочубеевского района что-нибудь сделать, чтобы предотвратить наводнение.
       Согласно выводам экспертов, предотвратить катастрофические последствия наводнения было можно при условии постоянной расчистки русла реки Кубани. Но в районе не помнят, чтобы такие мероприятия когда-либо проводились. По этому поводу защитник Николая Гуры отметил, что у администрации района не нашлось бы средств на такие масштабные мероприятия.
       В ходе судебных прений обвинитель Михаил Сиротин настаивал на виновности чиновника. Он повторил доводы следствия о том, что господин Гура не предпринял никаких действий по оповещению жителей Барсуковской об угрозе наводнения. "Являясь начальником районной комиссии ГО и ЧС", он мог бы "через местный радиоузел предупредить жителей района о необходимости эвакуации, но не сделал этого". В качестве наказания господин Сиротин требовал для чиновника три года колонии с отсрочкой приговора на три года.
       Защита же утверждала, что чиновник ни в чем не виноват. В тех условиях он сделал все, что мог. Оповещение населения не входило в его непосредственные обязанности, и, более того, он не мог этого сделать, так как, согласно инструкции, господин Гура не значился среди тех, кто имеет право объявлять штормовое предупреждение. Кроме того, из утвержденного текста, хранящегося в районном радиоузле, следует, что эвакуироваться в случае наводнения из Барсуковской должны только жители улиц Кубанская, Западная, Заречная и Дубовая Роща. В то время как люди погибли совсем в других местах. Еще одним доводом защиты о невиновности подсудимого стал приказ Геннадия Скарги, которым он назначал руководителем по борьбе с наводнением самого себя.
       "Я в тот момент делал все, что мог. Но никто не ожидал таких страшных последствий,— заявил подсудимый Гура в последнем слове.— Как я мог кого-то предупреждать, когда ни от МЧС, ни от синоптиков штормового предупреждения не поступало, а соседи из Карачаево-Черкесии нас не информировали об аварийном сбросе воды?"
       Взвесив все доводы сторон, суд пришел к выводу, что прокуратура не представила доказательств виновности Николая Гуры, и вынес ему оправдательный приговор. "Я, конечно, рад, но считаю, что выиграл только первый тур судебного следствия",— сказал Ъ господин Гура, полагающий, что прокуратура опротестует решение суда.
АЛЕКСАНДРА Ъ-ЛАРИНЦЕВА, Ставропольский край

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение