Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

С ними Дональд впереди

Обозреватель “Ъ” Алексей Наумов о политическом будущем Республиканской партии и всей Америки

от

«Мы говорим "Ленин" — подразумеваем "партия", мы говорим "партия" — подразумеваем "Ленин"» — пожалуй, никто из уроженцев России не вмешивался в американскую политику так основательно, как это недавно сделал Владимир Владимирович (Маяковский, конечно же), несмотря на то что он написал эти строки почти век назад. Удивительным образом его поэма о Ленине характеризует сегодняшнюю Республиканскую партию США, которая решительным образом сплотилась вокруг вождя в наиболее спорный и противоречивый момент ее истории. Истории, впрочем, вполне в духе времени.

Штурм американского Капитолия 6 января — событие, в российском общественном сознании до конца не осмысленное.

То, что из московских гостиных выглядело почти масленичным карнавальным шествием с викингом в шкуре во главе, для многих американцев оказалось осквернением святейших символов национальной религии — веры в Америку.

Не столь важно, что атакующие с криками «Повесить Майка Пенса!» вряд ли ставили себе целью действительно украсить шею вице-президента странгуляционной бороздой и добиться провозглашения Дональда Трампа богом-императором или на худой конец рейхсканцлером. Само проникновение разношерстной толпы в святая святых американского государства словно изорвало величественные одежды, накинутые на обнаженное тело довольно обыденного народовластия. Согласно опросу Pew, более четверти республиканцев испытали «страдание, ужас и шок» от содеянного погромщиками.

Этот шквал народного гнева помимо прочего представлял для Республиканской партии отличный шанс определиться с собственным будущим, которое пока представляется туманным. За прошедшие четыре года Дональд Трамп, пришедший на политическую арену дерзким выскочкой, ретивым популистом и самонадеянной телезвездой, превратился в знаменосца и объединителя всех республиканцев. «Народ и партия едины»,— говорили раньше в нашей стране. Выборы 2020 года показали, что в случае с Республиканской партией дело обстоит именно так: более 75 млн человек поддержали кандидата, считавшегося некогда Twitter-блогером и политическим проходимцем.

Дональд Трамп стал для Республиканской партии настоящим наркотиком.

Традиционные партийные принципы — вроде снижения роли государства в экономике, социального консерватизма, важности моральных принципов и религиозной благодетели, утверждения роли США как глобального лидера — были окончательно отброшены, и, по сути, идеологией Республиканской партии стали личные желания Дональда Трампа. Взамен господин Трамп подарил партии скучных благочестивых мужчин в строгих костюмах, молодецкую удаль и популизм, поставивший на службу партийному механизму мощнейшую волну народного недовольства. «Мы уже не тише вод, травинок ниже — гнев республиканцев густится в туче, режет молниями Трамповых книжек»,— можно рассудить о Дональде Трампе, вновь перефразируя Владимира Маяковского.

И вот, пережив пару недель душевных метаний после штурма Капитолия — когда в американских СМИ все чаще муссировали слова лидера республиканцев Сената Митча Макконнелла, который якобы был готов проголосовать за осуждение господина Трампа по новому делу об импичменте,— партия свой выбор сделала. Траншеи битвы между трампистами и ревизионистами пролегли как раз по делу об импичменте: за проголосовали десять республиканцев из Палаты представителей, в том числе высокопоставленный функционер Лиз Чейни, ставшая своего рода знаменосцем антитрамповского движения.

Трамписты ответили довольно быстро: вскоре все сенаторы-республиканцы, за исключением пяти человек, проголосовали за то, чтобы считать процесс над уже ушедшим президентом неконституционным, то есть отказались даже рассматривать дело против своего лидера. Для обвинительного вердикта нужны голоса минимум 17 республиканцев — дело заведомо гиблое. Тем временем в противовес Лиз Чейни обозначился другой лидер — конгрессмен Марджори Тейлор Грин из штата Джорджия. Она известна не только тем, что часто появляется в медицинской маске с надписью «Трамп победил» (и верит, что выборы у республиканца украли), но и своими специфическими воззрениями. Например, два года назад (еще до своего политического взлета) госпожа Грин написала в Facebook, что в лесных пожарах в Калифорнии виноват космический лазер, установку которого в том числе проспонсировала семья Ротшильд. В американских соцсетях тут же разразилась буря, а словосочетание «еврейский космический лазер» стало мемом.

Одобрительно высказывалась она и о QAnon — теории заговора, согласно которой в верхушке американской власти окопалась группировка сатанистов-педофилов, противостояла которой только узкая группа патриотов во главе с Дональдом Трампом.

Вторая инаугурация господина Трампа, кстати, по версии кьюанонщиков, намечена на 4 марта, а «фальшивая инаугурация» Джо Байдена — часть секретного плана по разгрому предателей родины.

Окончательная битва «левого и правого уклонов» была назначена на 3 февраля, когда на совещание собрались республиканцы Палаты представителей. К счастью, разгрома «антипартийной группы Чейни» не случилось и она сохранила свой пост по итогам тайного голосования — однако в соответствии с духом времени вопросов о нарушении партийной дисциплины к ней возникло куда больше, чем к Марджори Тейлор Грин с ее «еврейским лазером». Госпожу Грин даже не стали лишать постов в парламентских комитетах, чего требовали от республиканцев демократы.

В итоге женщина, отрицающая официальную версию терактов 11 сентября и считающая расстрелы в американских школах инсценировкой, оказалась в сегодняшней Республиканской партии более уместной, нежели посмевшая бросить вызов Дональду Трампу Лиз Чейни, которую в ее родном — очень протрамповском — штате Вайоминг наверняка ждет жесткая битва на праймериз с «пехотинцами Трампа».

Впрочем, в современной Америке — где соцсети цензурируют президента, интернет-компании отказывают консервативным сайтам в обслуживании, а за неосторожное высказывание или поступок десятки лет назад можно подвергнуться кэнселингу (всеобщему бойкоту и «гражданской казни») — именно такой подход может оказаться наиболее успешным. Объединение Америки, о котором так долго твердил Джо Байден, пока решительно буксует.

Комментарии
Профиль пользователя