Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Союза нет, остались революции

Постсоветское пространство штормило весь 2020 год

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Уходящий год продемонстрировал, что постсоветское пространство остается вулканом, который даже спустя почти 30 лет после распада СССР извергает войны, революции и другие потрясения. Там может произойти все что угодно, но пока не случилось одного: многие, если не большинство стран, когда-то составлявших одно целое, пока не сумели создать устойчивой государственности, построить солидные общественные институты, обеспечить разделение властей и выбрать свой путь. Это значит, что шторм продолжится.


Плохие новости начались в середине лета. На границе Азербайджана и Армении, давно враждующих из-за Нагорного Карабаха, 12 июля начались вооруженные столкновения. Артиллерийские и минометные обстрелы продолжались до конца месяца. Позже стало ясно, что это прелюдия к полномасштабной войне за Карабах. Боевые действия продолжались с сентября по ноябрь и закончились поражением Армении. И если азербайджанский президент Ильхам Алиев в своей стране стал национальным героем, то премьер Армении Никол Пашинян, взявший в 2018 году власть благодаря всенародной поддержке, ее в одночасье потерял. Еще в июле этого года рейтинг господина Пашиняна, по данным социологической компании MPG, достигал 85%. Сегодня он, как отмечают в той же компании, не превышает 30%. В декабре на ереванской площади Республики, где не так давно политик словно диджей на рейве доводил толпу до экстаза своими выступлениями, митингующие требовали отставки премьера, называя его «предателем».

Проигранная война может похоронить, а скорее всего, уже похоронила политическую карьеру Никола Пашиняна. Сложно представить, что ему нужно сделать, чтобы остаться у власти.

И трудно отделаться от ощущения, что события в Карабахе стали лишь катализатором, ускорившим разжалование господина Пашиняна из героя в антигероя.

На пути к посту премьера он обещал построить «новую Армению»: побороть коррупцию, придать экономике «новое дыхание, новую скорость», отказаться от «необоснованных и односторонних уступок» в урегулировании нагорно-карабахского конфликта.

В борьбе с коррупцией, например, кое-что получилось: согласно индексу восприятия коррупции организации Transparency International, в 2017 году Армения занимала 107-е место из 180 стран мира по рейтингу коррумпированности. В 2019 году ее позиция улучшилась: республика оказалась на 77-м месте.

При этом было заметно, что больше всего внимания и энергии Никол Пашинян тратит на борьбу с оппонентами и предыдущими лидерами страны — Робертом Кочаряном и Сержем Саргсяном (на обоих открыли уголовные дела). Премьер тасовал чиновников как колоду карт: при нем сменились уже три руководителя Службы нацбезопасности. Увольнялись и назначались новые военачальники, руководители полиции. Господин Пашинян без устали множил себе врагов. Он начал противостояние с Конституционным судом, надеясь добиться смены состава судей. Завершить начатое помешала сначала пандемия, а потом война.

В чем армянский премьер оказался действительно талантлив, так это в ведении своих соцсетей. С народом он общался в основном через стримы и посты в Facebook. Из одного из таких прямых эфиров нация узнала о прекращении войны — на условиях потери значительной части Карабаха и семи его близлежащих районов.

Летом заполыхала и Белоруссия. Сразу после состоявшихся 9 августа президентских выборов и объявления их победителем Александра Лукашенко страну накрыли протесты, каких там еще не было.

При этом почву для них создал сам господин Лукашенко.

Его политика в отношении пандемии — преуменьшение опасности вируса и отказ от карантинных мер — возмущала и пугала людей. Страсти накалились еще больше, когда кандидатов на пост президента стали арестовывать и снимать с выборов. Все это, помноженное на всеобщую усталость от бессменного президента, решившего продлить себе «срок годности», вылилось в массовые митинги и шествия.

С несогласными белорусские силовики разбирались предельно жестко. Их арестовывали, избивали, пытали и убивали. Александру Лукашенко пока удается удерживать власть благодаря выстроенной им машине силового подавления. Но в Белоруссии ничего еще не закончилось. А уровень благосостояния граждан республики, похоже, не скоро вернется к рекордному показателю 2014 года, когда, по данным Всемирного банка, белорусский ВВП на душу населения достигал $8,3 тыс. по текущему курсу (в 2019 году — $6,7 тыс.). Руку помощи республике в сентябре протянула Москва: в ходе встречи с президентом РФ Владимиром Путиным господин Лукашенко договорился о кредите Минску в размере $1,5 млрд. Раньше Москва через кредиты, скидки на нефть и другие инструменты субсидировала в среднем 10% белорусского ВВП. Впрочем, последние годы Кремль планомерно сокращает поддержку.

В октябре новой горячей точкой на постсоветской карте стала Киргизия. Парламентские выборы там спровоцировали обострение борьбы кланов и беспорядки. В них пострадали больше тысячи человек, а президенту Сооронбаю Жээнбекову пришлось уйти в отставку. В Москве ситуацию тогда назвали «бардаком и хаосом», но вмешиваться не стали: «революции» в республике стали привычным делом. «Там (в Киргизии.— “Ъ”) постоянно эта чехарда происходит»,— отметил на своей итоговой пресс-конференции Владимир Путин.

Протестующие пытаются прорваться в правительственное здание после парламентских выборов в Киргизии

Фото: Reuters

Впервые революция в Киргизии случилась в 2005 году и закончилась отставкой и бегством в Россию президента Аскара Акаева. В апреле 2010 года там свергали уже Курманбека Бакиева, который тоже бежал — в Белоруссию. Тогда в стране был проведен конституционный референдум — по итогам голосования Киргизия стала парламентской республикой. Ситуацию это, правда, особо не изменило. То, что реформа не удалась, стало окончательно понятно в 2020-м: 10 января наступающего года, согласно решению киргизского парламента, вместе с президентскими выборами республику ожидает новый референдум, призванный вновь изменить форму правления. Правда, последующую стабильность в стране гарантировать, похоже, никто не может. Глава МИД Киргизии Руслан Казакбаев в октябрьском интервью “Ъ” констатировал: «Температура в поствыборный период еще не спала», а значит, риски протестов сохраняются.

В ноябре качнуло сразу несколько стран.

Парламентские выборы в Грузии прошли неспокойно: оппозиция обвинила партию власти «Грузинская мечта» в «тотальной фальсификации» выборов и бойкотировала в декабре заседание парламента. Впрочем, политический кризис в республике продолжает набирать обороты. «Грузинская мечта» решила дать бунтовщикам жесткий ответ — лишить государственного финансирования партии, отказавшиеся принять участие в работе парламента, а также лишить политические силы, возглавляемые иностранцами, права участвовать в выборах. Эти два законопроекта ударят в первую очередь по партии «Единое национальное движение», возглавляемой грузинским экс-президентом Михаилом Саакашвили, который ранее обещал «сменить руководство страны мирным путем».

Полицейские задерживают мужчину во время митинга против результатов парламентских выборов в Грузии

Фото: Reuters

Имидж стабильно нестабильной страны делом подкрепила и Молдавия. На ноябрьских президентских выборах пророссийский глава государства Игорь Додон не сумел переизбраться на второй срок, уступив прозападной Майе Санду. Та, едва победив, стала требовать отставки правительства и досрочных выборов парламента, в котором у нее нет опоры в виде большинства, а у проигравшего господина Додона, наоборот, она есть. 23 декабря правительство ушло, и страна теперь ждет роспуска парламента. Борьба за это пока не закончена.

Если госпожа Санду добьется своего, у нее появится шанс получить всю полноту власти (Молдавия — парламентская республика, и полномочия президента там ограничены). И тогда она сможет вести республику прозападным курсом. Учитывая, что в Молдавии существуют такие пророссийские регионы, как обладающая автономией Гагаузия и непризнанная Приднестровская Молдавская Республика, конфликтный потенциал внутри страны может резко возрасти. Новый президент уже заявила, что выступает за вывод российских военных с территории Приднестровского региона и замену размещенных там миротворцев РФ на наблюдателей ОБСЕ. В Москве это вызвало резкую критику.

Церемония инаугурация президента Молдавии во Дворце Республики. Бывший президент Игорь Додон (справа) и избранный президент Майя Санду

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

На Украине в этом году обошлось без революций, но не без разочарований. Президент Владимир Зеленский стремительно теряет популярность. Соцопрос Центра Разумкова в декабре зафиксировал, что «разочарованием года» его считают 42% респондентов. Это при том, что на президентских выборах 2019 года господин Зеленский победил Петра Порошенко с 73% поддержки. Некоторые западные журналисты называли его тогда «украинским Трампом», а другие сравнивали с лидером итальянского движения «Пять звезд» Беппе Грилло, тоже комиком.

Многие украинцы увидели в новом президенте политика нового поколения. Таким образом себя позиционировал и он сам, обещая «нокаутировать» старую систему власти. Однако 2020 год показал, что панчер он пока так себе.

Господин Зеленский обещал «победу над коррупцией» и посадки, но ни один из высокопоставленных чиновников так и не получил реальный тюремный срок. Еще больше усугубил ситуацию скандал с попыткой разгона Владимиром Зеленским Конституционного суда. Президент выступил с такой инициативой в ноябре этого года после отмены судом уголовной ответственности за недостоверное декларирование доходов для чиновников и депутатов. Роспуск суда, по его словам, должен был восстановить доверие к институту. Но и через два месяца после скандала судьи остаются при своих должностях, что дополнительно продемонстрировало слабость власти.

Владимир Зеленский во время пресс-конференции, посвященной его первой годовщине пребывания на посту президента Украины

Фото: Иван Коваленко, Коммерсантъ

25 октября на Украине прошли местные выборы. Пропрезидентская партия «Слуга народа» получила 17,59% голосов — значительно меньше, чем в 2019 году на выборах парламентских, после которых «слуги» взяли контроль над законодательным органом. Выборы продемонстрировали рост поддержки сил, выступающих за более тесные связи с Россией. Прежде всего речь идет об «Оппозиционной платформе — за жизнь», которая финишировала в тройке лидеров в целом ряде местных советов Востока и Юга.

Значимым фактором снижения рейтинга «слуг» стало также отсутствие успехов в достижении мира в Донбассе. Одним из главных предвыборных обещаний Владимира Зеленского, напомним, было завершение войны на востоке Украины за год. «Соединенные Штаты могут помочь (в урегулировании конфликта в Донбассе.— “Ъ”)»,— спустя полтора года своего нахождения у власти заявил Владимир Зеленский газете The New York Times. Бывший украинский генпрокурор Руслан Рябошапка, выпавший из команды президента и уволенный в марте 2020 года, констатировал в беседе с агентством Bloomberg, что Владимир Зеленский уже не тот, каким был раньше: «что-то сломалось, и его взгляды начали постепенно меняться», а «2020 год стал еще одним годом утраченных надежд и возможностей».

События 2020 года на постсоветском пространстве — это результат поиска бывшими советскими республиками «своего пути», а их «уровень политического сознания, уровень зрелости институтов» все еще не достиг показателей, к примеру, Франции и Германии. Эти слова, сказанные Владимиром Путиным на итоговой пресс-конференции 17 декабря, выглядят вполне уместным выводом. Но и про Россию можно сказать то же самое.

Марина Коваленко, Владимир Соловьев


Комментарии
Профиль пользователя