Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Иноагентов признали в лицо

Россия впервые объявила своих граждан «иностранными агентами»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В понедельник Минюст России обновил реестр СМИ, выполняющих функции так называемых иностранных агентов. Впервые этот статус получили не юридические, а физические лица: 79-летний правозащитник Лев Пономарев, журналисты Людмила Савицкая («Радио Свобода», «МБХ медиа») и Сергей Маркелов («Радио Свобода», «7х7»), главный редактор «Псковской губернии» Денис Камалягин и петербургская художница-акционистка Дарья Апахончич. Как пояснил “Ъ” знакомый с ситуацией юрист, чтобы стать СМИ-иноагентом, необязательно работать в СМИ. Теоретически такой статус может получить, например, любой российский ученый, который ведет научные исследования на зарубежные гранты и при этом дает экспертные комментарии СМИ-иноагенту. Юристы указывают, что таким образом в «агенты» могут быть зачислены уже десятки тысяч граждан России.


Список первых российских граждан, получивших статус «СМИ, выполняющих функции иностранного агента», был опубликован на сайте Минюста 28 декабря. Напомним, соответствующие поправки к закону о СМИ были приняты еще год назад. С тех пор оказаться в реестре СМИ-иноагентов может любой человек, который «распространяет предназначенные для неограниченного круга лиц… сообщения и материалы». Для этого нужно получить «денежные средства и (или) иное имущество» от иностранных государств, организаций и граждан либо «от российских юридических лиц, получающих денежные средства от указанных источников».

Тем не менее за прошедший год реестр СМИ-иноагентов пополнялся только юридическими лицами. До вчерашнего дня в нем было 12 изданий — «Голос Америки», «Радио Свобода», телеканал «Настоящее время», «Север. Реалии» и другие. Теперь в список добавились пять человек — и не все из них имеют отношение к СМИ. Как пояснил “Ъ” близко знакомый с ситуацией юрист, чтобы получить статус СМИ-иноагента, вовсе не обязательно быть журналистом — можно просто дать экспертный комментарий одному из 12 изданий. «Например, Дарья Апахончич давала комментарии на канале "Настоящее время", а участие в создании материала в качестве эксперта тоже расценивается как соавторство,— пояснил собеседник “Ъ”.— Господин Пономарев распространял информацию с сайтов СМИ-иноагентов на своей странице в Facebook. Подтверждено, что они получали за это деньги из иностранных источников. Двух этих условий достаточно, чтобы попасть в список».

“Ъ” обратил внимание собеседника на то, что в законе не описана необходимость получить иностранные деньги именно за сотрудничество со СМИ-иноагентом. Корреспондент “Ъ” попросил собеседника представить такую ситуацию: российский ученый участвует в международном исследовании на средства зарубежного гранта, а потом дает комментарий на тему коронавируса одному из СМИ-иноагентов. «Теоретически он может попасть в этот реестр,— признал собеседник “Ъ”.— Действительно, (в законе.— “Ъ”) нет конкретно прописанного формата, что именно это СМИ обязано оплачивать работу дающего комментарий лица. Получается, что в реестр рискует попасть любое лицо, получающее иностранное финансирование и взаимодействующее в плане информационной политики со СМИ—иностранным агентом».

Теперь включенные в список СМИ-иноагентов граждане должны ставить соответствующие предупреждения на все свои «материалы», в том числе записи в соцсетях. Кроме того, они обязаны раз в полгода отчитываться в интернете о своей деятельности и расходах.

Собеседник “Ъ” затруднился сообщить, каким образом должен вестись такой отчет. Более того, он признал, что в законе пока нет наказания для физических лиц за непредоставление подобной отчетности. «Теоретически требования можно не выполнять,— признал он.— Действительно, наше законодательство об иностранных агентах содержит ряд противоречий и лакун, над нивелированием нестыковок в котором наши законодатели и работают».

Акционистка, феминистка и художница Дарья Апахончич рассказала “Ъ”, что слышала про закон о «физлицах-иноагентах», но «в подробности не вдавалась». «Попадание в этот реестр для меня стало неожиданностью,— сказала она.— Как я поняла, чтобы туда попасть, нужен блог и какие-то деньги из-за границы. Ну вот я получала гонорары за свои зарубежные концерты — последний раз из Финляндии, например». Госпожа Апахончич намерена обжаловать решение Минюста в суде. «Я считаю, что власть заметила нашу борьбу за права женщин и против домашнего насилия. И вот таким образом сообщила нам об этом. Конечно, хотелось бы, чтобы власть занималась нужными людям вещами»,— посетовала госпожа Апахончич.

Правозащитник Лев Пономарев считает, что «попал в список уважаемых изданий и в хорошую компанию». Он назвал «полной чушью» утверждение, что получал иностранные деньги за «распространение информации с сайтов СМИ-иноагентов на своей странице в Facebook». «Никогда ни от какого СМИ я не получал никаких денег,— заявил правозащитник.— Ни в качестве автора, ни эксперта, ни за репосты в соцсетях». К отсутствию санкций за неисполнение закона господин Пономарев отнесся без энтузиазма: «Они ведь могут потом штрафовать задним числом за уже совершенные репосты и публикации».

Главный редактор газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин узнал из новостей о том, что попал в список СМИ-иноагентов. Это, по его словам, «было неожиданно». «Первое, что я сделал,— открыл закон и посмотрел, что из него следует. Теперь нужно будет отчитываться в Минюст о доходах, подавать заявления, документы,— говорит журналист.— Плюс всем моим коллегам, когда они пишут мое имя, нужно будет приписывать, что я "иноагент". Как это сейчас происходит с запрещенными организациями». Господин Камалягин предполагает, что причиной стало его сотрудничество в качестве внештатного автора с изданием «Север. Реалии»: «Я писал колонки, получал гонорары на персональную карточку, но все это было весной или летом». Он намерен обжаловать решение, но сомневается в успехе: «Политические дела независимые СМИ выигрывают крайне редко».

Директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова считает, что уровень абсурдности таких решений зашкаливает. Она указывает, что «широкие формулировки» закона позволяют «загнать под статус иноагента огромное количество людей, живущих и работающих на территории России».

«Весь парадокс формулировки в законе состоит в ее резиновости. Вы можете получать деньги от бабушки, живущей в другой стране, и при этом читать и комментировать материалы "Радио Свобода". Этого формально будет достаточно, чтобы сделать вас "иноагентом"»,— сказала юрист.

Близкий к Минюсту источник “Ъ” затруднился ответить на вопрос, почему при таких формулировках закона статус СМИ-иноагента получили только пять человек: «Минюст — это просто организация, которая ведет этот реестр, а информация поступает из правоохранительных органов. Минюст ее проверил и опубликовал. Здесь нет никакого умысла, идет текущая работа»,— заявил собеседник. Он попросил подчеркнуть, что у принятого решения «нет никакого репрессивного акцента, никакого наказания и санкций не предусмотрено — речь идет о прозрачности и информационной доступности»: «Это простое информирование, а не запрет на деятельность или неподъемная отчетность».

Молекулярный биолог, научный журналист Ирина Якутенко сказала “Ъ”, что «не может не опасаться» возможного включения в перечень СМИ-иноагентов. «Закон написан так, что теоретически любой человек, который высказывается в общественном поле, может попасть в этот список,— считает она.— Для этого достаточно получить деньги или иную, как там сказано, материально-организационную помощь от человека, который связан с иностранным агентом, то есть через "одно рукопожатие"».

«Я не занимаюсь пропагандой, и все, что я говорю в публичном поле, я обосновываю фактами,— сказала госпожа Якутенко.— Но, конечно, я могу оказаться в этом перечне как человек, который высказывается на чувствительные темы — например, комментирует с научной точки зрения ситуацию вокруг Алексея Навального либо эффективность вакцины "Спутник V"». Она отметила, что право без страха высказываться в СМИ крайне важно «особенно сейчас, во время пандемии»: «Достоверная научная информация меняет решения людей, может буквально влиять на жизнь и смерть — например, на решение поехать или не поехать к пожилым родственникам отмечать Новый год». Биолог считает, что если она окажется в списке «СМИ-иноагентов», то это, «возможно, осложнит взаимодействие с госструктурами и, возможно, некоторыми СМИ». «Но это не повод не высказывать объективную точку зрения», заявила она.

Мария Литвинова, Наталья Костарнова, Ксения Веретенникова, Валерия Мишина, Александр Черных; Олег Дилимбетов, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя