Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Турцию принуждают к союзничеству

Вашингтон ввел новые санкции против Анкары за приобретение российских систем С-400

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Администрация президента США Дональда Трампа ввела новые ограничения на военно-техническое сотрудничество с Турцией за приобретение ею российских зенитных ракетных систем С-400, применив в отношении Анкары закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). Главной мишенью стало управление оборонной промышленности Турции: помимо персональных санкций против его руководства новые меры предусматривают запрет на выдачу экспортных лицензий США и передачу любых товаров и технологий турецкому ВПК. По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, санкции США приведут к активизации оборонного сотрудничества Анкары с Россией, оружие которой теперь получит зеленый свет на турецком рынке.


Сообщения о том, что уходящая администрация президента Трампа готовит новый пакет мер против Турции, которая так и не отказалась от реализации контракта 2017 года с Москвой на поставку систем С-400, появились в американских СМИ в конце прошлой недели (см. “Ъ” от 12 декабря). А уже в понедельник госсекретарь США Майк Помпео выступил с официальным заявлением, подтвердившим решимость Вашингтона наказать Анкару за ее упорное нежелание свернуть военно-техническое сотрудничество с Россией.

«Сегодня Соединенные Штаты вводят санкции против управления оборонной промышленности Турции за сознательное заключение значительных сделок с "Рособоронэкспортом", главным органом экспорта вооружений России, в виде покупок зенитных ракетных систем С-400»,— сообщил господин Помпео.

По словам главы Госдепартамента США, у Турции еще есть возможность одуматься и отказаться от сотрудничества с российским ВПК, которое будет становиться для нее все более проблемным и чреватым растущими политическими рисками.

Как следует из заявления, в дальнейшем США будут в полной мере применять против Анкары закон CAATSA и «не потерпят значительных сделок с российскими оборонным и разведывательным секторами». «Я призываю Турцию немедленно решить проблему С-400 в координации с Соединенными Штатами»,— заявил Майк Помпео.

В свою очередь, курирующий отношения с Анкарой в Госдепартаменте заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Мэттью Палмер сообщил, что Вашингтон не отворачивается от своего союзника, а просто пытается напомнить ему о взаимных обязательствах и кодексе поведения. «Мы работаем с нашими турецкими партнерами над укреплением отношений с Соединенными Штатами и помогаем Турции понять, что для ее интересов важнее отношения с западными партнерами, а не отношения, которые она развивает с Москвой, конечно, в сфере обороны и безопасности»,— заявил Мэттью Палмер, напомнив, что в Вашингтоне «высоко ценят вклад Турции в НАТО», в частности в миссиях в Афганистане и Косово. «Но приобретение системы С-400, как мы ясно дали понять Анкаре, в корне противоречит ее обязательствам как союзника по НАТО»,— резюмировал американский дипломат, призвав Анкару «строить наилучшее, максимально прочное партнерство с союзниками по НАТО». В отдельном пресс-релизе Госдепартамента также отмечается, что «сегодняшние действия нацелены не на то, чтобы подорвать военные возможности и боеготовность Турции или любого другого союзника либо партнера США, а на то, чтобы заставить Россию понести издержки в ответ на ее широкомасштабные враждебные действия».

В свою очередь, Минфин США разъяснил, какие меры призваны вернуть блудного турецкого союзника в лоно американской политики, отвратив его от Москвы.

Главной мишенью ограничительных мер Вашингтона стало управление оборонной промышленности Турции. Против руководителя управления Исмаила Демира, его зама Фарука Йигита и руководителей отделов, связанных с противовоздушной обороной, Мустафы Альпера Дениза и Серхата Генчоглу введены персональные санкции, предусматривающие запрет на въезд в США и блокировку их счетов.

Кроме того, введенные по пяти пунктам в соответствии с законом CAATSA санкции против Анкары подразумевают запрет на выдачу экспортных лицензий США и передачу американских товаров и технологий турецкому ВПК. При этом финансовым организациям США запрещается предоставлять управлению оборонной промышленности Турции кредиты, сумма которых превышает $10 млн, а Экспортно-импортному банку США — оказывать содействие экспорту в интересах турецкой оборонки. Кроме того, США намерены в будущем препятствовать выдаче Анкаре кредитов международных финансовых институтов, если будет вероятность использования этих средств на оборонные нужды.

Впрочем, реакция турецкой стороны свидетельствует о том, что санкции, по крайней мере на данный момент, возымели обратный эффект. Первым отреагировал главный фигурант американского черного списка, руководитель управления оборонной промышленности Турции Исмаил Демир. «Любое принятое за рубежом решение в отношении меня или нашего управления не изменит мою позицию или позицию моей команды. Это никоим образом не помешает турецкой оборонной промышленности»,— написал господин Демир на своей странице в Twitter. Он отметил, что Турция «привержена цели достижения полной независимости оборонной промышленности под руководством президента Реджепа Тайипа Эрдогана».

«На протяжении многих десятилетий Турция была одним из элементов сдерживания России в рамках НАТО и для западного мира в целом. Однако сегодня складывается парадоксальная ситуация: "коллективный Запад" во главе с США делает все для того, чтобы Турция от него отвернулась,— отмечает в разговоре с “Ъ” директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.— Последним проявлением такого иррационального подхода и стали санкции против управления оборонной промышленности». «Решение, которое озвучил госсекретарь Помпео, еще больше оттолкнет Турцию от США, причем нанесенный двусторонним отношениям ущерб в Анкаре никогда не забудут и после ухода Реджепа Тайипа Эрдогана.

Что же касается лично турецкого лидера, то эти санкции можно воспринимать и как попытку насолить ему самому, учитывая, что оборонка — это его любимый конек»,— продолжает господин Пухов.



По словам эксперта, в ответ Анкара нарастит инвестиции в ВПК, что открывает новые возможности для российско-турецкого военно-технического сотрудничества. «К примеру, Россия может поставить двигатели для создаваемого первого национального истребителя Турции, а также договориться о еще одном контракте на поставку С-400»,— прогнозирует Руслан Пухов.

«Введенные США санкции против управления оборонной промышленности Турции призваны решить две задачи: во-первых, поставить под вопрос способность Турции реализовывать любые новые военно-промышленные программы с использованием американских технологий, компонентов и оборудования, а во-вторых, затруднить техническое обслуживание американской техники на вооружении турецких войск»,— утверждает, в свою очередь, старший научный сотрудник Высшей школы экономики Василий Кашин.

«В долгосрочной перспективе этот разрыв был неизбежен. США рассматривают экспорт вооружений как инструмент политического влияния. Однако крупномасштабный импорт сложных систем американского оружия несовместим с независимой внешней политикой. После перехода Турции президента Эрдогана к многовекторной внешней политике страна немедленно начала диверсифицировать свои военно-технические связи за счет Китая, России, Южной Кореи, Израиля и ряда других стран. Одновременно с этим реализуется масштабная программа импортозамещения в оборонной промышленности. Таким образом, в этой ситуации конфликт с Вашингтоном не мог не произойти,— продолжает эксперт и добавляет: — Последние рестриктивные действия США против Анкары лишь усилят тенденции к диверсификации и импортозамещению в области ВТС и создадут новые возможности прежде всего для российских и китайских экспортеров оружия».

Сергей Строкань


Комментарии
Профиль пользователя