Коротко

Новости

Подробно

Аромат в два хода

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 18

Аромат в два хода
Фото: АЛЕКСЕЙ МЯКИШЕВ  
Давид Тетруашвили: "Россия — одна из немногих стран, которая до сих пор импортирует парфюм невысокой ценовой категории"
       На прошлой неделе в Экспоцентре на Красной Пресне завершилась парфюмерно-косметическая выставка ExpoBeauty-2004. В ней приняли участие около 400 компаний-экспонентов из 30 стран мира. Однако не исключено, что на следующей такой выставке зарубежных парфюмеров будет меньше, потому что уже сегодня значительная часть парфюма, который привычно считается французским, разливается в России. И редкая крупная российская парфюмерная компания не рассматривает вопрос о собственном производстве. А многие уже налаживают его.

Бизнес с запахом
       Если внимательно изучить все публикации на тему российского рынка парфюмерии, можно заметить одну очень любопытную особенность: все в них крутится вокруг да около открытия в Москве очередной торговой сети, ориентированной в основном на продажу так называемой селективной парфюмерии, то есть парфюмерии класса люкс. Вы представляете себе ситуацию, когда о рынке крепкого алкоголя, например, писали бы только с точки зрения открытия новых супермаркетов, этим самым алкоголем — причем очень дорогим — торгующих? А вот на рынке парфюмерии это в порядке вещей. И дело вовсе не в журналистах, которые не проявляют интереса к теме, дело в сугубой закрытости этого рынка в той части, которая касается импорта и производства в России парфюмерии иного, более низкого стоимостного класса — так называемой парфюмерии массмаркет (в России еще принято выделять мидлмаркет, то есть то, что дороже массмаркета, но дешевле селектива, то есть достаточно качественной парфюмерии без громкого имени).
       С чем связана такая закрытость? Главная причина в том, что система продажи массмаркета пока не предполагает рекламы. Тут две причины. Во-первых, редкий оператор этого рынка не торгует так называемыми версиями, то есть парфюмом, который оформлением и запахом напоминает популярные продукты западных компаний не только по оформлению,— это не преследуется по закону, именно поэтому версии продают практически все компании, торгующие или выпускающие массмаркет (включая, кстати, "Новую зарю"). Понятно, что, рекламируя свою версию (произведенную за рубежом или в России), ее производитель рекламировал бы и десятки других подобных продуктов, не говоря уж о том, что версии сами себя продают, конкурируя лишь в цене, поэтому на продвижение даже при желании ресурсов обычно не хватает. А во-вторых, рынок находится на столь низкой стадии развития, что все друг друга знают досконально, места пока всем хватает. Надо сказать, что успешные примеры массированной рекламы недорогой парфюмерии уже были: как тут не вспомнить суперхит одного из крупнейших игроков рынка парфюмерии компании "Юнитоп" — мужской парфюм Double Whiski. Были и успешные примеры брэндирования собственных товаров, например, марка "Юдифь", принадлежащая компании "Клас". Но это единичные примеры, так что нет ничего удивительного в том, что до сих пор на этом рынке не проводилось ни одного более-менее приличного маркетингового исследования (все прочие рынки ТНП прошли через это еще пару лет назад). Более того, складывается впечатление, что отрасль вообще не заинтересована в том, чтобы оказаться объектом общественного внимания, что могло бы помочь решить проблемы, которых здесь немало (сложности с лицензированием производства, таможенные пошлины, дамоклов меч введения акцизов). Предложение обсудить ситуацию на парфюмерном рынке проигнорировали не только руководители некоторых, в том числе очень крупных компаний (например, "Новая заря"), но и руководители Российской парфюмерно-косметической ассоциации, созданной как раз для того, чтобы блюсти интересны профильных компаний. Однако кое-какую информацию о ситуации на рынке получить удалось.
       
Массмаркет на марше
Фото: ВАСИЛИЙ ШАПОШНИКОВ, "Ъ"  
Лидия Варламова: "Будущее, конечно же, за собственными марками. Все понимают, что на версиях, притом что это самый простой путь, много уже не заработаешь"
Для начала определимся с объемами российского парфюмерного рынка. Например, по данным маркетингового агентства Euromonitor, любезно предоставленным нам экспомедиагруппой "Старая крепость", объем всего российского парфюмерного рынка в 2004 году прогнозируется в $704 млн — это общий объем с учетом розницы (в 2005 году, по оценкам Euromonitor, рынок подрастет до $794 млн). В этом объеме, по сведениям Euromonitor, на парфюмерию класса люкс придется $484 млн, на массмаркет и мидлмаркет — $220 млн. Цифры эти весьма условны, методика подсчета не совсем ясна. Неудивительно, что иные оценки этого рынка от данных Euromonitor существенно отличаются. Игорь Денисов, президент холдинга "Единая Европа": По моим оценкам, только на уровне опта этот рынок можно оценить в $500-600 млн, значит, розничный рынок может составлять от $700 млн до $1 млрд. При этом на массмаркет и мидлмаркет приходится не менее половины всего рынка. С Денисовым в принципе согласен и Давид Тетруашвили, президент группы компаний Brocard: На уровне опта весь рынок можно смело оценить как минимум в $700 млн, из них на селективную парфюмерию приходится не больше 10%, правда, не по стоимости, а по количеству проданных флаконов. Есть еще количественные оценки: кто-то оценивает массмаркет в 120-150 млн флаконов в год, по другим — даже до 200 млн (разумеется, дешевую продукцию "двойного назначения" мы сюда просили не включать). Черный рынок, на котором продаются не просто версии, а банальные подделки селективной парфюмерии, которые в огромных объемах идут в Россию из Турции и Арабских Эмиратов, оценить никто просто не смог (предположительно, в регионах на подделки приходится до 90% всех продаж парфюмерии с тем или иным селективным названием).
       Все опрошенные эксперты сошлись в одном: доля массмаркета, который разливается в России, резко возрастает из года в год. Сейчас изо всего объема массмаркета в России разливается от 25% до 40%, но недалеки те времена, когда практически весь массмаркет будет разливаться внутренними производителями. Давид Тетруашвили: Россия — одна из немногих стран, которая импортирует парфюм невысокой ценовой категории. Зачем его сюда везти, если можно на месте произвести из тех же "комплектующих", которые используются и при разливе парфюмерии в других странах? Собственно, во всем мире импортируется только дорогая, селективная продукция, все остальное делается на месте.
       Такой разброс оценок — 25-40% — объясняется тем, что сегодня подчас не представляется возможным определить, где был произведен товар. По требованиям ГОСТа на упаковке обязательно должен быть указан завод-производитель, однако многие парфюмеры, сознательно нарушая закон, ничего такого на упаковке не пишут, опасаясь того, что русский товар будут хуже брать. Впрочем, таких примеров становится все меньше, потребители массмаркета уже убедились в том, что никакой разницы в качестве парфюма, разлитого во Франции или в России из тех же самых парфюмерных композиций, нет. Так что серьезные препятствия для развития собственных проектов по производству отсутствуют. Более того, именно сейчас самое время эти проекты развивать, хотя бы потому, что вопреки сложившемуся мнению потребитель вовсе не переходит на селектив в массовом порядке, налицо как раз обратный процесс, то есть все больше будет продаваться массмаркета. Игорь Денисов: Времена, когда люди отдавали за селектив всю свою зарплату,— в прошлом. Сегодня жажда получить в пользование дорогую парфюмерию постепенно уступает место умению контролировать свои расходы, тем более что все больше людей убеждаются, что принципиальной разницы между селективом и тем же мидлмаркетом нет. Конечно, селективом пользоваться престижнее, однако эпоха всеобщего стремления именно к престижу ради престижа уже в прошлом. Наш холдинг "Единая Европа" в большей степени специализируется на люксовой парфюмерии, так что как раз нам эта смена потребительского поведения не на руку, однако факты есть факты. Российский рынок по структуре потребления все больше становится похож на западный, а на Западе вовсе не все предпочитают люкс, уж поверьте мне. Анна Дычева-Смирнова, вице-президент "Старой крепости": Доходы населения растут, однако никакого противоречия в том, что люди все чаще отдают предпочтение массмаркету, нет. Бытовая техника, автомобили и прочие товары стали доступнее, особенно с учетом активного внедрения кредитных схем покупки. Эти расходы замещают собой расходы на парфюмерию, то есть дорогая парфюмерия уже не рассматривается как нечто такое, что хорошо бы обязательно иметь: есть много других объектов для траты своих денег. Собственно, это ведь глобальная тенденция. Сейчас люди во всем мире живут проще, чем еще несколько лет назад: потребитель все чаще покупает товар no name, главное — качество, а не имя.
       Ясно поэтому, что производством парфюмерии в России операторы рынка (которые раньше разливали ее в других странах) озаботились совсем не потому, что боязнь русского товара практически сошла на нет, просто жизнь заставила.
       
Российский разлив
Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО, "Ъ"  
Марианна Пенькова: "Мне кажется, очень неплохие перспективы связаны с именными брэндами, ведь в этом случае при удачной реализации целевой аудиторией становятся все поклонники той или иной звезды"
Справедливости ради отметим, что собственно разливом парфюмерии в России операторы уже занимаются не первый год. Первой этим озаботилась группа компаний "Курс", которая еще в 1990-х построила два завода: один в белорусском Гродно (но под российский рынок), другой в подмосковном Дедовске. В те же годы появились заводы "Лемо Ароматик", "Ги Алари" (торгового дома "Покровка"). В 2000 году в Россию перенесла свое производство польская компания Bi-S. Кроме того, уже не первый год под заказ разливают парфюмерию такие предприятия, как "Химсинтез", "Флавсинтез", "Гелен" и некоторые другие. Однако в последние полтора года вопрос о переносе разлива в Россию стал более актуальным. Здесь сыграли роль два фактора.
       Во-первых, ужесточение таможенных правил. Таможенная пошлина на ввоз парфюмерии уже долгие годы не меняется — 15%. Однако осенью прошлого года ГТК выпустил письмо, в котором указал ориентировочную стоимость парфюмерной продукции в зависимости от класса парфюмерно-косметической продукции — от $3 до $25, причем письмо было снабжено перечнями производителей, выпускающих массмаркет, мидл и селектив. Специально или по незнанию письмо составлено таким образом, что селектив в некоторых случаях попал в графу "мидл" и наоборот. Поначалу это письмо было реальной проблемой: товар просто не ввозился в Россию. Говорят, что сейчас большинство импортеров все-таки смогли уладить эту проблему: парфюм ввозят по минимальным ставкам (а иногда и просто контрабандой). Однако все понимают, что очередное ужесточение не за горами, то есть минимизировать таможенные платежи станет еще сложнее.
       Во-вторых, рост евро по отношению к доллару. Покупать товар за евро, платить за его перевозку в евро стало накладно, много проще покупать за рубежом "комплектующие" (отдушку, флаконы, помпы) и завозить парфюмерию в Россию в разобранном виде. Выгода очевидна: установленной минимальной стоимости, как на готовые изделия, на "полуфабрикаты" не было, кроме того, можно сэкономить на массе перевозимых грузов, например, на спирте, который можно купить и в России.
       Но те, кто кинулся размещать заказы на заводах, которые были способны оказывать услуги по разливу, вскоре столкнулись с проблемой отсутствия необходимых мощностей. Виктор Макаров, президент НПО "Химсинтез": В 2000 году мы разлили 986 тыс. флаконов парфюмерных изделий, в 2002-м — 4,6 млн, в прошлом году — 8 млн, за два месяца текущего года уже разлили 2 млн. 1 млн в месяц — это наш предел. Сейчас разместить заказ у нас проблематично, равно как и на прочих предприятиях. Те мощности, которые можно было использовать, уже используются на 100%.
       В этой ситуации в более выигрышном положении оказались те, кто заранее предпринял шаги по разрешению этой проблемы. Например, индийская компания Royal Parfume, ранее выпускавшая свою продукцию в Арабских Эмиратах, разместила оборудование по разливу под Одинцово еще год назад, а один из партнеров компании "Клас", занимавшийся созданием своего производства, запустил его в эксплуатацию в этом году. Сегодня о своих планах по созданию производств уже заявили несколько компаний. ТД "Покровка" планирует строить завод в Дедовске (за $2 млн), партнеры Creative Parfums тоже планируют разместить оборудование в Подмосковье (только первоначальные затраты планируются на уровне $500 тыс.), перенести часть разлива в Россию планирует "Юнитоп", но самый крупный объявленный проект у группы компаний Brocard — $20 млн. Правда, в отличие от прочих планов этот проект, возможно, будет реализован не скоро, хотя, по словам Давида Тетруашвили, инвестиции в $20 млн уже одобрены его западными партнерами, которые и будут эти деньги вкладывать. По оценкам Тетруашвили, реализация проекта позволит компании Brocard занять 30% всего массового рынка.
       
Фирменный стиль
Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО, "Ъ"  
Марсель Гулов: "При огромном потенциале рынка парфюмерии широкого потребления основная проблема его операторов — в отсутствии инвестиций, необходимых для реализации этого потенциала"
Если столько компаний уже объявили о своем желании создавать собственные производства, стоит ли потенциальным инвесторам вообще строить планы в этой области?
       Некоторые эксперты считают, что сейчас в самый раз. Андрей Райков, директор компании "Этернель Продакшн": Создание производства — проект беспроигрышный при условии, что заниматься этим будут люди, уже работавшие на парфюмерном рынке. Дело в том, что все те предприятия, которые уже есть на рынке, плюс те, которые только планируют создавать, не смогут удовлетворить спрос российского рынка на разлив массмаркета, когда большая его часть станет разливаться в России. Идеальный, на мой взгляд, вариант — создание производства, ориентированного как на разлив собственной продукции, так и на обслуживание сторонних заказчиков.
       Анна Дычева-Смирнова: Буквально за последние полгода к нам поступало несколько заказов на изучение рынка на предмет организации производства парфюмерии в России. Так что тема действительно более чем актуальная.
       Другие считают, что спешить не стоит. Виктор Макаров: Зачем создавать, если мы, например, можем при необходимости ежегодно удваивать мощности? Например, к лету этого года мы сможем выпускать 20 млн флаконов в год против нынешних 12 млн. Одна компания заказывает парфюм, другая его производит — по такой схеме работает весь мир, зачем изобретать велосипед?
       Однако никто из экспертов не сомневается, что производство парфюмерии в России уже в ближайшие годы резко возрастет, а раз так, то какие тут есть возможности для бизнеса? Лидия Варламова, исполнительный директор компании "Пик-96": Будущее, конечно же, за собственными марками. Все понимают, что на версиях, притом что это самый простой путь, много уже не заработаешь. Именно поэтому все сейчас озаботились созданием собственных, скажем так, фирменных парфюмов. Разумеется, речь не идет о запахе: кто бы ни говорил, что он составил собственный запах, на основе французских ароматических композиций разрабатывает, все равно все будут использовать версии известных и зарекомендовавших себя ароматов, которые можно купить во Франции или в Италии. Я говорю об оригинальном дизайне флаконов и упаковки.
       Возможно, парфюмеры несколько лукавят, говорят, что и на версиях многим удается зарабатывать по 100%, однако потенциал фирменного парфюма еще выше.
       Марианна Пенькова, главный редактор журнала "Парфюмерия и косметика": Мне кажется, очень неплохие перспективы связаны с именными брэндами, ведь в этом случае при удачной реализации целевой аудиторией становятся все поклонники той или иной звезды. Например, мы недавно участвовали в создании бизнес-плана для Бориса Моисеева, который планирует выпустить свой парфюм. Товар можно продавать дороже относительно себестоимости в три-четыре раза. Ведь был на рынке относительно успешный проект "Анжелика Варум". При себестоимости в $2 он оптовикам продавался по $10-12, всего было продано более 100 тыс. флаконов! Конечно, такой продукт пришлось рекламировать, но дело того стоит. В проекте "Анжелика Варум" также было допущено немало ошибок, например, был использован стандартный флакон. В итоге версии самой "Анжелики Варум" тоже достаточно быстро появились на рынке. Тем не менее путь создания фирменных, не обязательно именных парфюмов — единственно, на мой взгляд, возможный путь развития этого рынка.
       Марсель Гулов, директор компании Beauty Creations: При огромном потенциале рынка парфюмерии широкого потребления основная проблема его операторов — в отсутствии инвестиций, необходимых для реализации этого потенциала. Все помнят относительно недавнее появление на российском рынке польской компании Bi-S, занявшей, по моим оценкам, порядка 7% рынка и не встретившей никакого сопротивления вследствие того, что у них просто деньги были. Рискну предположить, что если завтра на этот рынок придет компания с довольно небольшой суммой в $5 млн, то она с легкостью займет место, адекватное инвестируемой сумме, и более того, удвоит эти $5 млн в первые два-три года. Конечно же, при наличии хотя бы минимального профессионализма в строительстве подобного бизнеса.
       
Свои нюансы
       Константин Лощинин, директор компании "Эдо Парфюм": Не все так просто. Чем хорош парфюмерный бизнес? Тем, что если ты, что называется, попадаешь в струю, то доходность может быть достаточно высокой. Однако попасть очень сложно. Тут есть некий иррациональный фактор, не поддающийся расчету. Можно взять популярный аромат, придумать хорошее название с легендой, сделать отличную упаковку и продавать потом это три года — в общем, полный провал, поэтому многие пока и не рискуют, делают, что проще. Парфюмерный рынок чем-то напоминает музыкальный: пойдет песня, не пойдет? Но именно этим он и интересен! Это творческий рынок, но музыкальный-то рынок, кстати, даже более прогнозируем, чем этот, потому как в шоу-бизнесе на продвижение продукта немалые деньги тратятся. Но даже деньги в случае с парфюмерией могут не помочь: нужно, чтобы проектом занимались профессионалы, а их мало.
       Любопытно, что именно из музыкального бизнеса в парфюмерный пришел Илья Спицин, генеральный директор компании LD-Studio, продюсер Ларисы Долиной. Первый продукт Спицина — "Погода в доме" — многие эксперты оценивают как неудачный. Сам он с этим не согласен: Ну да, не все получилось так, как мы задумывали. Но деньги-то мы свои вернули и сейчас выпустили на рынок три новых аромата с учетом ошибок, нами допущенных. Пусть я не был профессионалом, за три года я им точно стал. Я вижу, что этот бизнес очень и очень выгодный, в противном случае я бы им не занимался. И, во всяком случае, у нас есть некоторое преимущество перед многими прочими проектами: мы сделали свой фирменный продукт, у нас есть возможности и желание продвигать его по всем правилам продвижения товаров на рынке, и я уверен, что успех нам гарантирован.
       Стас Ищенко, заместитель генерального директора компании LiniaGrafic! (дизайн и полиграфия): Надо сказать, что помимо всего прочего ориентация на версии привела к тому, что дизайн самой упаковки парфюмов российского производства сделан просто кустарно. В Москве есть около 20 известных дизайнерских студий. Я знаю, что, за редким исключением, никто из парфюмеров с ними не работал, сами предпочитают делать. Между тем хорошо сделанная упаковка — это очень важное конкурентное преимущество. Впрочем, скоро все это и сами поймут. Процесс пошел.
       Большинство проектов, о которых мы рассказали, ориентированы на российский и смежные с ним рынки, но некоторые парфюмеры всерьез рассматривают проекты, связанные с зарубежными рынками. Сергей Гаврилюк, директор компании SV-Design: Вот уже скоро год, как мы занимаемся проектом по созданию парфюма класса люкс. Селективом его по формальным признакам назвать нельзя, у нас ведь нет истории, но по цене он точно будет с селективом конкурировать: себестоимость только флакончика ручной огранки — около $40. Мы будем его продавать и в России через бутики, но наш основной покупатель — в Европе. Собственно, наши переговоры о продажах в Европе уже в стадии завершения, наш аромат и дизайн там пришлись по вкусу, будем работать.
       Константин Лощинин: Сделать хороший продукт лично для меня — не проблема, но этот продукт еще нужно и продать, а вот тут большое значение играют личные знакомства, которых я за все эти годы завел немало. К лету планируем сделать парфюм, который попробуем продавать в ОАЭ через дистрибуторскую сеть, которой там владеет мой давний знакомый. При себестоимости порядка $2 он будет продаваться там за $25. Неплохой бизнес может получиться.
       По многим показателям (товарное предложение, недостаточные производственные мощности, неразвитость парфюмерного рынка именно как рыночной структуры) парфюмерная отрасль на сегодняшний день действительно является весьма любопытным объектом для инвестиций, но гарантий никаких — уж очень много нюансов, чем-то рулетку напоминает.
АЛЕКСЕЙ ХОДОРЫЧ, ИРИНА ЕМЕЛЬЯНОВА
       
ДОРОГОЕ ИМЯ
       Звездные ароматы
       В 1980-е годы в парфюмерной моде появилось новое направление — именные духи, ставшие повальным увлечением модельеров, звезд кино и прочих знаменитостей. Именно тогда впервые появился парфюм от Армани, Версаче, Элизабет Тейлор, Шер и многих других.
       Одним из наиболее удавшихся можно считать опыт Элизабет Тейлор. Ее парфюмерный дебют — Passion — состоялся в 1989 году, затем последовал White Diamonds как проявление легендарной ее любви к драгоценностям. В 2003 году она создает парфюм Gardenia, на который ее вдохновили цветы из собственного сада.
       Из прочих успешных проектов можно выделить парфюм Дженнифер Лопес — Glow by J. Lo. Также считается, что и парфюмерная композиция, и дизайн смогли передать индивидуальность этой звезды — аромат вошел в лучшую десятку мира, что вдохновило компанию Coty (Lancaster Group) на создание еще одного аромата — Still Jennifer Lopes, чья премьера состоялась в конце прошлого года.
       
ПАРФЮМЕРНАЯ РЕЦЕНЗИЯ
       Выбор экспертов
       На прошлой неделе в рамках выставки ExpoBeauty-2004 состоялось награждение участников конкурса "Созвездие ароматов", организованного журналом "Косметика и парфюмерия" при поддержке департамента потребительского рынка и услуг правительства Москвы и Союза дизайнеров России. В состав жюри входили: Жан-Пьер Гривори (президент парфюмерной компании Cofinluxe), Константин Райкин, Борис Моисеев, Татьяна Корнешева (департамент потребительского рынка), Галина Башкина (директор магазина "Парфюм Палас"), Елена Миляева (Mayer J. Expo — организатор выставки ExpoBeauty), профессиональные пафрюмеры Жанна Гладкова (консультативный центр "Парфюм Симфони"), Марина Никитина (НИИ синтетических и натуральных душистых веществ) и дизайнеры Виктор Литвинов, Татьяна Конде и Стас Ищенко (Союз дизайнеров России). Участники (22 компании с 47 ароматами ) имели право представлять как зарубежный, так и отечественный парфюм.
       В категории "Элита" среди женских ароматов победителями стали Boss Intense (номинация "За сохранение классических традиций", производитель Hugo Boss); VV ("За дизайнерскую работу", Roberto Verino), Armand Basi In Red ("Прорыв года", Armand Basi). Среди мужских в этой же категории — Essenza di Zegna ("Прорыв года", Ermenegildo Zegna). Специальный приз "За лучший парный аромат" достался Morgan de Toi (Cofinluxe).
       В категории "Мидл-ап" (высший средний класс) лучшими оказались: женские парфюмы Parabole (номинация "Лучший в категории 'мидл-ап'", Success de Paris), Mod`Touch ("Дизайн года", Parfums Christine Darvin) и мужской Carlos Moya ("Лучший в категории 'мидл-ап'", De Ruy Perfumes).
       В категории "Мидл" были награждены женский аромат Cafe Cafe Iced (Cofinluxe) и мужской Thais Feeling (Antonio Puig). Среди продукции, выпущенной в России, награды достались женскому аромату Nancy ("ПиК-96") и мужскому Ego ("Мак-Дак"). Специальный приз в номинации "Звездный парфюм" получила новинка Lady Jeans (от Ларисы Долиной). Призами зрительских симпатий награждены: мужской Adamand, Alan Bray ("Клас"), женский Couture Rouge (ТД "Покровка"), мужской Lion Platinum ("Л`Эстетик"). Специальный приз от журнала "Косметика и парфюмерия" достался мужскому аромату Tudor (ТД "Покровка").
       
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ АРОМАТОВ
       Ароматическая история
       На исходе Средневековья лидерами среди ароматов были амбра и вербена. Фаворитки Генриха III обожали запах нероли и красного жасмина. Прекрасная Габриэль д`Эстре (подруга Генриха IX) предпочитала аромат фиалкового корня и цветов апельсинового дерева. Косметика Анны Австрийской благоухала ванилью, а мадам де Помпадур душилась розой и жасмином.
       В начале ХIХ столетия доминировали ароматы животного происхождения — мускус, цибетин, амбра. В 1830-е годы — переход к цветочным ароматам. "Животные" парфюмы переходят к куртизанкам, а благопристойным дамам рекомендуется палитра легких цветочных запахов. Цветочные ароматы ценились вплоть до 1920-х годов. Различались лишь оттенки — от нежно-цветочных до сладко-цветочных.
       В 1910-м становится модным аромат Cypre — сложный зеленый аромат на основе кипрского дубового мха, он положил начало целой группе ароматов.
       1921-й. Chanel #5 — первый альдегидный аромат (он сохранил за собой первенство по продажам и до наших дней). К тому же периоду относится и создание некоторых других ароматов, которые и по сей день пользуются успехом: Crepe de Chine (Millot) и Arpege (Lanvin). Именно с этого времени ароматы начинают подразделяться на дневные и вечерние.
       1930-е. Альдегидное производство продолжает развиваться. Worth представляет свой Je Reviens (1932 год). В 1935-м Пату создает самый дорогой аромат Joy (с запахом розы).
       1940-е. Классические и "воздушные" ароматы военных и послевоенных лет.
       1950-е. Мир узнал словечко "teenager", сформировалось понятие "молодежная культура". Это вдохновило Estee Lauder на создание Youth Dew ("Свежесть юности") в 1952 году.
       1960-е. Восточные тенденции: пачули — любимый запах хиппи. Hermes выпускает Caleche с ароматом ладана (1961 год). В эту группу новых восточных тенденций вошли Madame Rochas (1960 год), Zen (Shiseido, 1964 год), Fidji (Guy Laroche, 1966 год).
       1970-е. Ожидание новых ароматов заставляет женщин обратиться даже к мужской парфюмерии. Особый интерес у них вызывает Eau Sauvage (Christian Dior).
       В 1972-м выходит Diorella (Christian Dior). Большой спрос на парфюмерную продукцию способствует созданию новых и новых ароматов — Chanel #319 (1970 год), Charlie (Revlon, 1973 год), Cristalle (Chanel, 1974 год), Anais Anais (Cacharel), Chloe (Lagerfeld).
       В 1977 году Yves Saint Laurent выпускает аромат с довольно смелым по тем временам названием Opium. Это как бы подготовило почву для появления восточного типа Cinnabar (Estee Lauder) и Magie Noire (Lancome).
       1980 год. Десятилетие именной парфюмерии. Теперь продается уже не аромат, а имидж, связанный с определенным стилем жизни. Наиболее преуспел в этом Calvin Klein с ароматами Obsession (1985 год) и Eternity (1988 год). В это же десятилетие появился и Poison (Christian Dior).
       1990 год. Первый аромат unisex. Время более сдержанных и мягких ароматов. Новая тенденция берет начало с Tresor (Lancome, 1990 год), Duna (Christian Dior), Tuscany per Donna (Aramis). Параллельно развивается еще одно направление, в основе которого природные и фруктовые ароматы, например аромат дыни. К этой группе относятся Escape (Calvin Klein, 1992 год), New West (Aramis).
       Женщины 90-х более не довольствуются каким-то одним ароматом, а создают себе целый парфюмерный гардероб. К этому же десятилетию относится абсолютное новшество — аромат Unisex one (1994 год, Calvin Klein).
       Тенденция нашего времени: количество новых брэндов в мире увеличилось в несколько раз по сравнению даже с 1980-1990 годами, не говоря уже о начале ХХ века (по разным оценкам, в 90-е годы основных ароматов было около 40, сейчас примерно 1,5 тыс.), жизненный цикл брэнда длится всего три-пять лет.
       
Комментарии
Профиль пользователя