Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Москва не может оставить без ответа недружественные меры»

Программный директор РСМД Иван Тимофеев — о санкционных итогах ноября

от

Среди множества событий санкционного ноября выделяются российские санкции против Великобритании, Франции и Германии. Они были заявлены российским МИДом и подразумевают ограничения на въезд в Россию для отдельных граждан указанных стран. Черный список визовых ограничений публиковаться не будет.

В отношении Великобритании запреты на въезд вводятся в ответ на ограничения против 25 россиян. После «Брексита» Лондон возвращается к самостоятельной политике санкций. Одним из первых заметных шагов стал «Регламент о глобальных санкциях в области прав человека» от 6 июля. Помимо россиян, связанных, по мнению британцев, с делом Магнитского, под санкции подпали 20 граждан Саудовской Аравии. Они предположительно связаны с гибелью журналиста Джамаля Хашокджи. В том же списке — два генерала из Мьянмы и два министерства КНДР.

Германия и Франция, в свою очередь, были наиболее активными инициаторами санкций ЕС против России по делу Алексея Навального. В октябре Совет ЕС ввел визовые и блокирующие санкции против шести российских чиновников высокого ранга, а также НИИ органической химии и технологии. Блокирующие санкции означают заморозку активов на территории ЕС и запрет на экономические трансакции лицам под санкциями в юрисдикции ЕС.

Российский ответ можно считать «частично пропорциональным». Москва вводит визовые санкции, однако блокирующие меры пока не используются.

В настоящее время опыт их применения есть в отношении Украины. Их использование против иных стран потребовало бы отдельного решения президента и последующего постановления правительства. Однако подобных шагов пока сделано не было. На уровне президента дело ограничилось продлением продовольственного эмбарго. Но связывать его с ответом Лондону, Парижу и Берлину нельзя — российские продовольственные санкции были введены в ответ на зарубежные ограничения 2014 года и продлеваются ежегодно.

В «частичной пропорциональности» есть своя логика. Москва не может оставить без ответа те или иные недружественные меры. Таковы законы дипломатии. Однако в России не хотят создавать проблемы европейскому бизнесу.

Строго говоря, и санкции Великобритании, и санкции ЕС можно считать «сигнальными». Их экономический эффект близок к нулю. Таким же стал и российский ответ.

Вместе с тем эпизод с обменом «сигнальными санкциями» все же ставит как минимум два вопроса. Первый — об использовании блокирующих санкций. Как показывает опыт ЕС, США, Китая и других инициаторов, такие санкции тоже могут быть «сигнальными», то есть не затрагивать бизнес. Без блокирующих санкций наш ответ даже с формальной точки зрения будет лишь «частично пропорциональным». Все предпосылки для их применения у России есть. В их числе — опыт блокирующих ограничений против Украины, наличие и вполне успешное функционирование в структуре Минфина департамента контроля за внешними ограничениями, возможность привлечения к их использованию Центрального банка и т. п.

Второй вопрос — список визовых ограничений. Отсутствие такого списка в виде открытой публикации снижает его политическую эффективность. Не понятно, кого именно мы не хотим видеть в нашей стране. Политика визовых санкций давно требует обновления законодательства с учетом мирового опыта.

Иван Тимофеев — программный директор Российского совета по международным делам (РСМД)

Комментарии
Профиль пользователя