Коротко

Новости

Подробно

Фото: РИА Новости

«Расстрел — не та реакция, которая должна была последовать в ответ на замечания»

Свидетель заявил в суде, что претензии начальства к рядовому Шамсутдинову были завышены

от

Во 2-м Восточном окружном военном суде в Чите, где продолжаются слушания по делу срочника Рамиля Шамсутдинова, свидетель Дмитрий Коновалов заявил, что подсудимого действительно заставляли убираться в туалете. За неповиновение он обязан был вместо сна учить устав, и его запугивали тем, что «его лицом протрут ободок унитаза». Кроме того, его сослуживцев заставляли ходить в общевойсковых защитных костюмах, за что срочники предъявляли Шамсутдинову претензии. Господин Коновалов заявил, что требования командира по чистоте к солдату были преувеличены, но он считает, что за те унижения, которым тот подвергался, нельзя было мстить расстрелом. Напомним, 25 октября 2019 года в части поселка Горный Забайкальского края Рамиль Шамсутдинов убил восьмерых солдат и офицеров и двоих ранил.


Во вторник в суде продолжились слушания по делу Рамиля Шамсутдинова. Напомним, вчера суд по ходатайству защиты допросил самого подсудимого. Он, в частности, рассказал, что накануне трагедии трое суток не спал, так как его заставляли во время, отведенное для сна, учить устав. Его били, угрожали расправой, заставляли перечислять деньги другим служащим. Перед караулом, который и завершился расстрелом, его пытались окунуть в унитаз и пообещали в следующий раз утопить в нем.

Сегодня в суде выступал контрактник Дмитрий Коновалов, работающий в воинской части водителем. Он был с Рамилем Шамсутдиновым в наряде, когда тот начал стрелять по сослуживцам. Коновалову удалось убежать.

Он покинул территорию части, чтобы пролезть под проволокой, ему пришлось снять бронежилет и бросить автомат.

Когда приехала военная полиция, он вышел к ней. Перед допросом свидетеля судья спросил у Шамсутдинова, есть ли у Коновалова основания его оговаривать. «Нет»,— тихо ответил подсудимый. Свидетель, в свою очередь, сказал, что отношения с Шамсутдиновым у него были нормальные.

Дмитрий Коновалов рассказал, что Рамиль Шамсутдинов отвечал за чистоту в туалете и душевой, а лейтенант Даниил Пьянков часто был недоволен тем, как он убирается.

С его точки зрения, претензии Пьянкова к Шамсутдинову по чистоте были завышенными. Но он считает, что расстрел — это не та реакция, которая должна была последовать в ответ на эти замечания.

Дмитрий Коновалов слышал, как Пьянков сказал Шамсутдинову, что он протрет его лицом ободок унитаза, если тот не наведет чистоту. После того как Пьянков проверил туалет и остался недоволен, он заставил сослуживцев Шамсутдинова облачиться в общевойсковые защитные костюмы. Из-за этого у подсудимого с другими солдатами случился конфликт, так как они были недовольны, что из-за него вынуждены ходить в защитных костюмах. Также Дмитрий Коновалов рассказал, что во время, которое отводилось Шамсутдинову для сна, он учил устав, стоя в центральном проходе. Устав учить заставляли еще двоих рядовых — Валеева и Графова.

Один из присяжных поинтересовался, приходилось ли Дмитрию Коновалову мыть унитаз, когда он был срочником. Тот ответил отрицательно.

Когда у водителя спросили, были ли в части случаи неуставных отношений раньше, он сказал, что на его памяти не было. Единственное, он вспомнил, как несколько лет назад два солдата подрались, командир им пригрозил дисбатом, и на этом их ссора закончилась.

Далее гособвинение представило материалы медицинских освидетельствований тел погибших. По словам гособвинителя, семь пуль было обнаружено в теле капитана Владимира Евсеева, по пять — Даниила Пьянкова, Анатолия Куропова, Артема Никишина. Он предположил, что, вероятно, во время расстрела Куропов пытался прикрыть голову руками. Андрей Покотило получил четыре ранения, Роман Ковалев — три. Егор Богомолов был убит одним выстрелом в живот. Алексея Андреева с тремя выстрелами, один из которых попал прямо в сердце, в состоянии клинической смерти доставили в реанимацию, но спасти его не удалось.

Выживший после трагедии Евгений Графов получил огнестрельные ранения головы и конечностей. Он пришел в сознание через десять месяцев лечения в госпитале Бурденко в Москве, но продолжает находиться в обездвиженном состоянии. За это время он пережил сепсис, септический шок, пневмонию. В выжившего Владислава Шпака попали три пули, он тоже лечился в Москве.

Гособвинитель также заявил, что алкоголь или наркотики в крови погибших и раненых обнаружены не были.

Завтра суд продолжит допрашивать свидетелей обвинения.

Юлия Скорнякова, Чита; Екатерина Еременко, Иркутск


Комментарии
Профиль пользователя