Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: TMB / Vostock Photo

«Нельзя лишить права на культуру военными методами»

Археолог Гамлет Петросян — об уникальных раскопках в античном Тигранакерте

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Неделю назад («Огонек», № 46 за 2020 год) мы рассказали о новом — культурном — фронте карабахского конфликта и о том, что иных защитников, кроме российских миротворцев, у многих бесценных объектов этого края пока не просматривается. Что на кону? «Огонек» поговорил об уникальных раскопках в Тигранакерте, античном городе, который называют «армянской Троей», с его первооткрывателем Гамлетом Петросяном.


Беседовала Анна Сабова


Пока политики и дипломаты пытаются просчитать все нюансы урегулирования конфликта, а главное — поддержания хрупкого перемирия в Нагорном Карабахе, мировое научное сообщество спешит с подсчетом древних памятников на спорной территории. А также с поиском форматов, которые дадут им шанс дожить до следующих поколений.



Вопрос этот невероятно чувствительный во многом потому, что речь не только о культурном наследии: любая из древностей — будь то знаменитые кресты-хачкары, выбитые в камне надписи на греческом либо армянском языке или обломки древних крепостей, которые в регионе не раз переходили из рук в руки,— невольно может стать свидетелем в пользу преобладания культуры одной из двух сторон в регионе. Такое положение культурных ценностей, пусть даже покрытых пылью веков, делает их особенно уязвимыми. И если отдельные артефакты еще возможно укрыть от военно-политических конфликтов в музеях и научных лабораториях, то как быть с гораздо менее мобильными монастырями или даже целыми городами?

Что реально грозит сегодня подобным памятникам? В чем уникальность культурного наследия Карабаха и каким образом в современных реалиях ужиться на этой территории наследию христианской и мусульманской культур? Мы обратились за ответами на эти вопросы к доктору исторических наук, профессору Ереванского госуниверситета Гамлету Петросяну — ведущему исследователю одной из главных археологических ценностей Нагорного Карабаха — древнего Тигранакерта.

Но перед разговором — несколько слов об этом легендарном городе, история изучения которого напоминает уравнение с четырьмя неизвестными. Число «четыре» не случайно. Дело в том, что исследователи насчитали именно столько городов, которым древнеармянский царь Тигран II Великий (правил с 95 года до н.э. по 55 год до н.э.) дал свое имя в I веке до н.э., как поступали многие полководцы эллинистического мира вслед за Александром Македонским. Ныне обнаруженный армянскими археологами Тигранакерт считался самым крупным городом провинции Арцах Великой Армении в эллинистический период и просуществовал, если верить летописцам, до XIII–XIV века.

Раскопки начались не раньше 2005 года — в советские годы доступа к территории у армянских исследователей не было, а общепринятой считалась гипотеза, распространенная среди азербайджанских историков (Нагорно-Карабахская автономная область была в составе Азербайджанской ССР). Она гласила: в облике местных археологических древностей читается влияние лишь албанской культуры, поэтому следы армянского прошлого искать в регионе бесполезно. Историко-культурным заповедником и государственным центром территорию Тигранакерта объявили только в 2008 году власти непризнанной Нагорно-Карабахской Республики, а сама археологическая экспедиция Института археологии и этнографии НАН Армении под руководством профессора Гамлета Петросяна работала здесь с 2005 года.

Список найденных археологами артефактов настолько велик, что, когда профессора Петросяна просят объяснить значимость открытия, для экономии времени он обычно сравнивает его с раскопками легендарной Трои. Курганы, христианские захоронения, церкви, каменные изваяния, выбитые в скалах культовые сооружения, передовые для своего времени военные сооружения — все свидетельствует о сложном и уникальном переплетении древних культур Малой Азии в этом регионе. В конце концов, сам Плутарх называл один из древних Тигранакертов «богатым и красивым городом, где каждый человек был обучен украшать» его.

— Вы занимаетесь раскопками Тигранакерта более полутора десятков лет. Что представляет собой этот город сегодня? И почему его открытие стало столь значимым событием даже за пределами научного мира?

— Этот древний город, построенный в начале I века до нашей эры и упоминавшийся во многих источниках вплоть до XIII века, является самым представительным позднеантичным городом всего Кавказа. Тигранакерт принадлежит к древней традиции, заложенной Тиграном Великим (правитель и полководец, завоевания которого сделали Армянскую империю одной из крупнейших держав на Ближнем Востоке в I в. до н.э. и позволили ей контролировать главные торговые пути из Индии и Китая в Европу.— «О»).

При этом Тигранакерт, несомненно, цивилизационный армянский центр, о чем говорят 15 надписей на армянском языке, найденных на раскопках. Впрочем, в нем заметно влияние не только местных традиций, но и культур всей Малой Азии, Александрии и так далее. Кроме армянской там была и очень крупная раннехристианская община — мы нашли надписи и на греческом. Также нам удалось обнаружить лучшие образцы военной архитектуры того времени: до наших дней сохранились даже крепостные стены высотой до 5 метров. Думаю, что мировое научное сообщество, армяноведы, археологи прекрасно понимают, насколько велико значение этого города, ведь мы не раз рассказывали о нем на различных научных форумах.

— Раскопками занимались только армянские исследователи? Или над изучением Тигранакерта работали также и археологи из других стран?

Руководитель археологической экспедиции Тигранакерта Гамлет Петросян.

Руководитель археологической экспедиции Тигранакерта Гамлет Петросян.

Фото: Из личного архива

— Конечно, в раскопках участвовали специалисты из Италии, Швейцарии, Франции, с Кипра, но все они приезжали по собственной инициативе. Согласно международным нормам, никто из них не мог быть официально командирован на территорию непризнанной Нагорно-Карабахской Республики своим научным центром или университетом. Но они действительно приезжали, активно участвовали в наших чисто академических исследованиях.

Добавлю также, что несколько раз я предлагал и азербайджанским коллегам присоединиться к нашим исследованиям, но они почему-то продолжали настаивать на том, что наш научный подход неверен, что мы не имеем права на раскопки и что это вообще не Тигранакерт. Считаю такой подход частью той пропаганды, которая всегда старалась принизить наши начинания. Я думаю, что непризнанные народы тоже имеют право на культуру. И частью этой культуры является интерес к своему наследию.

— А почему же советским археологам не удалось обнаружить такой уникальный город и его стали активно изучать только в последние годы?

— Дело в том, что его очень долго не могли найти — начиная с середины XIX века многие указывали, что Тигранакерт находится где-то на территории Нагорного Карабаха. Но четкого понимания не было, следы этого города не были обнаружены.

Кстати, азербайджанские археологи работали на месте наших будущих раскопок около 20 лет. Но, к сожалению, их академик Ямпольский (известный советский и азербайджанский историк, автор ряда трудов об истории и культуре Кавказской Албании.— «О»), увидев фундамент крепостных стен, которые были видны и до масштабных раскопок, не придал этому значения, предположил, что это всего лишь дорога, ведущая к церкви на горе. Наша экспедиция поняла, что речь идет о настоящем фундаменте и что в Тигранакерте все фундаменты выбиты в скалах, с этого, собственно, и начались раскопки. Реакция азербайджанских ученых была очень гневной.

— Если я правильно понимаю, в древности было основано несколько Тигранакертов. Чем в их ряду так сильно выделялся именно тот Тигранакерт, который раскапывали вы?

— В принципе, конкретное археологическое положение других Тигранакертов так и не установлено. Неясно также, какой именно из этих четырех городов следует считать столицей империи Тиграна Великого. Есть только различные гипотезы относительно того, где она находилась. Был, например, такой историк Себеос (армянский историк VII века, описавший ирано-византийские войны, завоевательные походы арабов и внутреннее положение в Армении той эпохи.— «О»), который подробно рассказал о двух Тигранакертах. Именно благодаря сопоставлению различных армянских источников нам и удалось выяснить приблизительно, где бы мог находиться тот Тигранакерт, который мы искали.

А потом мы обнаружили и сами археологические следы, затем сняли все сомнения в отношении хронологии, прежде всего даты основания Тигранакерта. Он совершенно точно появился в начале I века, о чем говорят наши находки: множество погребений с парфянскими монетами 60–50-х годов до нашей эры.

— Что, на ваш взгляд, в нынешней ситуации грозит открытому вами городу?

— Честно говоря, вряд ли ему реально угрожает разрушение. Я думаю, что азербайджанские археологи продолжат наши раскопки, но при этом наверняка переименуют город, будут утверждать, что там нет и не было армянских следов, вполне могут объявить этот город албанским.



Не думаю, что они его разрушат, тем более такие крепостные стены. Знаете, там один блок может весить от 200 килограммов до полутора тонн — и таких в Тигранакерте несколько тысяч, а тянутся они на полтора километра. Вряд ли стоит с ними что-то делать, да и сомневаюсь, что это вообще возможно.

— Что из ценностей уже перевезено в Ереван?

— Не могу сказать, что куда перевезено, но все эти артефакты были добыты нашими археологами абсолютно законно в ходе раскопок, разрешенных властями Нагорного Карабаха. Мы будем и дальше изучать эти ценности.

— Какими вы видите режим или, быть может, режимы сохранения памятников Карабаха на тех территориях, которые контролирует одна из сторон? Возможна ли, на ваш взгляд, выработка таких режимов в принципе?

Тигран Великий давно известен историкам по летописям и древним монетам, но его столицу безуспешно искали многие сотни лет. Нашли недавно — в Карабахе

Фото: Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

— Думаю, как я уже говорил, что Тигранакерт будут продолжать изучать, но уже как территорию Азербайджана.

Надеюсь, что российские войска смогут установить там специальный режим, учитывая, что это все-таки армянский город и что невозможно лишить народ права на культуру политическими или военными методами. Хочется, чтобы и российские ученые принимали участие и обозначили какой-то статус этой территории, ведь была проведена огромная работа: найти целый город в наше время не так уж легко.

Надеюсь также, что наши российские коллеги и российские власти согласны с тем, что нельзя азербайджанизировать город просто на основе того, что он находится на территории, которая была передана Азербайджану.

— Перспективны ли еще какие-то точки для раскопок в Нагорном Карабахе? Ведь Тигранакерт наверняка не единственная культурная ценность в этом регионе.

— Конечно, такие точки есть и их много! В Нагорном Карабахе мы нашли раннехристианские склепы типично иерусалимского образа. Огромная археологическая работа проведена в Амарасском монастыре, в Вачаре, что недалеко от Гандзасарского монастыря, в некоторых других раннехристианских монастырях, крепостях, причем велась она не вопреки, не для того, чтобы что-то кому-то доказать. А потому что объективно есть что исследовать.

Вы знаете, я долго занимался и мусульманскими памятниками на этих территориях — они, кстати, расположены не в самом Нагорном Карабахе, а вокруг него. И я с уверенностью говорю об этом, потому что у меня есть фотографии, чертежи начиная с 1960-х годов.

Почти 90 процентов мусульманских памятников и сейчас стоят, благодаря правительству Нагорного Карабаха и нашим усилиям, мы ведь действительно оберегали и их тоже. Даже не знаю, сколько средств было потрачено в городе Шуше на реставрацию главной городской мечети! Думаю, что мир — во всяком случае, мир культуры и академической науки — должен понимать, что мы не относились враждебно к этим монументам, не уничтожали их, как уничтожили хачкары Джульфы в Нахичевани (Нахичеванская Автономная Республика с начала 1920-х находится на территории Азербайджана.— «О»). Если у мира есть совесть, люди должны все это понимать...

Комментарии
Профиль пользователя