Коротко

Новости

Подробно

Штабные мучения

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 12


Штабные мучения
Фото: ДМИТРИЙ АЗАРОВ, "Ъ"  
       15 марта все люди, упомянутые в этой заметке, доползут до дома и упадут на несколько суток спать. Но всю прошлую неделю они бодрствовали, и некоторые из них даже ответили на вопросы нашего специального корреспондента Валерия Панюшкина.

Красная площадь, 5
       Из предвыборного штаба Владимира Путина давно и вежливо нет ответа, а вопросов к штабу президента много. Главный вопрос: сколько чиновников разного уровня формально ушли в отпуск, чтобы работать в предвыборном президентском штабе? (Много, но сколько и кто?) И действительно ли они ушли в отпуск или продолжают каждый день приезжать в свои кабинеты и задействовать оттуда подвластный им административный ресурс? И получают ли они еще и в штабе зарплату в придачу к чиновничьей? (Есть информация пожелавшего остаться неизвестным источника, что получают.) И белая это зарплата или черная? И кто решил, что все кандидаты, кроме Владимира Путина, должны иметь на главных телеканалах страны всего около минуты в день для размещения роликов? И кто решил поставить предвыборные дебаты на восемь утра и на шесть вечера? Вы смотрите телевизор в восемь утра или в шесть вечера? И кто принял решение транслировать получасовое общение президента с доверенными лицами в прямом эфире? И сколько стоила трансляция?
       Вопросов много, ответа нет. Точно так же не отвечает на факсы и просьбы об интервью штаб Сергея Миронова, но к нему ведь и вопросов нет, с ним ведь все понятно.
       
Улица Шаболовка, 2
Фото: ДМИТРИЙ АЗАРОВ, "Ъ"  
Я прихожу в предвыборный штаб кандидата в президенты Ивана Рыбкина около девяти вечера — для штаба это самое рабочее время. Обычно в предвыборных штабах рабочий день оканчивается сильно за полночь, но штаб Рыбкина пуст. Секретарь имитирует отсутствие. Руководитель штаба Ксения Пономарева говорит, что в начале кампании офис-менеджер Маша, когда должны были прийти телевизионщики, одевалась в красивое платье, а теперь Маша прячется.
       Этот штаб до начала предвыборной кампании был частным офисом политического деятеля Ивана Рыбкина. Здесь около 80 кв. м. Оплачивается аренда из избирательного фонда. Финансовый отчет предоставляется в ЦИК. Белые деньги.
       Если не считать тени секретаря, Ксения Пономарева в этом полутемном офисе одна. Телевизор в ее кабинете включен на канале "Discovery", там показывают каких-то морских гадов. Ксения Пономарева говорит, что ей становится физически плохо, если она видит по телевизору Туркменбаши. Туркменбаши она называет президента Путина, насколько я понимаю. Раньше она работала начальником программы "Время" на "Первом канале" и была заместителем руководителя предвыборного штаба Владимира Путина, когда тот избирался на первый срок. Я спрашиваю:
       — Ксения, зачем вы это?
       — Родину спасать,— она печально улыбается.— Я хотела спасать родину еще перед думскими выборами. После ареста Ходорковского демократическая часть общества своим бездействием показала власти, что с нею можно делать что угодно. Думские выборы слили. Нельзя было сливать. К тому же у меня красивый контрапункт получается — от Путина к Рыбкину.
       — Вы предложили Березовскому спасать родину?
       — Да. Глупо же скрывать связь Рыбкина с Березовским.
       — Вы спасаете родину в качестве политтехнолога?
       — Я никак не определяю свою профессию, я просто умею иногда выдумывать ходы. И моя работа здесь — это не профессия, а гражданская позиция: поддерживать любую попытку говорить правду.
       Она утверждает, что не получает никакой зарплаты и никто из руководителей подразделений штаба не получает. Зарплату получают только технические сотрудники. В штабе работает человек десять. В связи с отсутствием кандидата в стране все его поездки по регионам отменились. Это была наиболее трудоемкая часть работы в организационном смысле. Плакаты и листовки тоже отменились.
       — Возможностей говорить правду осталось две,— говорит Ксения Пономарева,— иностранные журналисты и размещение рекламы на телевидении и в газетах.
       — Ну и как?
       — Тональность западных СМИ изменилась: критические материалы о России, которые раньше публиковались в разделе "Opinions", теперь публикуются в качестве редакционных статей.
       Про рекламные ролики Ксения Пономарева говорит, что они будут непривычно жесткими по содержанию. Если ролики в эфир не пустят, Пономарева обещает рассказать, о чем они были. Ролики должны быть в эфире две последние недели перед выборами. Осталась одна неделя. Вы их видели?
       Еще Ксения Пономарева рассказывает, что несколько клипмейкеров подряд отказались делать ее ролики. Продюсеры, режиссеры и операторы отказывались снимать для Рыбкина, говорили: "Нам есть, что терять".
       — В пианиста-то стрелять не будут все-таки! Наш сценарий, белые деньги! — Ксения Пономарева разводит руками.— А они боятся. Было бы у меня время, обязательно бы заказала ролики Video International, чтобы там помучались и поискали приличный повод отказать мне.
       — Может лучше уже сдаться? — спрашиваю я.
       — Не, ни фига! Мы победим! — говорит Ксения Пономарева.— Потому что добро всегда побеждает. Справедливости нет, но добро всегда побеждает зло, хотя это неприлично и непрофессионально так всерьез говорить об этом.
       
Улица Якиманка, 40
Фото: СЕРГЕЙ МИХЕЕВ, "Ъ"  
Штаб Ирины Хакамады находится в помещении банка. Этот офис в несколько сотен метров арендуется с 30 января по 15 марта. До этого штаб арендовал бывшее помещение Фонда Сороса на Озерковской, но там вышел спор хозяйствующих субъектов. Там во время сбора подписей работало 300 человек, из них 50 графологов. 50 людей с лупами молча сидели в зале, изучали подписи, иногда входил начальник графологов и кричал: "Перерыв!" И графологи шли курить.
       После Фонда Сороса дважды отыскивали подходящий офис и дважды получали отказ от арендодателей. Первый сказал, что он дружит с мэром Москвы Лужковым, второй арендодатель сообщил, что он член "Единой России", и отказал на этом основании.
       Офис на Якиманке — третий. В нем весело, потому что он похож на муравейник: люди с куртками, люди с листовками, люди с книжками, постоянно звонят телефоны. Расхаживает врач в белом халате, потому что от 20-часовой работы кому-нибудь время от времени становится плохо. Круглосуточная бесплатная кормежка в буфете — и романы. Руководитель штаба Марина Литвинович говорит, что во время избирательной кампании в штабе обязательно все во всех влюбляются как ненормальные, потому что люди много времени проводят вместе, вместе огорчаются и радуются, и очень устают, и хочется, чтобы кто-нибудь пожалел. После выборов никто не женится.
       — Сколько тут у тебя человек? — спрашиваю.
       — Человек шестьдесят, включая медсестер и водителей.
       — Сколько они у тебя получают? А ты сколько получаешь?
       — Ну и как ты хочешь, чтобы я тебе ответила? Получаю больше, чем мне нужно на жизнь, а про людей — я не сторонник больших зарплат. Я считаю, что нужно держать людей в состоянии легкой недооцененности, тогда они растут.
       — Ну не меньше же $1 тыс. в месяц у них средняя зарплата плюс еще ты плюс аренда офиса — никак не меньше $100 тыс. в месяц стоит сам по себе штаб.
       — Ну где-то так, я не знаю точно,— Марина пожимает плечами в том смысле, что будет же предоставлен в ЦИК финансовый отчет и там все будет написано.
       По состоянию на неделю назад деньги в избирательный штаб Ирины Хакамады перечислили 27 человек. Первым перечислил деньги муж кандидата Владимир Сиротинский, Леонид Невзлин перечислил 900 тыс. руб.— но сумма далеко не достигала разрешенных законом 250 млн руб. Штаб начал кампанию по сбору средств частных лиц. Объявление в прессе, счет, с миру по нитке. Раньше либералы никогда не собирали так деньги, так деньги собирали только коммунисты.
       Руководитель штаба Марина Литвинович до начала кампании работала в благотворительном фонде "Открытая Россия", учрежденном господами Невзлиным и Ходорковским, и когда стала заниматься кампанией Ирины Хакамады, позвала с собой нескольких человек из "Открытой России" — они все уволились с прежнего места работы. Говорят, их всех просил уволиться Невзлин, чтобы не вмешивать "Открытую Россию" в политику. Марина Литвинович надеется, что они уволились временно.
       Марина Литвинович окончила философский факультет МГУ, работала в Фонде эффективной политики у Глеба Павловского, ходила в Кремль, потом работала замначальника штаба СПС, но в начале думской предвыборной кампании, в самый день рождения президента — 7 октября, ушла. Она говорит, что ушла, потому что была против войны с "Яблоком", на которую СПС в предвыборной кампании делал серьезную ставку. И еще потому, что когда Анатолий Чубайс вызвал начальника штаба Альфреда Коха, тот не смог рассказать толком, как идет кампания.
       — Руководитель штаба,— Марина говорит и посылает одновременно какие-то мейлы,— это человек, который разгребает организационные завалы, а Кох был таким политическим руководителем.
       Она говорит, что после ее ухода штаб СПС сделал приблизительно половину начатых ею предвыборных проектов и вместо придуманных ею роликов снял ролик с частным самолетом. В день ухода из СПС она получила предложение работать в ЮКОСе и работала с Ходорковским, пока его не посадили. Она отказывается делать региональные выборы и отказывается работать с властью. Первый раз ее избили и ограбили, когда она работала на Сергея Кириенко, баллотировавшегося в мэры Москвы против Юрия Лужкова. Неделю назад, когда теперешний ее кандидат Ирина Хакамада подавала в суд на Сергея Миронова, обвинившего Хакамаду в том, что ее кампанию финансируют преступники, Марине Литвинович позвонили неизвестные люди и сказали, что хорошо знают, где она живет и куда ходит гулять ее ребенок. Марина приставила к ребенку охрану и написала заявление в милицию. Спецслужбы, прослушивающие Маринин телефон, разумеется, не помогают ей искать шантажистов.
       
Луков переулок, 9
Фото: ДМИТРИЙ ДУХАНИН, "Ъ"  
— У них могли возникнуть проблемы, потому что они в опале,— первый заместитель руководителя центрального аппарата ЛДПР Антон Морозов откидывается в кожаном кресле, закуривает и говорит про Хакамаду и Рыбкина.— Все, кого поддерживают олигархи, в опале, потому что народ против олигархов, государство против олигархов. Возможно, таким образом своеобразный административный ресурс включается. У нас таких проблем не может быть, у нас все четко.
       — Но ведь у вас тоже запретили же Жириновскому участвовать в теледебатах вместо Малышкина?
       — Мы опротестовываем в Верховном суде. ЦИК тратит деньги на рекламу выборов, но, отстраняя Владимира Вольфовича от дебатов, снижает на самом деле явку. Получается, что ЦИК и телевидение работают против государства.
       Предвыборного штаба Олега Малышкина на самом деле нет, просто на время выборов штабом становится центральный аппарат ЛДПР. Руководит центральным аппаратом, фракцией и штабом депутат Игорь Лебедев. Все идеологические решения принимаются в Думе Жириновским, Лебедевым и Малышкиным. Штаб в Луковом переулке занимается техническими вопросами.
       На первом этаже пахнет столовой, по лестнице и по всем комнатам — несколько сотен портретов Жириновского: с усами, без усов, в бассейне, в папахе... Когда кандидат идет на выборы от партии, работа становится иной: есть много региональных отделений, с ними надо связываться и передавать материалы. Для партии выборы дешевле. Антон Морозов несколько лет вел личный график Жириновского. Он говорит:
       — Я работал с ним в непосредственном контакте, я всегда чувствую, как бы он поступил на моем месте.
       
Малый Сухаревский переулок, 3
Фото: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ, "Ъ"  
Такая же история у коммунистов. Руководит штабом Геннадий Зюганов, но в штабе по адресу Малый Сухаревский, 3, где расположен ЦК партии, он почти не появляется. Штаб кандидата Николая Харитонова занимается техническими вопросами, все решения принимаются в Думе. Отвечающий в КПРФ за прессу Александр Ющенко говорит мне по телефону:
       — Совещания проходят в Думе два раза в неделю, работает человек пятнадцать, получают зарплату в ЦК, дополнительно за штаб — никакой зарплаты: был опубликован счет, люди перечисляют деньги, минимальный взнос — 100 руб. Препятствуют, конечно: Новосибирская сельхозакадемия, где Харитонов учился, отказалась предоставить ему зал для выступления. Шпионов вроде не ловили, но утечки бывают. Телефоны прослушивают: все время в телефоне горит значок, что телефон прослушивается.
       
1-й Смоленский переулок, 5
Фото: ЮРИЙ МАРТЬЯНОВ, "Ъ"  
Про Сергея Глазьева точно известно, что его не поддерживают никакие олигархи. Он глава думской фракции, а ездит на "Шевроле-Ниве" за $8 тыс. Его штаб располагается в его общественной приемной, там три небольшие комнаты. В кабинете Сергея Глазьева, кроме самого Глазьева и главы его штаба Яны Дубейковской, сидит еще юрист. Кабинет площадью метров десять. У них на счете 9 млн руб. из разрешенных 250 млн. Людям, обещавшим спонсировать Глазьева, кто-то посоветовал не спонсировать. Они не купили ни одной секунды платного эфира.
       Яна Дубейковская рассказывает, что пять типографий отказались печатать их листовки. В Новосибирске горадминистрация звонила в типографию и запрещала печатать глазьевскую газету. В Челябинске специально ради Глазьева сломалась типографская машина. В Екатеринбурге на пресс-конференцию пришел подполковник милиции и сказал, что здание заминировано. В Нижнем Новгороде не нашлось ни одного свободного зала и пресс-конференцию Глазьев проводил на улице. Саму Яну Дубейковскую грабили, посылали SMS с угрозами, перерезали тормозной шланг в автомобиле. Она говорит:
       — Время пиаровских контор прошло. Или это мне уже 36 лет. Просто мне кажется, что мало уже быть холодным профессионалом, надо уже быть каким-то человеком.
       

Комментарии
Профиль пользователя