Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Кредиторам поставили жилищное условие

ВС не разрешил менять квартиру должника на меньшую

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Можно ли кредиторам принудительно заменить гражданину-банкроту его единственную квартиру в 40 кв. м на жилье меньшей площади — такой вопрос оказался на рассмотрении Верховного суда РФ (ВС). Экономколлегия ВС в деле Дмитрия Стружкина решила, что кредиторы не вправе так поступать. Впрочем, риски должника лишиться единственного жилья пока остаются, так как квартира включена в конкурсную массу. Юристы отмечают важность позиции ВС, так как в законе нет критериев «роскошного жилья», но их мнения о праве кредиторов забрать квартиру разделились.


В рамках дела о банкротстве Дмитрия Стружкина ВС вынес прецедентное постановление по спору, касающемуся единственной квартиры должника. В сентябре 2019 года собрание кредиторов господина Стружкина проголосовало за то, чтобы заменить должнику его сорокаметровую квартиру в Ижевске на квартиру в 19,8 кв. м в другом районе города. Новое жилье взялся предоставить крупнейший кредитор должника Алексей Лебедев (с возмещением ему стоимости в 850 тыс. руб. за счет конкурсной массы), а большую квартиру включили в конкурсную массу для продажи на банкротных торгах.

Дмитрий Стружкин оспорил решение собрания кредиторов в суде. Первая инстанция признала решение не соответствующим закону о банкротстве и нарушающим право должника на единственное пригодное для постоянного проживания жилье, которое не является роскошным.

Кредитор обжаловал это в апелляции, настаивая, что квартира площадью 40 кв. м — «роскошное (избыточное) жилье», так как норма по соцнайму в Ижевске — 13,3 кв. м на человека, а продажа «дорогостоящего жилого помещения должника» позволит частично погасить долги.

К тому же должник в браке не состоит, иждивенцев не имеет, в спорной квартире не живет и сдает ее в аренду под офис, а место своего фактического проживания не раскрывает. Согласившись с этим, апелляция, а затем и кассация признали решение кредиторов законным.

Господин Стружкин добился передачи дела в экономколлегию ВС. В своей жалобе он ссылался на то, что рискует лишиться единственного жилья, а в законодательстве нет «ориентиров для определения уровня обеспеченности жильем как разумно достаточного». ВС в итоге признал решение собрания кредиторов недействительным.

Вопрос, что считать «роскошным жильем», остается неурегулированным в законе. Конституционный суд еще в 2012 году предписал законодателю определить размер жилого помещения, «удовлетворяющий требованию обеспечения разумной потребности человека в жилище», подчеркнув, что «существующие нормативы имеют иное целевое назначение и использованы быть не могут». Но поправки до сих пор не приняты.

Адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры» Денис Крауялис отмечает, что практика судов по таким делам не единообразна, поэтому позиция ВС имеет важное значение и повлияет на аналогичные споры.

«Решение ВС, видимо, ставит крест на судебном правотворчестве по вопросу о том, что делать, когда у должника есть одно жилье, но его стоимость и размеры превышают минимально необходимые. Получается, что случаи замещения единственного жилья более дешевым вправе установить только законодатель»,— говорит адвокат РКТ Иван Стасюк. Судя по всему, ВС считает незаконными самостоятельный выбор кредиторами нового жилья должнику и принуждение должника переселиться в такое жилье, уточняет господин Крауялис.

При этом Иван Стасюк полагает, что в интересах кредиторов было бы справедливо обращать взыскание на жилье банкрота, в котором тот не живет, если у него есть возможность постоянного проживания в другом месте. Он напоминает, что ВС ранее по делу Фрущака допускал возможность продажи единственного жилья, если должник злоупотребляет правом. Впрочем, тогда речь шла о пятикомнатной трехэтажной квартире в 198 кв. м. Господин Крауялис, напротив, считает, что проживание должника в другом месте и сдача жилья в аренду не являются достаточными основаниями для лишения человека права собственности.

В деле же Дмитрия Стружкина решение экономколлегии ВС может рассматриваться как новое обстоятельство, которое дает возможность должнику добиваться исключения квартиры из конкурсной массы, считает Денис Крауялис.

Анна Занина, Екатерина Волкова


Комментарии
Профиль пользователя