Коротко

Новости

Подробно

Фото: Pool / Reuters

Дипломатией бьют по всему фронту

США, Россия, Франция и Турция хотят играть главную роль в карабахском урегулировании

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В нагорно-карабахский конфликт вовлекается все больше игроков. В пятницу эпицентром дипломатии стал Вашингтон, где госсекретарь США Майк Помпео встретился с главами МИД Армении и Азербайджана Зограбом Мнацаканяном и Джейхуном Байрамовым. В Москве, где министры побывали двумя днями ранее, дают понять, что не против инициатив США. А вот о негативной роли Турции в конфликте власти РФ говорят все более открыто, что не мог не заметить турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган. Указав на неэффективность ныне существующих форматов урегулирования, он заверил: его страна имеет такое же право на участие в мирном процессе, как и Россия.


Обострение в Нагорном Карабахе, начавшееся 27 сентября, имеет все шансы на то, чтобы не завершиться за месяц. 23 октября стороны конфликта продолжали выпускать сводки о ситуации на фронте. Азербайджанская сторона рапортовала о «сохраняющемся оперативном превосходстве на всей протяженности фронта» и взятии под контроль еще 13 сел в четырех районах вокруг Нагорного Карабаха. Представители Минобороны Армении же говорили об «упорных боях» и о том, что «на некоторых участках вражеские диверсионные группы отбрасываются на исходные позиции».

Так или иначе, пока ситуация на фронте складывается в пользу Азербайджана.

В связи с этим президент непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР) Араик Арутюнян решил обратиться к российскому лидеру Владимиру Путину. «Россия воспринимается в исторической памяти народа Арцаха (армянское название Нагорного Карабаха.— “Ъ”) как братская страна, которая в самых сложных ситуациях всегда протягивала руку помощи этой части армянского народа»,— заявил господин Арутюнян. И кратко напомнил об исторических связях, в частности, о том, что «с начала XIX до конца второй декады XX века Карабах входил в состав Российской империи, и этот исторический период ознаменовался для Карабаха продолжительным периодом мира, созидания, репатриации изгнанных с родных земель соотечественников и экономического подъема». Президент НКР попросил Владимира Путина как «человека и руководителя, имеющего огромный личный авторитет», «сделать все возможное для прекращения боевых действий и возобновления политических процессов в зоне азербайджано-карабахского конфликта».

Обращение стало реакцией на состоявшееся 22 октября на заседании Валдайского клуба выступление Владимира Путина.

Российский лидер рассказал о своих регулярных контактах с премьером Армении Николом Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, напомнил, что «этот конфликт начался с этнического противоборства» (а точнее, с «жестоких преступлений против армянского народа»), но в то же время заявил: «Мы понимаем, что такая ситуация, при которой значительная часть территории Азербайджана страной утрачена, не может продолжаться вечно». При этом Владимир Путин ответил на вопросы о роли Турции. «По ситуации на Южном Кавказе все-таки наши позиции не совпадают. Потому что мы полагаем, что решать спорные вопросы подобного рода нужно не с помощью силы, не с помощью оружия, а в дипломатическом ключе, за столом переговоров», — сказал он.

Прокомментировал Владимир Путин и инициативы со стороны США. «Очень рассчитываю на то, что и наши американские партнеры будут действовать в унисон с нами, будут помогать в урегулировании»,— сказал он за день до того, как центр дипломатической активности, касающейся Нагорного Карабаха, переместился в Вашингтон. Туда на встречу с госсекретарем США Майком Помпео приехали главы МИД Армении и Азербайджана Зограб Мнацаканян и Джейхун Байрамов. Как и в Москве 21 октября, куда министры приехали для встреч со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, в Вашингтоне друг с другом они не пересекались. Речь шла лишь об отдельных переговорах каждого из двух министров с господином Помпео.

Первым около 40 минут беседовал с госсекретарем США господин Байрамов. В МИД Азербайджана позднее рассказали, что министр «предоставил подробную информацию о деструктивной политике армянской стороны, прицельной стрельбе по мирному населению Азербайджана, массовой вербовке иностранных наемников и террористов (ранее Баку обвинял армянскую сторону в привлечении курдских боевиков.— “Ъ”) и других вопросах». Примерно столько же длилась и встреча Майка Помпео с Зограбом Мнацаканяном. Подробно армянский министр рассказывать об итогах не стал, но отметил, что встреча прошла «очень хорошо», а работа над прекращением огня будет продолжаться.

Позднее по карабахской теме выступил и президент США Дональд Трамп. «Посмотрим, что произойдет. Считаю, что есть по-настоящему хороший прогресс»,— заявил он.



И напомнил, что США являются одним из активных участников переговоров по Карабаху. «Да, мы ведем переговоры. Мы ведем переговоры с Арменией. У нас очень хорошие отношения с ними. Они очень хорошие люди»,— отметил глава Белого дома, не став вдаваться в детали отношений с Баку. При этом он отказался уточнить, вел ли лично в последние дни телефонные беседы с лидерами Азербайджана и Армении.

«У Дональда Трампа сейчас есть уникальный шанс показать, что Соединенные Штаты по-прежнему сверхвлиятельное государство, и что он в состоянии если даже не решить такую сложную, хроническую проблему, как это было в случае отношений Израиля с рядом арабских стран, то хотя бы усадить стороны за стол переговоров»,— заявил “Ъ”, комментируя вашингтонские переговоры, армянский политолог Виген Акопян. Впрочем, депутат от правящего в Армении блока «Мой шаг» Микаэл Золян признал: «У нас нет иллюзии. Мы понимаем, что Азербайджан, поддерживаемый турецкими военными и боевиками из Сирии, не готов согласиться на дипломатическое решение конфликта, настроен на продолжение войны и торпедирует все усилия стран—сопредседателей Минской группы ОБСЕ (РФ, США и Франции.— “Ъ”)».

В свою очередь, эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай» из Азербайджана Фархад Маммадов в разговоре с “Ъ” предположил: министр Байрамов поехал в Вашингтон, чтобы «попытаться через госсекретаря или сопредседателей Минской группы донести до Еревана мысль, что военное сопротивление только ухудшит их положение». «Азербайджан ожидает вывода армянских сил и перехода к обсуждению других базовых принципов, исходя из нынешних реалий,— сказал эксперт.— Еще две недели назад они могли что-то получить взамен освобождения территорий, но теперь это неактуально».

Помимо России и США активную роль пытается играть и третий сопредседатель Минской группы — Франция. Но хорошие отношения ей удалось выстроить только с одной из сторон конфликта.

В четверг вечером президент Франции Эмманюэль Макрон принял президента Армении Армена Саркисяна. Сообщается, что участники встречи «подчеркнули роль Минской группы ОБСЕ в деле урегулирования конфликта» и отметили «необходимость скорейшего возвращения за стол переговоров». Кроме того, как утверждается на сайте президента Армении, Армен Саркисян «подчеркнул, что вовлеченность Турции как третьей стороны в подобном масштабе еще более обостряет ситуацию и угрожает региональной стабильности и безопасности».

Напомним, что в Баку и Анкаре не раз критиковали позицию Франции. Так, президент Алиев призывал Эмманюэля Макрона извиниться за слова о переброске сирийских боевиков в Азербайджан для ведения боевых действий в Нагорном Карабахе. А президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган еще в сентябре советовал Парижу «не связываться с Турцией» (тогда речь шла не о Карабахе, а о действиях Анкары в Средиземноморье).

Господин Эрдоган повторил свой тезис о том, что Минская группа ОБСЕ, на которую так часто ссылаются и в Армении, и во Франции, и в России, неэффективна. При этом он дал понять, что имеет полное право тоже участвовать в урегулировании конфликта.

«Если Россия хочет принять участие в решении карабахской проблемы, то и Турция считает, что у нее есть не меньшее право принимать такое же участие. До меня не доходило никаких новостей о негативной позиции России по этому поводу»,— заявил он журналистам. Правда, не уточняя, есть ли, с точки зрения Турции, хоть какие-то варианты «урегулирования конфликта», кроме одного — полного и безоговорочного возвращения Нагорного Карабаха «настоящему хозяину», каким Реджеп Тайип Эрдоган считает Азербайджан.

Павел Тарасенко, Кирилл Кривошеев; Айк Халатян, Ереван


Комментарии
Профиль пользователя