Коротко

Новости

Подробно

No comment

The Sunday Telegraph

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Putin`s democratic facade shouldn`t fool us any more


       Создаваемая Путиным видимость демократии не должна больше вводить нас в заблуждение
ANNE APPLEBAUM
ЭНН ЭПЛБАУМ
       Ожидается, что сегодня президент России Владимир Путин назовет имя следующего премьер-министра страны. По словам одного из политических сторонников президента, этот загадочный политик будет "человеком, которому можно полностью доверять", и он возглавит новое правительство, которое будет более сильным, более независимым и более способным принимать решения, чем то, которым руководил прежний премьер-министр Михаил Касьянов, отправленный в отставку в прошлый вторник.
       На первый взгляд ничего тревожного в этом событии нет. Сами слова "президент" и "премьер-министр" вызывают в воображении образ демократии и власти закона. Никто не будет опровергать утверждение, что российский премьер-министр должен быть надежным человеком или что его новое правительство должно принимать правильные решения.
       Однако в случае с Россией за внешней видимостью скрывается несколько отличающаяся от нее реальность. И так происходит уже довольно долго. В 1839 году французский аристократ маркиз де Кюстин, приехав в Санкт-Петербург, ужаснулся тому, что российские вельможи за фасадами своих великолепных дворцов спят на кишащих клопами соломенных тюфяках.
       Сейчас, конечно, фасады — это не дворцы, а демократические институты, и реальность — это не соломенные тюфяки, а становящаяся все более деспотичной политическая система. Ясно, что роспуск президентом правительства не был логическим завершением длительных политических дебатов, как это было бы в истинно демократическом государстве. Не было это и результатом давления прессы или общественности с требованием отставки правительства.
       Вместо этого как гром с ясного неба прозвучало известие: президент Путин сделал короткое, сухое заявление по телевидению. В нем он не критиковал работу бывшего премьер-министра, а просто сказал, что считает принятое решение наиболее правильным на данный момент (который пришелся на середину предвыборной кампании, где у президента нет серьезных соперников). Правительство и само было удивлено: собрание кабинета министра, назначенное на утро вторника, несколько раз откладывалось, а потом было отменено вовсе всего за несколько минут до того, как президент отправил всех министров в отставку.
       Многие в Москве на этой неделе ломали голову, пытаясь понять политический смысл поступка президента Путина. Некоторые полагают, что бывший премьер-министр господин Касьянов поплатился за свою слишком активную поддержку недавно посаженного в тюрьму нефтяного магната Михаила Ходорковского.
       Другие думают, что президент решил убрать из правительства нескольких оставшихся "прозападников" — политиков, которые верят в необходимость сделать российскую экономику более капиталистической, а российское общество — более европеизированным. Третьи высказывают предположение, что отставка правительства является рекламным ходом, который дал президенту Путину возможность показать себя как сильного и решительного политика перед тем, как страна пойдет к урнам 14 марта.
       Однако правда состоит в том, что ни в Москве, ни в остальном мире никто не знает, что на самом деле означает этот своевольный поступок. Несмотря на наличие формально-демократических институтов, Кремль, по-прежнему окутанный мглой, сопротивляется любым попыткам сделать его более прозрачным.
       И это сопротивление растет. В конце концов, демократия — это все-таки нечто большее, чем проведение время от времени выборов. Но с тех пор как к власти пришел президент Путин, он постепенно устранил большинство атрибутов, которые делают демократию чем-то большим, чем простая формальность. Благодаря президенту Путину наиболее влиятельные российские СМИ, включая все крупные телеканалы, теперь принадлежат друзьям Кремля.
       События, которые не по нраву президенту,— война в Чечне или провалившаяся недавно попытка российских военных запустить межконтинентальную баллистическую ракету,— освещаются мельком или не освещаются вообще. Политическая оппозиция по-прежнему законна — действительно, в президентских выборах участвуют несколько человек помимо действующего президента,— но только до тех пор, пока оппоненты слабы. От любого, чье влияние действительно возрастает, избавляются так же быстро, как арестовали господина Ходорковского осенью прошлого года.
       В большинстве случаев президент Путин разумно избегал арестов заметных личностей или жестких мер, которые бы вызвали бурную реакцию на Западе. Но по некоторым признакам администрация США по крайней мере наконец-то начинает разглядывать то, что скрывается за красивым фасадом. Во время своего недавнего визита в Москву госсекретарь США Колин Пауэлл опубликовал статью, в которой отметил, что его привели в замешательство "определенные события в российской внутренней и внешней политике". Господин Пауэлл использовал язык дипломатии, но все же он зашел дальше, чем осмеливалось зайти правительство Великобритании.
       С самого начала Тони Блэр был одним из лучших друзей президента Путина на Западе, который всегда старался, чтобы его сфотографировали рядом с его другом Владимиром всюду — от оперы в Санкт-Петербурге до лесов вокруг дачи российского президента. Пожалуй, премьер-министру стоит постараться вести себя так, чтобы его было не так легко ввести в заблуждение, как бы сильно ему самому, возможно, не хотелось распустить свой кабинет без всяких объяснений.
Перевели АЛЕНА Ъ-МИКЛАШЕВСКАЯ, АЛЕКСАНДРА Ъ-СИМОНЕНКО, АННА Ъ-ПАЛЬЧЕВА
Комментарии
Профиль пользователя