Коротко

Новости

Подробно

"Роль шумов в нашей музыке сильно преувеличена"

— Нет.

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Солист группы Einsturzende Neubauten БЛИКС БАРГЕЛЬД ответил на вопросы корреспондентов Ъ ИРИНЫ Ъ-КУЛИК и БОРИСА Ъ-БАРАБАНОВА.

— Все наше интервью сопровождается грохотом посуды в баре. Случалось ли вам использовать вот такие, спонтанно вторгающиеся в ваше пространство звуки?


       — Нет.
       — Ваша шумовая алхимия творится только в студии?
       — Роль шумов в нашей музыке сильно преувеличена. Нас не занимает шум как таковой, для нас не существует интересных или неинтересных шумов. Тот или иной звук становится интересным только в контексте всего произведения. Мы смогли бы играть хоть на чемоданах, но только если будем знать, какой смысл именно здесь имеет звук чемодана.
       — Вам интересны те новые звуки, которые можно создать с помощью компьютерных технологий?
       — Нет. Когда мы только начинали, мы были очень увлечены технологиями. Но писать музыку за компьютером можно только в одиночестве. Для группы это невозможно.
       — Почему вы перестали сотрудничать с Ником Кейвом и The Bad Seeds, с которыми вы долгое время играли вместе?
       — Я много что перестал делать в этой жизни. Бросил курить, например. Я слишком долго делал одновременно множество вещей — Bad Seeds, различные театральные проекты. Теперь настал момент отключиться от всех этих историй и сосредоточиться на том, что мы делаем в EN. Но это не значит, что я никогда не буду работать в театре или сотрудничать с другими музыкантами.
       — Не могли бы вы рассказать о вашем сотрудничестве с драматургом Хайнером Мюллером.
       — Мы работали над постановками нескольких его пьес на одной восточногерманской радиостанции, в том числе и для "Гамлет-машины". Поскольку мы жили в Западном Берлине, а Хайнер Мюллер — в Восточном, это было очень сложно. Мы каждый раз тратили по нескольку часов на пограничном пункте на Фридрихштрассе, чтобы попасть в ГДР, хотя мы могли видеть здание радиостанции из наших окон. Мы начали работать над "Гамлет-машиной" в 1989 году, работа заняла несколько месяцев. А когда мы ее завершили, радиостанция исчезла, поскольку прекратила свое существование и вся ГДР. Это было очень интересное совпадение исторических механизмов и механики самого текста Хайнера Мюллера.
Комментарии
Профиль пользователя