Коротко

Новости

Подробно

Четыре вторых

Оппозиционные кандидаты поборются за "серебро"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

предвыборный штаб



Кампания по выборам президента вступила в решающую стадию: последние две недели до голосования считаются определяющими для формирования предпочтений избирателей. Особенно это касается тех кандидатов, которые сделали акцент на критике в адрес президента Владимира Путина и которых на этих выборах интересует не только процесс, но и результат. О планах этих кандидатов на финише кампании корреспондентам Ъ ЮРИЮ Ъ-ЧЕРНЕГЕ, МАРИИ-ЛУИЗЕ Ъ-ТИРМАСТЭ и СЮЗАННЕ Ъ-ФАРИЗОВОЙ рассказали руководитель избирательной кампании Сергея Глазьева ЯНА ДУБЕЙКОВСКАЯ, глава предвыборного штаба Ивана Рыбкина КСЕНИЯ ПОНОМАРЕВА, руководитель избирательного штаба Ирины Хакамады МАРИНА ЛИТВИНОВИЧ и координатор предвыборного штаба Николая Харитонова ВЛАДИМИР КАШИН.
       Яна Дубейковская: есть вероятность второго тура
       — Несколько дней назад вы посоветовали Сергею Глазьеву снять свою кандидатуру. Чем это было вызвано?
       — Руководство штаба отвечает за результат кампании, и таким предложением мы давали понять кандидату, что в условиях беспрецедентного административного давления вести ее невозможно. Мы провели не один десяток кампаний: у нас жгли машины, грабили квартиры, обрезали тормозные шланги, но всегда была какая-то возможность найти обходные пути. А здесь тупое давление везде. Идет сильное давление на доверенных лиц, задействованы очень дорогостоящие проекты, компрометирующие нашего кандидата.
       — Тем не менее ваш кандидат решил идти до конца. Как вы оцениваете возможные результаты кампании?
       — Думаю, реально мы имеем рейтинг около 20%, и при объективном подсчете голосов есть вероятность второго тура.
       — Даже при таком сильном давлении?
       — Оно не очень действует на нормальных мыслящих людей. Вот Екатеринбург — достаточно культурный, интеллигентный город, и те 50 журналистов, которые присутствовали в зале, все равно транслировали то, что происходило. Было очень забавно, когда через 50 минут после начала пресс-конференции приехали опоздавшие работники спецслужб и сказали, что здание заминировано. Это доказательство того, насколько грубо, неумело и тупо работает нынешняя власть.
       — Зачем же тогда вы советовали кандидату выйти из избирательной кампании?
       — Пока мы видели, что на нас давят на федеральном уровне, мы могли находить какие-то пути работы в регионах. Но когда вся эта тупость дошла до регионов, стало понятно, что отвечать в такой ситуации за результат невозможно. Во многом из-за того, что ничего нельзя проконтролировать. Тебе могут нарисовать полтора процента, и ничего с этим не сделаешь. Мы поняли, что вся подготовка региональных визитов не дает никаких результатов. То есть наша работа и наши реальные рейтинги — это одна история, а результаты выборов, которые будут опубликованы,— совсем другая песня.
       — В оставшиеся две недели избирательная кампания будет как-то активизирована?
       — У нас только сейчас началась реальная полевая работа в регионах. Мы распространяем 15-миллионный тираж листовок, газеты, делаем много разных слоганов на стикерах. Думаю, все это мы увидим на улицах. Есть планы и на последнюю неделю: подкупить платных эфиров в региональных телекомпаниях.
       — А финансов для этого достаточно?
       — С финансированием у нас совсем плохо. Люди, которые хотели нам серьезно помочь, тоже подверглись прямым формам давления. После обращения Глазьева к гражданам стали поступать какие-то деньги. Но если говорить о реальном финансировании, оно практически нулевое.
       — И тем не менее вы надеетесь на второе место?
       — Я просто уверена в этом. А у кого еще оно может быть — у Харитонова, что ли?
       — Почему бы и нет, если его будут активно раскручивать по телевидению...
       — Нет, я уверена во втором месте и даже надеюсь на второй тур. Власть действует очень топорно, у них такая несогласованность во всем. Они опаздывают, у них достаточно косная система управления. А там, может быть, и голоса посчитают по-честному.
       

Ксения Пономарева: использование образов Березовского и Дубова не планируется


       — Как в оставшиеся две недели будет строиться кампания Ивана Рыбкина?
       — Это время активной агитации через СМИ. В электронных СМИ мы имеем право на бесплатное время плюс, естественно, закупаем платное время. В периодических изданиях мы большей частью используем площади за плату. Вопрос о приезде Ивана Петровича в Москву пока остается открытым, я думаю, что в начале этой недели мы дадим ответ.
       — Представители штаба обещали появление роликов с участием Бориса Березовского и Юлия Дубова, которые недавно были зарегистрированы доверенными лицами Ивана Рыбкина...
       — Закон дает доверенным лицам право выступать от имени кандидата и участвовать в дебатах в случае болезни кандидата или исполнения им должностных обязанностей. Мы рассчитываем, что они будут выступать от имени кандидата, но использование образов господина Березовского и господина Дубова в предвыборных роликах не планируется. Их там не будет!
       — Вы говорили, что для Ивана Рыбкина важны поездки по стране. Чем вы их заменяете при отсутствии кандидата?
       — Поездки ничем не заменить — это истинная правда. Просто когда мы вынуждены были сменить тактику кампании, мы сделали больший акцент на использование возможностей СМИ. Мне трижды пришлось менять стратегию предвыборной кампании. Первоначально она была спланирована в январе, хотя детали проработаны не были, поскольку на первую неделю февраля у нас было устойчивое ощущение, что ЦИК нас не пропустит. Затем, как вы знаете, кандидат у нас исчез. Когда его не было уже пятый день, в какой-то момент от отчаяния у меня в голове сложилась картинка кампании без кандидата. Потом произошли известные события, Иван Петрович решил, что остается в Лондоне, и мне пришлось планировать кампанию в третий раз.
       — Вы обратились в суд и Генпрокуратуру с жалобами на Центризбирком, запретивший Ивану Рыбкину участвовать в дебатах посредством телемоста. Неужели вы думаете, что решение будет в вашу пользу?
       — Вы знаете, на самом деле надеюсь, поскольку считаю аргументацию ЦИКа абсолютно несостоятельной. Но так или иначе, есть вещи, которые надо делать, потому что их надо делать. У нас не прецедентное право, но если будет, пусть даже с опозданием, решение в нашу пользу или прокуратура найдет в действиях ЦИКа признаки преступлений, указанные в жалобе, то это следующим поколениям пригодится. По крайней мере, ЦИК не сможет так беспардонно себя вести, как в этой избирательной кампании.
       — Перед вами ставилась задача выиграть выборы? На какой результат вы реально рассчитываете?
       — Я никогда не делаю прогнозов.
       — Может ли еще господин Рыбкин сняться с выборов?
       — Вопрос об этом мы обсуждали, Иван Петрович считает целесообразным сниматься с выборов всем оппозиционным кандидатам. Очень жаль, что у нас политику заменили политические технологии. Нельзя публично обсуждать: "А вот я снимусь, если вы сниметесь, а я снимусь, если вы..." Нужно сначала договориться, а потом говорить. Вероятность снятия я не оцениваю и, как уже сказала, прогнозов не делаю.
       — Как, по вашему мнению, история с исчезновением Ивана Рыбкина может повлиять на его результат на выборах?
       — Я не хочу оценивать это как политтехнолог, который скажет вам: да, у нас сразу узнаваемость до небес поднялась. Я не считаю, что кто-нибудь мог придумать такой ход только для увеличения узнаваемости. Если бы этой истории не было, мы бы вели абсолютно нормально кампанию. Я бы предпочла вести ее в нормальных условиях, а не в перманентном форсмажоре.
       

Марина Литвинович: может произойти смена настроений


       — Как будет строиться предвыборная кампания Ирины Хакамады в оставшиеся две недели до выборов?
       — Пока у нас запущен телеролик в рамках бесплатного времени. Вскоре появится и платное время, будут размещены новые ролики. Один из них — с участием Ирины Понаровской, Нины Руслановой, Никиты Джигурды — пойдет в основном на региональных телеканалах. Также запланирована "неделя гнева" или "глас народа" с 1 по 7 марта: на этот период все наши ролики меняются на критические по отношению к действующему президенту. В интернете будет работать сайт заочных дебатов Путин--Хакамада. Он же не приходит на теледебаты, Ирина уже его прямо как на белый танец приглашает, а он все никак... Работает колл-центр с бесплатным номером — не столько жалобы собирать, сколько предложения для программы. Хакамада считает, что ее программа должна быть не написана в кабинетах учеными людьми, а составлена по требованиям и предложениям граждан. Программа будет презентована 9 марта.
       — По результатам опросов у вашего кандидата пока скромные результаты...
       — Мы осторожно относимся к результатам опросов, потому что у тех, кто их проводит, весьма своеобразные методики. Последние две недели будут решающими, потому что уже сейчас заметно, что народ встрепенулся. Пошли дебаты, пошли ролики — среди официоза появилось иное мнение, критика Путина, чего люди давно не слышали в открытую. И критика нелицеприятная, которая звучит не только от нас, но и от Глазьева, Харитонова; даже Малышкин (кандидат от ЛДПР Олег Малышкин.—Ъ) иногда присоединяется случайно и неосознанно. За счет того, что меняется медийный фон, люди слышат какие-то новые вещи, мне кажется, может произойти смена настроений. В какую сторону, пока сложно сказать.
       — Какой результат вы посчитаете успехом, особенно в свете намерения госпожи Хакамады создать новую партию?
       — Создание новой правой партии никак не зависит от итогов выборов, это независимая программа. При любом результате после выборов мы займемся подготовкой к созданию этой партии. Будем ездить по регионам, разговаривать с людьми, прощупывать реальные настроения людей. Мы не собираемся делать партию, как это часто бывает, как проект. По нашим подсчетам, людей, которые поддерживают то, что говорит Ирина, достаточно много. Единственная проблема — что это короткая кампания, и очень мало времени, чтобы этих всех людей поднять и довести до избирательного участка. Я буду считать очень хорошим результатом 5-7%. Конечно, идеальный вариант — второй тур, но это, понятно, маловероятно.
       — Госпожа Хакамада собиралась сняться с выборов, но потом отказалась от этой идеи. Может она к ней вернуться?
       — Исключать ничего нельзя, в нашей стране может произойти все и повлиять на решение участвовать в выборах. В любом случае все суды мы будем завершать, потому что это нельзя бросать на полпути. У нас уже столько жалоб, исков, потому что мы действуем и пытаемся добиться правды правовыми методами. Насколько бы долго ни длились разбирательства, мы готовы дойти даже до Европейского суда по правам человека.
       

Владимир Кашин: мы планируем занять второе место


       — Какие у вас задачи в последние две недели?
       — Мы будем работать по плану. Мы заранее подготовили более 15 различных видео- и аудиороликов, где, в частности, показаны встречи Николая Харитонова с избирателями и доверенными лицами в регионах. В последние восемь дней до даты выборов мы планируем разместить их в теле- и радиоэфире. У нас сохраняется большой дефицит средств на агитацию. Только недавно мы обратились за помощью к избирателям, и это позволило пополнить избирательный фонд нашего кандидата. Несмотря на то что рекламных щитов на улицах у нас не будет — слишком дорогое удовольствие, мы планируем распространять плакаты, наклейки, партийную прессу. Конечно, основной упор в избирательной кампании делается на регионы. На федеральном уровне основная ставка делается на теледебаты.
       — Сколько процентов, по вашим предварительным оценкам, может набрать Николай Харитонов?
       — Мы планируем занять второе место. Это если реально смотреть на вещи. В идеале мы, конечно, хотим занять первое. Рассчитываем получить 11-12% голосов, учитывая, что на данный момент, по подсчетам независимых экспертов, Николаю Харитонову оказывают доверие порядка 28% избирателей.
       — То есть вы рассчитываете на тот же результат, который КПРФ получила по итогам парламентских выборов?
       — Тут два момента. Во-первых, Николай Харитонов не член КПРФ. Поэтому результат партии на парламентских выборах и результат нашего кандидата на президентских выборах могут не совпадать в процентном соотношении. Если бы Николая Харитонова выбрал наш партийный электорат, он смог бы уже сегодня набрать 18-22%. Но в том, что Харитонов не состоит в КПРФ, есть и положительный момент: он избегает необоснованной критики со стороны наших политических противников, которой КПРФ подверглась во время выборов в Госдуму. Таким образом, Николай Харитонов может рассчитывать и на поддержку избирателей КПРФ, и на поддержку населения, представляющего агропромышленный комплекс,— порядка 40 млн человек.
       — Получается, что самовыдвиженец Сергей Глазьев, претендующий в том числе и на электорат КПРФ, может рассчитывать лишь на третье место? Есть у партии цель обязательно обойти господина Глазьева, помешав ему таким образом усилить свои позиции на левом фланге?
       — Рассуждать можно и так. Но согласитесь, что для такой партии, как КПРФ, задача обойти Ирину Хакамаду или Сергея Глазьева представляется мелкой. Если бы у нас не было в этом уверенности, мы бы не стали участвовать в выборах. Сергей Глазьев — человек умственного труда. Он предлагает стране модели развития, ни одну из которых он лично не опробовал. А Николай Харитонов — человек, который всю жизнь работал в сельском хозяйстве, в промышленности и понимает проблемы людей как свои. Поэтому стратегической цели обогнать конкретного кандидата у партии нет.
Комментарии
Профиль пользователя