Коротко

Новости

Подробно

6

Фото: Игорь Иванко / Коммерсантъ   |  купить фото

Прокуратура ищет неверные курсы

Профсоюз рассказал об интересе надзорного ведомства к РАНХиГС

от

Никулинская межрайонная прокуратура Москвы потребовала от руководства Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС) предоставить сведения об участии студентов в несанкционированных акциях, сотрудничестве с иностранными НКО, а также об участии в мероприятиях, представляющих угрозу основам конституционного строя России, обороноспособности или безопасности государства. Об этом говорится в копии запроса надзорного ведомства, которую опубликовал профсоюз «Университетская солидарность». Вуз также просят отчитаться о проведении студентами антироссийских кампаний и мероприятий по созданию «имиджа государства-агрессора». В РАНХиГС ситуацию не прокомментировали, в другие столичные вузы, как выяснил “Ъ”, подобные запросы от надзорных органов не поступали.


Крупнейший вузовский профсоюз «Университетская солидарность» опубликовал копию запроса Никулинской межрайонной прокуратуры от 4 октября. Помимо просьбы РАНХиГС предоставить данные о лицензии, аккредитации и организации электронного обучения в запросе прокуроры спрашивают о реализации вузом проектов, финансируемых из иностранных источников, а также об участии студентов и преподавателей в проектах иностранных организаций, которые могут представлять угрозу основам конституционного строя России, обороноспособности или безопасности государства.

К таким проектам в прокуратуре, в частности, отнесли:

  • подготовку наблюдателей на выборах,
  • мониторинг нарушений в ходе голосования,
  • формирование общественного мнения о необходимости смены власти в России,
  • создание условий для дестабилизации социально-политической обстановки,
  • участие в мероприятиях, направленных на дискредитацию руководства страны и проводимой им внутренней и внешней политики,
  • проведение «идеологической обработки россиян» и «создание проамериканских групп влияния».

Прокуроров интересует, задействованы ли студенты РАНХиГС в проведении антироссийских информационно-пропагандистских кампаний и в мероприятиях, направленных на подрыв международного авторитета России и доверия международного сообщества к проводимой внешней и внутренней политике, а также на создание имиджа государства-агрессора.

Надзорное ведомство призывает руководство вуза отчитаться об участии студентов в мероприятиях, направленных на формирование и развитие в молодежной среде навыков «гражданского протеста», а также дать краткий анализ массовых публичных мероприятий и протестной активности, отразить количество несанкционированных массовых протестных акций и участвовавших в них учащихся и студентов. Причем вузу нужно указать, кто из студентов выступал в качестве их организаторов, кто определял места сбора участников и сколько из них привлекли к административной ответственности.

В документе говорится, что проверка «исполнения законодательства научными и образовательными организациями» проводится по поручению прокуратуры города Москвы.

Из опубликованных профсоюзом документов следует, что ректор РАНХиГС Владимир Мау назначил сотрудников, ответственных за выполнение требований прокуратуры.

«Прокуратура пытается заставить вузы доносить на собственных студентов и сотрудников,— говорят в профсоюзе.— То есть фактически наделяет вузы несвойственными функциями карательных органов. Этот документ — образец нагнетания ксенофобии и алармистских настроений, фактически призыв к противодействию международным академическим связям».

В пресс-службе РАНХиГС отказались от комментариев. “Ъ” отправил запрос в столичную прокуратуру с просьбой прокомментировать и подтвердить такой запрос в адрес вуза.

«У нас нет оснований для сомнения в подлинности документа,— заявил “Ъ” зампредседателя профсоюза "Университетская солидарность" в НИУ ВШЭ Илья Гурьянов.— Подписи подлинные, оформление соответствует другим документам РАНХиГС, сотрудники РАНХиГС, которым в тексте приказа дано распоряжение собрать информацию по разделам запроса, действительно работают в тех подразделениях, как и написано».

Слишком сложно — и слишком много специальных знаний о внутренней структуре управления РАНХиГС нужно иметь, чтобы такое подделать. Пожалуй, только ректор и его аппарат такими знаниями и обладают»,— подчеркнул господин Гурьянов.



“Ъ” попытался выяснить, столкнулись ли с подобными письмами от прокуроров другие столичные вузы. Однако в РУДН, Высшей школе экономики, РНИМУ им. Н. И. Пирогова, РГГУ, НИТУ МИСиС, Сеченовском университете и МЭИ заявили, что подобных запросов не получали. «Учась, а затем работая в МЭИ, никогда ни как студент, ни как преподаватель с таким не сталкивался,— заявил “Ъ” руководитель пресс-службы НИУ МЭИ Дмитрий Курочкин.— С другой стороны, активной политической деятельности среди студентов также не наблюдаю. В социальных сетях, чатах всех в основном волнуют локальные проблемы и задачи развития вуза, традиционные прения и примирения между поколениями, но не более».

Требование прокуратуры «абсолютно неэтично и аморально», заявил “Ъ” глава комиссии СПЧ по гражданским свободам, член комиссии президентского совета по образованию и науке профессор РГГУ Николай Сванидзе. «Уверен, что в законе не прописано подобных требований, исполнение которых вузом совершенно непедагогично,— сказал господин Сванидзе.— Как профессор РГГУ и как гражданин, я точно дал бы отлуп на такой запрос. Заставлять преподавателей стучать на студентов, учителей — на школьников, а потом и родителей — на детей… Мы это уже проходили. Требование прокуратуры связано с всевластием силовых структур в России. Любой уважающий себя преподаватель и профессор не должен этим заниматься (отвечать на подобные запросы.— “Ъ”)».

Вузы не обязаны знать, в каких акциях участвуют их студенты, однако по закону обязаны отвечать на любые запросы прокуратуры, говорит юрист Алексей Глухов, возглавляющий правозащитный проект «Апология протеста».

При этом вуз может обжаловать прокурорское требование в вышестоящую прокуратуру или суд. «Однако на подобный шаг вузы идти не хотят,— пояснил господин Глухов.— Об этом можно судить по примеру Егора Жукова (студент ВШЭ, фигурант «московского дела» 2019 года, осужден по экстремистской статье к условному сроку за политические обзоры в YouTube.— “Ъ”), когда взаимодействие правоохранительных органов и вуза закончилось изъятием курсовых работ Егора». Сведения об участии в митингах, подчеркнул эксперт, являются частью охраняемой законом частной жизни.

Анна Васильева, Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя