Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

«Нам нужно сохранять определенную степень двусмысленности для эффективности ядерного сдерживания»

Директор департамента по контролю над вооружениями МИД КНР Фу Цун — о том, почему Китай не спешит вступать в переговоры с США и РФ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Директор департамента по контролю над вооружениями МИД КНР Фу Цун редко дает интервью. В беседе с корреспондентом “Ъ” Еленой Черненко он, однако, подробно объяснил, почему Китай не готов присоединяться к российско-американским переговорам по контролю над вооружениями и по какой причине не раскрывает данные о своем ядерном арсенале.


— США настаивают на подключении Китая к процессу контроля над вооружениями — не сейчас, так в ближайшем будущем. При каких условиях Пекин готов присоединиться к договоренностям по ограничению ядерных вооружений? Только ли когда уровень арсеналов России и США опустится до китайского или китайский вырастет до их уровня?

— Что касается так называемых трехсторонних переговоров, предложенных США, то Китай неоднократно повторял свою позицию. Она состоит в следующем: учитывая огромную разницу между китайским ядерным арсеналом и ядерным арсеналом США и России, мы просто не считаем, что существует какая-либо справедливая и равноправная основа для присоединения Китая к США и России в их переговорах по контролю над ядерными вооружениями. Но в то же время мы продолжаем говорить, что, конечно, если США возьмут на себя обязательство сократить свой ядерный арсенал до уровня, сопоставимого с китайским ядерным арсеналом, мы будем рады присоединиться (к переговорам.— “Ъ”). Но, честно говоря, это то, чего мы не предвидим в ближайшем будущем, может быть, не при моей жизни.

Сказав это, неверно было бы утверждать, что Китай не участвует в процессе контроля над вооружениями. Китай является очень активным членом международного сообщества, когда речь идет об усилиях по контролю над вооружениями.

Но когда дело доходит до трехсторонних переговоров, как я уже сказал, из-за огромных различий в размерах арсеналов мы не считаем, что Китай в состоянии в них участвовать. Кроме того, позвольте мне добавить, что на самом деле мы рассматриваем это (предложение вступить в переговоры.— “Ъ”) как уловку со стороны США, как предлог, чтобы они могли уйти от (продления.— “Ъ”) Договора о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ.— “Ъ”). И поэтому мы призываем обе стороны, США и РФ, в приоритетном порядке и без предусловий согласиться на продление ДСНВ. Но, к сожалению...

— Как к тому призывает и Россия.

— Именно. В этом отношении мы полностью поддерживаем предложение России. Но, к сожалению, вероятность того, что это произойдет, уменьшается с каждой минутой.

— Будет ли Китай более склонен присоединиться к многосторонним переговорам по контролю над вооружениями, если их участниками также станут Франция и Великобритания?

— Ну, прежде всего позвольте мне отметить, что это гипотетический вопрос. Мы слышали соответствующее предложение наших российских коллег, но мы ничего не слышали от Франции и Великобритании. Это первое, что я хочу сказать.

И, во-вторых, я хочу указать на очень важный факт: текущие дискуссии по тематике контроля над вооружениями в рамках «ядерной пятерки» — это на самом деле инициатива Китая. Точнее, Китай помог оживить этот процесс, то есть консультации пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН по вопросам контроля над ядерными вооружениями. По инициативе Китая «пятерка» договорилась вести постоянный диалог по ядерным доктринам. Китай также выступает за то, чтобы расширить спектр обсуждаемых «пятеркой» вопросов в рамках этой тематики. Например, можно было бы обсудить вопросы ПРО, космоса, а также снижения ядерных рисков. И в целом мы стремимся к тому, чтобы активнее использовать формат «пятерки», чтобы мы могли иметь надлежащую платформу для обсуждения всех вопросов, которые влияют на глобальную стратегическую стабильность. Таким образом, я думаю, что если мы сможем лучше использовать этот механизм, то пройдем большой путь в направлении укрепления доверия между «ядерной пятеркой» и снятия некоторых озабоченностей, которые государства, не обладающие ядерным оружием, и государства, обладающие ядерным оружием, испытывают в ядерной области.

— Власти США говорят, что у Китая может быть уже около 1 тыс. ядерных боеголовок. Об этом, в частности, говорит спецпредставитель президента США Маршалл Биллингсли. Насколько близки эти цифры к правде?

— Честно говоря, мы не знаем, откуда взялись эти цифры. И на самом деле США давали много вариаций оценок размеров китайского ядерного арсенала. Последняя из них содержится в отчете Минобороны США, в котором говорится, что китайский ядерный арсенал равен чуть более чем 200 боеголовкам. Надеюсь, Маршалл Биллингсли ознакомился с этим отчетом. Но о каких бы цифрах ни говорилось, я не в состоянии подтвердить ни одну из них.

И здесь возникает вопрос о транспарентности в ядерной сфере. Мы периодически слышим заявления о том, что Китай недостаточно транспарентен, когда дело доходит до количества имеющихся у него ядерных боеголовок. Но надо понимать, что когда речь идет о ядерной транспарентности, то тут есть два аспекта: первый — это транспарентность доктрин, другой — прозрачность в цифрах.

Что касается транспарентности доктрин, то я думаю, что Китай является наиболее транспарентным среди всех государств, обладающих ядерным оружием. Политика неприменения Китаем ядерного оружия первым является безусловной. Единственная цель китайских ядерных сил — сдерживать нападение с применением ядерных сил и быть способным дать ответ, если удар все же будет нанесен.

— А что касается цифр?

— О цифрах. Поскольку Китай продолжает свою безусловную политику неприменения ядерного оружия первыми, то ядерные силы Китая крайне ограниченны. Так что нам нужно сохранять определенную степень двусмысленности с точки зрения численности (своего арсенала.— “Ъ”) для эффективности ядерного сдерживания. Особенно учитывая тот факт, что США, которые считают Китай крупнейшим конкурентом и проводят враждебную политику в отношении Китая, сохраняют огромный ядерный арсенал, достигающий 6 тыс. боеголовок. Кроме того, США приняли на вооружение очень агрессивную ядерную доктрину в том плане, что они отказываются взять на себя обязательство не применять ядерное оружие первыми и расширяют сценарии, при которых они готовы задействовать ядерное оружие. Можете себе представить, что они говорят о применении ядерного оружия в ответ на кибератаки? Также не стоит забывать, что США разрабатывают и развертывают системы ПРО по всему миру. А это, несомненно, подорвет эффективность ядерного сдерживания Китая. Также не стоит забывать, что после выхода из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности США говорят о скором размещении по соседству с Китаем ракет наземного базирования средней дальности. Все это создает серьезные угрозы для китайской безопасности, а также для самих китайских ядерных сил. Так что при всех этих обстоятельствах нельзя ожидать, что Китай будет прозрачным и в плане доктрин, и в плане цифр.

— В качестве причины, почему Китай должен присоединиться к следующему договору по контролю над вооружениями, США указали то, что в таком случае КНР войдет в «клуб великих держав». Для Пекина это не аргумент?

— Ну, позвольте мне сказать, что Китай не стремится стать сверхдержавой, меньше всего — в ядерной области. Мы все знаем, что означает ядерная сверхдержава. Мы знаем, какие безумные вещи сделали две ядерные сверхдержавы во время холодной войны. Они увеличили свои силы до 30 тыс. ядерных боеголовок каждая. Мы извлекли исторические уроки из ошибок других и не стремимся стать ядерной сверхдержавой. Так что это не то, что привлечет Китай к трехсторонним переговорам.

полная версия kommersant.ru/12977

Комментарии
Профиль пользователя