Коротко

Новости

Подробно

Президент приблизил Дальний Восток к Парижу и Берлину

протокол

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

В среду вечером, распрощавшись с экс-премьером Михаилом Касьяновым (см. Ъ от 26 февраля) и оставив большинство теперь уже и. о. членов правительства в Москве наедине с их обязанностями, президент России Владимир Путин отбыл в поездку по Дальнему Востоку и Сибири. Вчера он открывал сквозное движение по автомобильной трассе Хабаровск--Чита. Специальному корреспонденту Ъ АНДРЕЮ Ъ-КОЛЕСНИКОВУ открылось нечто большее.
       Автобус с журналистами остановился у моста на выезде из Хабаровска. Именно здесь должно было состояться открытие исторической трассы Хабаровск--Чита. Красавец мост длиной 3800 метров рождал в душе ощущение уверенности в завтрашнем дне. Только ради этого стоило лететь сюда из Москвы восемь часов.
       Я спросил у водителя нашего автобуса, не страшно ли ему будет ехать по новому мосту.
       — Ни капельки,— ответил этот храбрый человек.— Я каждый день по нему езжу.
       — И давно?
       — Да два года уже.
       — Так что же, не новый мост, что ли?
       — Почему? — обиделся водитель за мост.— Конечно, новый. Я же говорю — два года.
       Дальнейшие расспросы еще больше запутали ситуацию. Оказалось, что не только мост, но и вся трасса Чита--Хабаровск тоже функционирует, мягко говоря, не первый день. Правда, водитель защищал ее до последнего. Можно сказать, он дрался как лев.
       — А давно по ней ездят?
       — Да всю жизнь!
       — А в чем же тогда новизна?
       — Новые участки насыпаны.
       — Где?
       — Говорят, где-то в районе Читы.
       — Но мы-то в районе Хабаровска?
       — Конечно! — рассердился он.— Вы что, не знаете, куда приехали?
       — А по этим новым участкам кто-нибудь уже ездил?
       — Конечно! Еще прошлой осенью ребята там были.
       — То есть движение было открыто по крайней мере полгода назад?
       — Ну и что? — с неожиданным вызовом спросил водитель.— Думаете, приперли меня к стенке?
       — Думаю, да.
       — Да думайте что хотите. Мне все равно.
       Он все же обиделся. А зря. Я всего-навсего пытался понять, что же через час будет открывать президент России. Для чего-то ведь он так же, как и мы, летел сюда восемь часов из Москвы? Но ведь не для того же, в самом деле, чтобы набрать несколько лишних очков в изнурительном избирательном марафоне со многими неизвестными?
       И все же пока получалось, что именно для этого. Правда, в какой-то момент, после разговора с представителями администрации Хабаровска, мне на какое-то время показалось, что в моей голове наступила полная определенность в том, что же должен открывать президент. Речь шла об открытии сквозного движения по маршруту Чита--Хабаровск.
       На мои вопросы, чем сквозное движение отличается от обычного, мне отвечали, что обычное будет открыто к 2008 году. А пока оно сквозное. Ведь хотя дорога на многих участках и отсыпана, асфальта на ней нет. Движение, таким образом, пока сквозное. То есть проехать можно, хотя и трудно. И ездят уже по крайней мере полгода, как и сказал водитель автобуса. Правда, говорят, ездили и раньше. Понять все это, в общем, было нелегко. Но можно было поверить. Да, так было лучше для всех — поверить и все. И тогда становится легче. И уже не удивляешься тому, что в этот день открыто движение не просто на участке Чита--Хабаровск протяженностью две с небольшим тысячи километров, но на всем участке Париж--Берлин--Москва--Владивосток протяженностью 12 тыс. километров. Ведь именно на этом настаивали сотрудники "Росавтодора", приехавшие в Хабаровск из Москвы. Я спросил у и. о. министра транспорта России Сергея Франка, за несколько минут до приезда президента вышедшего на мост из небольшого комфортабельного, а главное — теплого автобуса (на улице было минус 20 градусов). Он подтвердил, что трасса именно такая: Париж--Владивосток.
       — Да ни у кого выбора-то нет. Ни у французов, ни у нас. Дорога у нас теперь одна. И движение по ней уже есть.
       — Сквозное пока, да? — на всякий случай уточнил я.
       — Пока — да. Но мы продолжаем работать.
       — Но пока — исполняющим обязанности,— еще раз уточнил я.
       — Да,— снова согласился Сергей Франк.— Ой, вы знаете... Я уже седьмой раз и. о. И ничего.
       — Нормально?
       — Хорошо даже.
       Стоявший на мосту инженер-строитель ЗАО "Асфальт" Виктор Выграненко рассказал, через что пришлось пройти строителям дороги. В 350 километрах от Хабаровска они наткнулись на кладбище динозавров.
       — Одного раскопали, собрали по косточкам и увезли в Бельгию. Дело в том, что бельгийцы никогда динозавра не видели.
       — А хабаровчане разве видели?
       — Во-первых, мы можем подождать. У нас не горит. А во-вторых, я же сказал: у нас здесь их целое кладбище.
       — Откуда же столько?
       — Они отовсюду приходили в это место умирать,— охотно объяснил коллега Виктора Выграненко.— На свое кладбище. Болели они.
       Я кивнул. Но Виктор Выграненко перебил коллегу:
       — Да здоровые они были, как кабаны! Селевым потоком их просто смыло в одну кучу, вот и получилось кладбище. Пять миллионов лет тому назад это было.
       И он как-то мечтательно улыбнулся, словно вспоминая то славное время.
       Через несколько минут на мост въехал кортеж президента России. Владимир Путин вышел из машины и направился к карте-схеме дороги Чита--Хабаровск. Там ему рассказали о преимуществах сквозного проезда перед любым другим и издали показали акт госприемки. Это была довольно большая папка. Затем Владимира Путина подвели к ленточке, которую ему предстояло перерезать. Ленточка была в цвета национального флага, бело-сине-красной. Резать ее было как-то даже кощунственно. Президент, впрочем, и не стал этого делать. Он подозвал рабочих, застенчиво стоявших в сторонке, и дал одному из них ножницы.
       — И это правильно! — растроганно произнес стоявший рядом и. о. вице-премьера Владимир Яковлев.
       Мужчина справился с поручением. Владимир Путин поздравил строителей с этим великим днем и передал слово губернатору Виктору Ишаеву.
       Господин Ишаев был явно воодушевлен происходящим. Его короткая речь была сумбурной и искренней.
       — И вот открыто сквозное движение,— сказал он.— И скоро Дальний Восток станет Ближним.
       Я вздрогнул. Лично я не желаю Дальнему Востоку такой участи. Можно даже сказать: что угодно, только не это.
       Но если вспомнить, что именно трасса Чита--Хабаровск пройдет прямо через Биробиджан; если учесть, что строители называют Еврейскую автономную область "еврейкой"... Нет, лучше не думать об этом.
       Тем временем на мосту происходило самое волнующее событие этого дня. На мост, перекрытый для движения около часа назад, въезжали мощные самосвалы. Организаторы этого события, похоже, старались убедить и нас, и себя в том, что последние два года по реконструированному мосту никто не ездил. На ветру над кабинами самосвалов бились плакаты "Новая дорога! Новая жизнь! Новая Россия!". С ревом они проносились мимо меня и уходили в пустынную сияющую даль, заставляя чаще биться журналистское сердце. Есть новый мост! Есть новая дорога. Где ты, новая Россия?
Комментарии
Профиль пользователя