Коротко

Новости

Подробно

Предпринимателям не нравятся налоговые нововведения

бизнес и власть

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

Сегодня на заседании правительства предполагалось обсудить один из самых больных для бизнеса вопросов — налоговые реформы. Однако, как уже писал Ъ (см. Ъ от 21 и 24 февраля), обсуждение данной темы заблаговременно было снято с повестки дня. Это неудивительно. Как показал наш традиционный опрос предпринимателей, бизнес пока еще крайне настороженно относится к фискальным инициативам властей. Правда, он уже приветствует усиление госрегулирования в промышленности.
       Опрос был проведен в период с 1 по 13 февраля 2004 года. В опросе приняли участие 137 топ-менеджеров и руководителей ведущих российских компаний.
       

Экономисты против финансистов


       Главная дискуссия налоговых реформаторов разворачивается вокруг двух основных видов налога — единого социального (ЕСН) и на добавленную стоимость (НДС). Интрига в том, что внутри правительства существуют принципиальные разногласия относительно того, в какой последовательности и насколько снижать ставки по этим налогам. Одну позицию отстаивает Минэкономразвития (МЭРТ), другую — Минфин и МНС. Последние считают целесообразным первоочередное снижение НДС в сочетании с менее радикальной реформой ЕСН. МЭРТ, наоборот, убежден в необходимости более ощутимой либерализации ЕСН, а дальнейшее снижение НДС ему видится, по выражению замминистра Аркадия Дворковича, "неактуальным в макроэкономическом смысле".
       Впрочем, замглавы МЭРТа готов допустить уменьшение ставки данного налога в качестве компенсирующей меры в случае введения НДС-спецсчетов. Однако это предлагаемое новшество он считает не только неэффективным, но и даже вредным. Так что и в этом вопросе ведомства не сошлись — напомним, что законопроект о введении спецсчетов Минфин и МНС представили в правительство в конце прошлого года. Суть их предложений в следующем: каждое предприятие помимо расчетных должно открыть в банке специализированный НДС-счет, предназначенный исключительно для расчетов по данному налогу с бюджетом и контрагентами. Ни на какие другие цели средства с этого счета израсходованы быть не могут. Таким образом власти намерены бороться с так называемыми фирмами-однодневками.
       Однако проблема в том, что введение НДС-спецсчетов может ударить и по вполне законопослушным коммерсантам, и даже по потребителям. Дело в том, что сейчас предприятия вправе распоряжаться средствами, предназначенными для уплаты НДС, до тех пор, пока не подойдет срок платежа налога (в среднем это две-три недели). С введением спецсчетов объем временно свободных ресурсов компаний уменьшится, что может привести к ухудшению финансового положения предприятий и росту цен на товары. Рабочая группа при МЭРТе подсчитала, что в результате введения НДС-спецсчетов инфляция может достигнуть 20% в год. Кроме того, резко подорожают банковские кредиты и сократятся инвестиции. Первый замминистра финансов Сергей Шаталов с подобными оценками не согласен. По его мнению, рост цен в результате введения спецсчетов не превысит 2-3%. А потому Минфин по-прежнему намерен настаивать на их введении.
       Как показал опрос предпринимателей, в вопросе о том, какой из налогов надо снижать в первую очередь, большинство из них (62,9%) оказались солидарны с МЭРТом — они считают, что начать надо с ЕСН, который сейчас составляет 35,6% фонда оплаты труда. Респонденты отмечают, что следствием столь высокой ставки налога стала повсеместная выдача зарплаты черным налом. Снижение ЕСН, как полагает большинство опрошенных, будет способствовать "обелению" доходов граждан.
       Сложнее с идеей введения НДС-счетов. Несмотря на то что две трети участников опроса считают, что введение НДС-счетов лишь повредит развитию их бизнеса, динамика отношения к проекту Минфина не может не радовать его авторов. В ходе первого опроса на данную тему, который мы проводили в октябре (см. Ъ от 5 ноября 2003 года), систему НДС-счетов негативно оценили 81% респондентов. Так что перенос сроков рассмотрения этого вопроса скорее идет на пользу приверженцам идеи введения НДС-счетов — если, конечно, предположить, что правительство прислушивается к мнению бизнес-сообщества.
       Также отметим, что на руку сторонникам ужесточения фискального контроля и ответ бизнесменов на наш третий "налоговый" вопрос. Мы попросили их оценить искренность коллег, заявивших о необходимости отказа от оптимизации налогов и повышения социальной роли бизнеса. Поверили в искренность подобных заявлений менее 14% менеджеров, более четверти опрошенных сочли это пропагандой. А почти 53% посчитали, что "добровольно" заплатить налоги бизнесмена может заставить только давление со стороны властей.
       

Спасение утопающих


       Представителей бизнеса интересуют проблемы не только сиюминутные, вроде налогов, но и "высокие", носящие на сегодняшний день скорее теоретический характер. В частности, они не раз обсуждали проблемы приоритетов структурной промышленной политики государства. Недавно с серией заявлений по данному вопросу выступил руководитель экономического управления администрации президента Антон Данилов-Данильян, заявивший, в частности, что государство должно поддерживать предприятия, продукция которых может потеснить импорт.
       Надо отметить, что периодические призывы определиться с государственной промышленной политикой у нас, как правило, звучат в канун выборов. Почему-то именно в подобные периоды возникает потребность в официальных, а потому "правильных" масштабных рецептах. Вообще же на роль государства в экономике, как показывает практика, существуют две полярные точки зрения. Первая состоит в том, что государство вообще не должно вмешиваться в экономику. Вторая диаметрально противоположна. Можно предположить, что истина, как всегда, находится между этими полюсами. Вот и почти 60% наших респондентов считают, что более активная роль государства в сфере промышленности позволит повысить конкурентоспособность национальной экономики.
       Другое дело — куда должна быть направлена эта активность. Ведь уже сейчас существует около полусотни так называемых федеральных целевых программ, средства на которые заложены в бюджете. Однако в данном случае количество явно не тождественно качеству: 50 приоритетов — это, по сути, отсутствие приоритетов. К тому же не секрет, что финансирование этих программ осуществляется в добрых старых традициях — практически по остаточному принципу. И особых прорывов в экономике благодаря их реализации также не наблюдается.
       В чем же состоят промышленные приоритеты с точки зрения представителей бизнеса? Лишь немногие из них (16,2%) считают, что государственное внимание должно быть приковано к отстающим отраслям и производствам. В этой позиции слышатся отголоски социалистических принципов товарищества и взаимовыручки. Экономическое сообщество достаточно давно избавилось от подобных иллюзий. Сейчас популярна другая доктрина: конкурентоспособность всякой национальной экономики определяется удельным весом "умной" продукции в экспорте. Россия пока преуспела в обратном — в импорте высокотехнологичных товаров. Поэтому неудивительно, что почти 60% респондентов убеждены, что, если государство возьмется формулировать и реализовывать промышленную политику, основное его внимание должно быть направлено на повышение доли высокотехнологичной и наукоемкой продукции в структуре отечественного экспорта. А примерно четверть опрошенных (24,3%) считают, что под патронажем государства должны находиться импортозамещающие производства.
СЕРГЕЙ Ъ-ЛИТОВЧЕНКО, АЛЕКСАНДР Ъ-ДЫНИН, Ассоциация менеджеров; ПЕТР Ъ-РУШАЙЛО, Ъ
       
Комментарии
Профиль пользователя