Коротко


Подробно

Товарища Менгисту Хайле Мариама позвали к ответу

процесс


Вчера в Аддис-Абебе возобновился суд над бывшим эфиопским диктатором 63-летним Менгисту Хайле Мариамом. Главного друга СССР в Африке обвиняют в геноциде собственного народа, что грозит ему смертной казнью. Правда, привести приговор в исполнение будет трудно — господин Мариам беззаботно живет в Зимбабве, на родину возвращаться не собирается, а приписываемый ему геноцид называет "классовой борьбой".
       Когда в 1974 году группа военных свергла императора Эфиопии Хайле Селассие I, молодой офицер Менгисту Хайле Мариам не особенно выделялся среди заговорщиков. На немногочисленных фотографиях того времени его лицо теряется за спиной лидера революции генерала Тефери Банти. Однако товарищ Менгисту недолго оставался в тени. Довольно быстро он оказался одним из шести членов временного военного административного совета (ВВАС), который исполнял функции главного органа власти страны. Поговаривали, что пост он получил в награду за то, что в 1975 году организовал убийство престарелого императора, находившегося под домашним арестом. Монарх был задушен подушкой, а его тело выброшено в отхожее место. Правда, сам Менгисту Хайле Мариам до сих пор отрицает причастность к смерти Хайле Селассие, останки которого обнаружили на территории дворцового комплекса только 16 лет спустя.
       Тем не менее тогда, в середине 1970-х годов, соратники с одобрением отмечали, что молодой военный беспощаден к врагам, как внешним, так и внутренним. Однако должных выводов из этого сделано не было. И уже в 1977 году Тефери Банти и некоторые другие члены ВВАС поплатились за это жизнью. Впрочем, как и в истории с императором, Менгисту Хайле Мариам отрицал свою причастность к смерти вождя народно-демократической революции, как к тому времени стали называть переворот 1974 года. Как бы то ни было, убийство товарища Банти его преемник использовал в собственных целях.
       К тому времени новые власти Эфиопии разобрались в мировой ситуации и сделали ставку на социалистический лагерь. Правда, в отличие от многих других развивающихся стран, пытавшихся привнести в теорию классовой борьбы что-то свое, там решили хранить верность первоисточникам. Для начала Менгисту Хайле Мариам внимательно изучил работы классиков марксизма-ленинизма, а затем следовал буквально каждой написанной в них букве.
       Главный лозунг, который он почерпнул из ленинских трудов,— "Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться". После убийства Тефери Банти товарищ Мариам собрал митинг на центральной площади Аддис-Абебы и назвал убийство своего учителя "белым террором". Затем он разбил о землю бутылочку с красными чернилами и провозгласил начало ответного "красного террора". Во враги народа были записаны не только активисты оппозиционного движения "Освободительный фронт народов Тиграй", но и практически вся интеллигенция и студенчество. За два года "красного террора" было убито или пропало без вести несколько десятков тысяч человек.
       Разобравшись с "врагами народа", Менгисту Хайле Мариам, присвоивший себе сначала чин майора, а затем полковника, приступил к проведению коллективизации. После этого приключившийся в Эфиопии голод погубил еще несколько десятков тысяч человек. Но это не избавило полковника от маниакального стремления повторить советский путь развития.
       Долгое время Менгисту Хайле Мариаму не давала покоя мысль об отсутствии в Эфиопии коммунистической партии. Когда он сообщил руководству СССР о намерении строить в Эфиопии социализм, старшие товарищи объяснили полковнику: социализм можно строить только под руководством компартии, а у вас ее нет. Товарищ Менгисту не спасовал и решил объединить в компартию сторонников режима. Из Москвы опять поправили: основу компартии должен составлять пролетариат, у вас он есть? Пролетариата в сельскохозяйственной Эфиопии не было отродясь. Но для истинного приверженца коммунистических идеалов непреодолимых преград нет. Менгисту Хайле Мариам обратился к СССР с просьбой помочь в строительстве комплекса промышленных предприятий. Согнанные потом на фабрики и заводы эфиопские крестьяне и стали первыми эфиопскими пролетариями. После этого товарищ Менгисту мог как равный целоваться с Леонидом Брежневым и другими членами политбюро ЦК КПСС, правящая партия была объявлена коммунистической, и Эфиопия начала переход к социализму, минуя капитализм.
       Преданность идеям марксизма-ленинизма возвращалась товарищу Мариаму сторицей. С 1974 по 1991 год, когда его режим пал, СССР поставил в Эфиопию продукции, в первую очередь военного назначения, на $12 млрд. Но мощный поток братской помощи начал иссякать уже к концу 1980-х годов, когда в СССР началась перестройка. Из-за собственных трудностей Москва сокращала помощь братским режимам по всему миру, и Эфиопия не стала исключением. Советские военные советники стали постепенно покидать эфиопскую армию, что незамедлительно сказалось на боевых действиях против оппозиции, которая к тому времени объединилась в мощный Революционно-демократический фронт народов Эфиопии.
       Пытаясь уловить ветер перемен, задувший в СССР, в 1987 году Менгисту Хайле Мариам утвердил новую конституцию и был избран первым президентом Эфиопии. Но это была уже агония. Через четыре года, когда войска оппозиции были на подступах к Аддис-Абебе, товарищ Менгисту вместе со своими родственниками и приближенными загрузился в военно-транспортный самолет ВВС СССР и вылетел в Зимбабве. Беглый диктатор прихватил с собой горы награбленного добра, в том числе шикарный бронированный "Мерседес", некогда принадлежавший эфиопскому императору.
       В Хараре его встретили как родного. Зимбабвийский президент Роберт Мугабе не забыл, как Менгисту Хайле Мариам помогал ему в годы борьбы за независимость. Говорили, что диктатор щедро заплатил за приют — не только в бюджет государства, но и отдельным чиновникам. По некоторым данным, он также рассказал много ценного сотрудникам зимбабвийских спецслужб, в частности, выдал известных ему агентов советской, кубинской и восточногерманской разведок в Африке. В награду экс-диктатору позволили приобрести роскошную виллу в фешенебельном районе Хараре. Вилла, окруженная высокой стеной, неусыпно охраняется полицейскими и телохранителями товарища Менгисту.
       Попытки новых властей Эфиопии добиться выдачи бывшего диктатора официальный Хараре демонстративно игнорировал. Поэтому в 1994 году суд над товарищем Менгисту начался в Аддис-Абебе в отсутствие обвиняемого. Через некоторое время судьи решили, что без подсудимого все-таки не обойтись, и отложили процесс до лучших времен. Однако в 2001 году Менгисту Хайле Мариам и его родня получили в Зимбабве постоянный вид на жительство. Это означает, что в ближайшем будущем они могут обратиться к Хараре с просьбой о предоставлении гражданства. Поняв, что это лишит Эфиопию всяких шансов на выдачу беглого полковника, власти страны возобновили процесс, дабы в дальнейшем потребовать выдачи не просто бывшего правителя, а военного преступника, виновного в геноциде собственного народа.
ОЛЬГА Ъ-БЕРЕЗИНЦЕВА

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 25.02.2004, стр. 11
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение