Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

«Одна секунда невнимательности угробила нашу семью»

В Башкирии требуют возбудить уголовное дело по факту смертельного ДТП с сотрудником ФСБ

от

На трассе в Башкирии произошло ДТП, в котором погибла 44-летняя учительница из Уфы Наталья Хафизова. Женщина со своим мужем и тремя детьми возвращалась от матери. На встречную полосу их автомобиля вылетела Skoda Rapid. Как указано в протоколе с места происшествия, за рулем находился военнослужащий из Екатеринбурга. По данным адвоката семьи, им оказался майор ФСБ Игорь Мирко. Именно этот факт, по мнению потерпевшей стороны, препятствует возбуждению уголовного дела по факту смертельного ДТП. Они написали обращение главе Следственного комитета России (СКР) Александру Бастрыкину и генпрокурору Игорю Краснову с просьбой установить истину в произошедшем.


Семья Хафизовых возвращалась на Renault Duster из деревни Маядык (около 127 км от Уфы), где проживала мама погибшей Натальи, в Уфу. 30 августа Наталья и ее супруг Ильшат забирали троих детей перед началом учебного года. «Дорога шла вниз, и, когда мы буквально уже поднялись, на нас вынеслась Skoda. Буквально три секунды — и был удар. Он мчался со скоростью 120 км/ч. Я ехал где-то 80 (разрешенная скорость — 110 км/ч),— рассказал “Ъ” Ильшат Хафизов.— Его вынесло на мою полосу, удар пришелся на сторону, где сидела жена. Все в машине были пристегнуты. Дети и я получили ушибы. Когда я подошел проверить жену, она была без движения, проверил пульс. Она была мертва».

По его словам, Skoda Rapid после ДТП находилась в овраге, водитель вышел, сказал, что его занесло, и извинился. О том, что он является сотрудником силового ведомства, Ильшат Хафизов узнал из схемы ДТП, где было написано, что водителя зовут Игорь Мирко, а место его работы — воинская часть №69617 с дислокацией в Екатеринбурге (соответствует адресу института ФСБ на Сибирском тракте в Екатеринбурге). Это подтверждают и документы с места происшествия, с которым ознакомился “Ъ”.

Через две недели после ДТП Игорь Мирко позвонил Ильшату Хафизову еще раз извиниться, а позже перечислил ему 50 тыс. руб. на погребение жены.

Как рассказал “Ъ” адвокат семьи Рамиль Гизатуллин, в обстоятельствах происшествия разбирается военный следственной отдел СКР по Уфимскому гарнизону. Позже у следователя защитник узнал, что Игорь Мирко является майором ФСБ. Сам Игорь Мирко заявил следователям, что его автомобиль был технически неисправен. В УФСБ по Свердловской области и ФСБ России на запросы “Ъ” не ответили.

«С момента происшествия не было возбуждено уголовное дело. Хотя мы проанализировали практику по смертельным ДТП в Башкирии за лето 2020 года, и в каждом случае дело возбуждалось в трехдневный срок. У нас есть основания полагать, что раз предполагаемый виновник — силовик, а следствием и надзором занимаются военные ведомства, то сработает корпоративное взаимодействие. Шансов на объективную проверку обстоятельств у нас нет»,— заявил господин Гизатуллин, отметив, что результатов экспертиз пока нет, поскольку автомобили были отданы экспертам не сразу.

Адвокат и семья направили обращение на имя главы СКР Александра Бастрыкина и генпрокурора Игоря Краснова с просьбой вмешаться в ситуацию.

«С момента столкновения и по настоящее время автомашины Skoda Rapid и Renault Duster находились на стоянке в Дюртюли (административный центр). При наличии желания у заинтересованных лиц имелась реальная возможность доступа к ним и, желая уклониться от уголовной ответственности, совершения определенных манипуляций в целях подтверждения версии о технической неисправности, которой фактически не было»,— говорится в обращении, которое было направлено главам ведомств 25 сентября.

В нем также указано, что Игорь Мирко в день ДТП выехал из Самары в Екатеринбург, «но выбранный им маршрут проходил не по федеральной трассе, а по дорогам местного значения». «Уверен, что именно усталость Мирко И. А. привела к тому, что он заснул за рулем. Видео (с видеорегистратора) подтверждает, что он не предпринимал меры к маневрированию в целях избежать столкновения, что полностью опровергает его версию о наличии некой технической неисправности, явившейся причиной ДТП»,— говорится в заявлении. В нем указывается, что имеются все законные основания для возбуждения по данному факту уголовного дела по ч. 3 ст. 264 УК РФ (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека) и проведения необходимых следственных действий для установления истины по делу.

«Пострадавшую сторону удивляют не только бездействие следователя и отсутствие ведомственного контроля со стороны его руководителя, но и пассивность прокуратуры, которая наделена полномочиями по осуществлению надзора за законностью на стадии доследственных проверок»,— говорится в заявлении.

Мама Натальи Евгения Петрова рассказала “Ъ”, что ее дочь работала в школе №38 Уфы. «Она учитель высшей категории, ее любили дети, любили родители, она была моей опорой. Я была на месте ДТП, оно случилось в минутах 15 от дома. Я стояла над телом погибшей дочери и орала. Никто не подошел и даже не извинился. Мы хорошая, добрая, работающая, ни в чем неповинная семья, и мы в один миг потеряли все из-за человека, который несся по дороге,— сказала Евгения Петрова.— Почему он не отвечает за свое поведение на дороге? А теперь боится прийти и посмотреть мне в глаза, сказать, что угробил мою дочь. За что пострадали мы все? Мы считаем, что он просто несся с большой скоростью, одна секунда невнимательности угробила нашу семью. Я не верю, что машина была несправная». По ее словам, она хочет, чтобы виновник ДТП осознал свою вину в произошедшем.

Татьяна Дрогаева, Екатеринбург


Комментарии
Профиль пользователя