Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

«У меня есть роскошная возможность не думать о конечном результате»

Президент РФБ Андрей Кириленко о том, когда российский баскетбол начнет побеждать

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Президент Российской федерации баскетбола (РФБ) Андрей Кириленко, в конце августа переизбранный на второй срок, в интервью корреспонденту “Ъ” Афсати Джусоеву рассказал о задачах, стоящих перед РФБ, о том, как он оценивает свою работу и чего хотел бы достичь, и о том, когда российские сборные начнут побеждать.


— Вы сами как оценили бы свой первый срок?

— Отлично оценил бы. Хотя надо понимать, каких критериев при оценке придерживаться, от чего отталкиваться. Если отталкиваться от уровня НБА, то, конечно, сказать, что все у нас здорово, нельзя. Проблем много. Но если сравнивать с тем, что было, когда я пришел в РФБ, то мы поработали на пять с плюсом. Потому что на сегодняшний день есть структура федерации, которая обеспечена ресурсами: и людскими, и финансовыми. Сейчас, даже если у РФБ не будет ни одного спонсора, она не развалится. Да, не будет проектов развития. Но команды, как минимум главная, все равно будут ездить на соревнования, они не потеряют ничего.

Что касается организационной части, то тут удалось организовать работу так, что, когда придет другая команда, другой президент, им не придется тратить кучу времени просто на поиски каких-то документов или даже круглой печати, как было в нашем случае. Все нужные проекты положены на бумагу. Берешь любой проект, и под него уже все шаги расписаны — как организовать, например, турнир по мини-баскетболу, как провести первенство России. Прямо по пунктам: сколько человек нужно, кто спонсор, с кем контактировать. Это очень важно.

Еще момент: наши отношения с международными спортивными структурами. Вспомните, что, когда я пришел в РФБ, она была дисквалифицирована (это стало реакцией Международной федерации баскетбола (FIBA) на судебные тяжбы, начавшиеся после избрания на пост главы РФБ в августе 2013-го Юлии Аникеевой.— “Ъ”). То есть ни одна сборная не имела права выступать на международном уровне. Ни детская, ни взрослая. Что это было как не провал?

— Как этот вопрос решали?

— Ну как… Это только на личных отношениях. Только постоянный контакт с руководством международных структур. Нужно постоянно участвовать в семинарах, встречах, советах, присутствовать, доказывать, что РФБ — нормальная организация. К себе приглашать, чтобы видели, что работа идет. Это каждодневная история, в которой ты должен находить соратников или единомышленников внутри мирового баскетбола. И вот хочу напомнить, что за последние годы мы претендовали на проведение и чемпионата мира, и первенства Европы.

— Ну не получили же…

— Даже когда ты просто подаешь заявку, это важный момент. Ее же всерьез рассматривают, приезжают постоянно комиссии и видят реальное положение дел.

— РФБ по силам не просто подать заявку на крупный турнир, но и получить его и провести?

— А как же! Мы бы не подавали заявки, если бы не могли. Хотя наивно говорить, что РФБ сама могла бы справиться с таким проектом. Ни чемпионат Европы, ни чемпионат мира не могут пройти без участия государства. А я хочу сказать, что все наши заявки были поддержаны государством на сто процентов. Не просто на словах. Были межправительственные комиссии, которые утверждали заявки и давали добро, готовы были выделять деньги, ресурсы. Да, мы пока не выиграли, но это положительный опыт. Чем чаще мы будем претендовать на топовые турниры, тем выше шансы получить их в каждом следующем цикле. Грубо говоря, иногда нужно просто выстоять очередь.

— А сколько ждать, когда сборные начнут давать результат?

— Многие думают, что вот сейчас придет Кириленко или Петров, Иванов, Сидоров — и за секунду все появится. Но это нереально. Нужно, чтобы появились сначала игроки. А с чего они должны появиться? Их надо ведь сначала вырастить. И вот смотрите, что получается. РФБ получает доступ к игрокам самое раннее в 15–16 лет — именно в этом возрасте мы получаем их из спортшкол. А сколько нужно времени, чтобы из 16-летнего баскетболиста сделать игрока уровня сборной? Лет восемь как минимум. Так вот именно сейчас у нас есть поколение «20 плюс». Но им, на мой взгляд, нужно еще года четыре, чтобы из юношеского баскетбола перейти во взрослый.

— Лидеру сборной Словении Луке Дончичу 21 год, и он уже звезда НБА. Вы сами в 21 год уже в «Юта Джаз» играли.

— Это все же единичные случаи. Того же Дончича нельзя ведь назвать именно продуктом словенского баскетбола. Это самородок. Но их появление непредсказуемо. Мы же хотим сформировать поколение игроков, которые долго будут выступать на высоком уровне,— такое же, как сейчас потихоньку заканчивающее карьеру. Вспомните, как выглядела сборная, когда на пике были Виталий Фридзон, Антон Понкрашов, Никита Курбанов, Андрей Воронцевич и Ко. Так вот у нового поколения есть все шансы выйти на тот же уровень. Смотрите, у нас сейчас семь человек на стажировке в США, играют в студенческом чемпионате NCAA. Три игрока — Антон Квитковских, Александр Петенев, Никита Михайловский — уже выступают на взрослом уровне в «Автодоре», на подходе к основе Александр Ершов, Александр Хоменко, Андрей Лопатин, пара человек есть в «Локомотиве-Кубани». Да, мы пока не знаем, кто из них заиграет на суперуровне, кто — просто на хорошем. Но костяк у сборной будет в любом случае.

— Когда?

— Нужно быть реалистами. Пока основу мужской сборной, которой еще предстоит сыграть в квалификации Олимпиады, составит старая гвардия: Андрей Воронцевич, Виталий Фридзон, Дмитрий Кулагин, Алексей Швед, конечно же. Сейчас главное — собрать полный состав команды. В последний раз такое удавалось на чемпионате Европы 2017 года, хотя и тогда Сергей Карасев травмировался, но мы в тот раз стали четвертыми. А на чемпионате мира-2019 мы пяти человек недосчитались: Дмитрия Хвостова, Алексея Шведа, Дмитрия Кулагина, Джоэля Боломбоя, Тимофея Мозгова. Это же готовая стартовая пятерка сильного клуба. Даже уровня Евролиги.

Я сейчас вообще больше сконцентрирован не на том, чтобы обеспечить сиюминутный результат, а на том, чтобы задать правильный тренд. Вспомните, ведь в начале 2000-х мужская сборная тоже нередко огорчала. Но в 2007 году мы стали чемпионами Европы — и пошла череда уверенных выступлений. Мы стабильно были в топе.

— Как оцениваете перспективы женской сборной? Судя по тому, что она пропускает уже вторую Олимпиаду, предпосылок к взлету не видно.

— Напротив, у женской сборной большой потенциал. Там действительно талантливые игроки. Просто очень много молодежи. Так что все еще будет. Я бы обратил особое внимание именно на младшие по возрасту сборные — как мужские, так и женские. Смотрите: в предшествующем пандемии сезоне все возрасты, кроме мужской молодежки, выступили успешно. Девочки 16 лет выиграли чемпионат Европы и вышли в первый раз в истории на чемпионат мира. Так же, как мальчики того же возраста, которые вошли в четверку лучших на своем первенстве континента. Команды до 18 лет заняли четвертое и шестое места, женская молодежная сборная дошла до финала. А юниоры до 19 лет — то самое поколение, на которое мы очень надеемся,— стали пятыми в мире, при этом им откровенно не повезло: попали в четвертьфинале play-off на американцев.

— И все равно игроки высокого класса у нас товар штучный. Видимо, проблема в уровне популярности баскетбола в России.

— Очевидно, что чем больше людей занимаются баскетболом, тем больше шансов получить сильных кандидатов в сборную. Над этим надо работать. Но не стоит ждать, что будет как в США, где в баскетбол играют миллионы.

— Но ведь и в европейских странах, считается, баскетбол популярнее, чем у нас.

— Знаете, мне все всегда приводят в пример Литву. Смотрите, говорят, какая баскетбольная страна. Но назовите мне хоть одного игрока кроме Йонаса Валанчюнаса — именно продукт литовского, а не американского баскетбола, который стабильно играл бы в НБА за последние десять лет? Ну или возьмем Сербию. Баскетбол там действительно номер один: все играют. Но вот момент: ни в женской, ни в мужской сборных ни один человек не играет внутри страны. Ни один!

— Там денег нет, видимо, внутри страны.

— Какая разница, везде есть свои плюсы, свои минусы, свои моменты. Я о том, что мы не можем копировать путь какой-то другой страны. То, что работает в Америке, не работает в России, и то, что работает в России, не работает в Сербии или в Испании. У нас свой путь.

— И тут свой путь? Обычно такое говорят политики.

— У нас очень серьезный административный ресурс в спорте, а спорт — это фактически государство. Когда мне говорят, что спорт вне политики, вне государства... Ребята, о чем мы говорим, у нас Министерство спорта есть. Так что у нас просто иная структура спорта, и мы должны адаптироваться к ситуации.

— Вы не пожалели, что после завершения спортивной карьеры, имея все возможности отдыхать и радоваться жизни, пошли в РФБ, взвалив на себя эту ношу — главного человека, ответственного сегодня за российский баскетбол?

— Я это не воспринимаю как какую-то ношу. Я удовольствие от своей работы получаю. Хотя у меня есть всегда куча предложений по другой работе, в том числе и в НБА. Когда шел в РФБ, наметил себе десятилетний срок, который я хотел посвятить именно работе в российском баскетболе. Я не знаю, куда это выведет. Но у меня есть роскошная возможность не думать пока о конечном результате, потому что, как я говорил, мне важны тренды. И я не жду, что при мне сборная выиграет Олимпиаду и мы будем героями. Мне просто хочется сделать так, чтобы следующий человек, который после меня придет, пришел в хорошую ситуацию с точки зрения структуры и у него была бы возможность дальше уже реализовывать свое видение. Но уже на некоем фундаменте.

полная версия kommersant.ru/12953

Комментарии
Профиль пользователя