Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

ЕСПЧ оказал россиянам скорую помощь

Европейский суд обязал оплатить лекарства детям со СМА

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Семьи детей со спинальной мышечной атрофией (СМА) все чаще обращаются в ЕСПЧ, чтобы тот обязал Россию срочно обеспечить их дорогостоящим препаратом «Спинраза». Первое такое решение было вынесено Европейским судом в мае, еще четыре были приняты в августе—сентябре. Эксперты отмечают, что российские суды, как правило, также встают на сторону пациентов, однако региональные власти зачастую игнорируют их решения и затягивают процедуру обеспечения лекарствами. Выходом может стать перевод закупок «Спинразы» на федеральный уровень.


Спинальная мышечная атрофия — редкое генетическое заболевание, которое повреждает нервную систему. У больных СМА постепенно слабеют и атрофируются мышцы, людям становится тяжело дышать, и они умирают за несколько лет. Существует несколько препаратов, которые замедляют или приостанавливают наступление последствий заболевания. Один из них — «Спинраза» — в августе 2019 года был зарегистрирован в России. С тех пор пациенты со СМА имеют право получать препарат бесплатно на основании постановления правительства РФ №890, в котором речь идет о предоставлении лекарств по жизненным показаниям. Проблема заключается в том, что по закону препарат должен оплачиваться из регионального бюджета.

Стоимость всего одной инъекции — 7,8–7,9 млн руб. В первый год пациенту необходимы шесть уколов, дальше по три укола каждый год пожизненно.

Директор фонда «Семьи СМА» Ольга Германенко подчеркивает, что цену «Спинразы» нельзя назвать «уникальной»: в случае с орфанными заболеваниями есть и более дорогие курсы лечения. Ситуация усугубляется тем, что среди редких заболеваний СМА — одно из самых часто встречающихся. По словам директора фонда, обычно в стране насчитывается 100–200 пациентов с конкретным редким заболеванием: они «равномерно распределены» по всем регионам и не создают значительной нагрузки на бюджеты. Но в России уже сейчас живут более 1 тыс. пациентов со СМА, причем в 30 регионах зарегистрированы более 10 «местных» пациентов. «А стоимость лечения десяти человек составляет более 0,5 млрд руб.»,— говорит Ольга Германенко.

«Пациент обращается за лекарством в региональный минздрав, где получает отказ. Там может быть расписано множество причин, но основная одна — у региона нет денег»,— объясняет госпожа Германенко.



Не получив в итоге лекарство, пациент жалуется в Росздравнадзор или прокуратуру. Далее прокуратура выносит предписание об обеспечении препаратом, а если этого не происходит, то она сама обращается в суд. «В 100% случаев прокуратура выигрывает такие дела,— поясняет Ольга Германенко.— В неделю у нас примерно два-три таких кейса с положительным решением. Но и это не гарантирует лечение. Сейчас нам известно о неисполненных судебных решениях, вынесенных еще в марте 2020 года». По ее данным, сейчас в России как минимум 765 человек со СМА не получают лечения. А большая часть из тех 247 человек, кто все же обеспечен терапией, получают ее за счет благотворителей или фармкомпаний.

В таких условиях пациентам и их семьям приходится обращаться в ЕСПЧ: там существует правило 39 регламента, которое позволяет Европейскому суду срочно вмешаться в неотложную ситуацию, угрожающую жизни и здоровью заявителя. Как рассказывал “Ъ”, первым таким кейсом стала жалоба родителей шестимесячной Ады Кешишянц из Ставропольского края. Ее родители выиграли дело в Ленинском райсуде Ставрополя, но краевой минздрав не стал объявлять закупку, а подал апелляцию. Здоровье девочки ухудшалось, и юристы правозащитного проекта «Правовая инициатива» направили обращение в ЕСПЧ. Меньше чем через сутки ЕСПЧ призвал правительство России «немедленно исполнить» решение Ленинского райсуда Ставрополя. Лечение было предоставлено.

Как рассказали “Ъ” в «Правовой инициативе», в августе и сентябре ЕСПЧ вынес четыре аналогичных решения.

Европейский суд потребовал срочно закупить лекарство четырнадцатилетнему Валерию Крылову из Амурской области, одиннадцатилетнему Егору Есаяну из Армавира, девятилетней Марии Дедковой и шестилетним сестрам Валерии и Александре Азарченковым из Брянска. Отметим, что родители сестер Азарченковых выиграли дело в Советском райсуде Брянска 28 апреля 2020 года. Однако региональный департамент здравоохранения закупил только четыре дозы препарата для обеих девочек, что не позволило начать лечение: согласно выпискам из больниц, необходимо было закупить 12 ампул на год или 8 ампул на первые четыре месяца.

Юрист «Правовой инициативы» Ольга Киселева рассказала “Ъ”, что после решения ЕСПЧ власти Брянской области уже пообещали в ближайшее время госпитализировать сестер Азарченковых для введения препарата: «Мы сообщим суду, когда будут сделаны первые инъекции. Однако мы жалуемся также на те страдания, которые девочки из Брянска испытывали, пока ожидали это лекарство. Мы считаем это нарушение Конвенции о правах человека в части запрета на жестокое обращение». Госпожа Киселева отметила, что ей неизвестно, жаловались ли еще пациенты со СМА из России в ЕСПЧ: «Это новая практика для России и новые судебные решения. И не все пациенты знают о такой возможности».

По мнению Ольги Киселевой и Ольги Германенко, системным решением проблемы мог бы стать перевод закупок «Спинразы» на федеральный уровень.

Отметим, что в августе 2020 года комиссия Минздрава рекомендовала включить «Спинразу» в перечень жизненно необходимых лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Это позволит снизить его стоимость примерно на 2 млн за одну инъекцию. Однако перечень ЖНВЛП на следующий год утверждается постановлением правительства РФ, которого пока нет. Были случаи, когда перечень ЖНВЛП в течение года не пересматривался. «История с ЕСПЧ является попыткой воздействия на российскую действительность с нарушением прав пациентов,— говорит госпожа Германенко.— В результате сформировалась новая практика: ЕСПЧ вынужден заставлять Россию выполнять ее же собственные законы и обеспечивать право человека на жизнь и здоровье, которое прописано в Конституции».

Валерия Мишина


Комментарии
Профиль пользователя