Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Открывали не вынимая

Евгения Милова о светской жизни

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

На прошлой неделе светская жизнь началась в Петербурге: натурально пресловутые «все московские все» равномерно распределили себя по трем ужинам. В «Харвесте» под руководством Полины Киценко нарушали slim-режим клиентки Bvlgari, приехавшие на презентацию новой коллекции. В 150 метрах от них Арам Мнацаканов у себя в «Пробке» давал ужин для тех, кто отважился вместе с ним исследовать Карелию на автомобилях Porsche. Наконец, в ресторане «Сад» супруги тренера «Зенита» Сергея Семака Анны директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, Дмитрий Озерков, владелица галерей Pearl Lam Перл Лэм, директор ее галерейной сети Алена Иванова и другие гости отмечали открытие выставки «Чжан Хуань. В пепле истории». Сам художник, разумеется, приехать не смог — а мог бы увидеть своими глазами, как аккуратно вошли в Николаевский зал тысяча членов Компартии Китая по состоянию на 15 июня 1964 года. Эта работа, 40 метров в длину,— главный аттракцион выставки. Партийное групповое фото увеличено, перенесено на холст и «нарисовано» пеплом благовоний из 20 буддийских храмов. В этой же технике господин Хуань исполнил картину-визитку Эрмитажа — рембрандтовское «Возвращение блудного сына» и почему-то одну из главных картин собрания Третьяковской галереи — «Иван Грозный и сын его Иван» Ильи Репина. Впрочем, изначально план заключался в том, чтобы протянуть мысленную прямую линию от этих китайских коммунистов до Александровской колонны на Дворцовой площади, а вокруг нее разместить большую статую Будды. Был бы наверняка большой скандал. Господину Пиотровскому припомнили бы фразу, что если что-то находится в музее, то это искусство, а тут получалось бы, что уже и не в музее, так что Будда остался во дворе Зимнего, и вокруг него с любопытством шастают эрмитажные коты.

На вернисаже и на ужине после него оказались, кроме соорганизаторов выставки, еще и Дмитрий Аксенов, Екатерина Андреева, Алена Долецкая, Милена Орлова, Николай Усков, Ксения Соловьева и многие другие гости. Единственным тостующим был сам господин Пиотровский, но после его речи собравшиеся в своем кругу выпивали за возвращение к реальности, в которой есть большие открытия с фуршетом до и ужином после.

На следующий день во дворе Музея Москвы открывался первый из проектов Московской биеннале молодого искусства. Гости в основном обращали внимание на котиков, флажки с которыми украсили фасады. Внутри музея открылась первая в истории Cosmoscow параллельная ярмарка для молодых blazar. Здесь художники представляли себя с помощью галереи Sample или их представляли учебные заведения. По сравнению со старшим арт-братом здесь цены были покороче, а высказывания авторов — менее взвешенные. Публика подхватила настроение, и работы до 100 тыс. руб. шли очень бойко. Параллельно в «Гараже» открывалась 2-я Триеннале российского искусства. Некоторые молодые художники оказались представлены и в «Гараже», и на blazar. Так что сделать вывод о том, на кого точно можно делать ставки, покупая предметы искусства, в ряде случаев было совсем легко. Триеннале хвалили все, кто ее видел. Причем хвалили не только в общении с сотрудниками «Гаража» или с Романом Абрамовичем и Дарьей Жуковой-Ниархос — сооснователями музея, не пропустившими открытие. В этот раз участников рекомендовали участники предыдущей триеннале. После многолюдного открытия второго дня гостям была назначена еще и вечеринка в новом «Simach в Недальнем». Туда дошла не только творческая молодежь, но и товарищи господина Абрамовича — Александр Волошин и Сергей Капков. Правда, они предпочитали смотреть на происходившее столпотворение из VIP-зоны.

Еще день спустя открылась уже сама ярмарка Cosmoscow (подробнее см. статью «Скромное обаяние пандемии» ), которую и обступили все остальные арт-события недели. Это, конечно, заслуга Маргариты Пушкиной: найти способы договориться со всеми и выступить так единым фронтом. Гости ужасно радовались не только возможности посмотреть друг друга и искусство, но и тому, что впервые за годы арт-ярмарка в Гостином Дворе не совпала с Днем города и перекрытиями в центре. Гостей в этот раз пускали по часам, что позволило избежать привычных очередей. Уже поутру здесь были Ксения Собчак, Иван Ургант и Андрей Малахов. Последнего сотрудники ярмарочных стендов называют Коллекционер, причем, судя по нажиму, именно с заглавной буквы. В этом смысле впервые представивший свои работы на Cosmoscow бизнесмен Василий Клюкин должен бы называться с заглавной буквы Художником. Прекращать творить он явно не планирует, а с поправкой на личную пассионарность господина Клюкина он еще многих убедит в том, что он таки и правда художник.

В целом выбывших в списках участников в этом году не оказалось. В пятницу вечером непосредственно в Гостином Дворе состоялся также ужин и благотворительный аукцион для дорогих коллекционеров. Одного, правда, на вечере не досчитались: владелица The Art Newspaper Инна Баженова в это же время в кинотеатре «Иллюзион» закрывала кинофестиваль принадлежащей ей газеты. Причем фильм «Сибирь» его режиссер Абель Феррара представил лично и вовсе не по видеосвязи. Отвечая на вопросы Милены Орловой, господин Феррара с удовольствием пустился в воспоминания о панк-роке 70-х на Манхэттене. Подразумевал он не только музыку, а стиль жизни вообще. И столько было ностальгии в его словах по временам, когда Баския на его глазах писал картину за чек героина!

Обозреватель “Ъ” Евгения Милова


Комментарии
Профиль пользователя