Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Иногда чем больше демократии, тем лучше для Москвы»

Максим Юсин — о сходстве и различии ситуации в Белоруссии и в Черногории

от

Иногда чем больше демократии, тем лучше для Москвы. На парламентских выборах в Черногории правящая партия президента Мило Джукановича лишь с минимальным отрывом опередила главную оппозиционную силу, выступающую за более тесные связи с Россией и Сербией. Если она договорится с более мелкими партиями, оппозиция сможет сколотить в парламенте большинство и сформировать правительство. Обозреватель “Ъ” Максим Юсин задумался о том, какие уроки из смены власти в Черногории могли бы извлечь в Белоруссии и в России.


В минувшее воскресенье знаковые события происходили не только в Белоруссии, где под аккомпанемент очередных акций протеста Александр Лукашенко отмечал свое 66-летие, но и в еще одной европейской, славянской, православной стране. Я имею в виду Черногорию, где состоялись парламентские выборы, по итогам которых контроль над этой республикой утратил человек, безраздельно правившей ей с 1991 года, Мило Джуканович.

То есть Джуканович находился у власти на три года дольше, чем Лукашенко. За это время черногорский лидер успел побывать и главой республиканской компартии, и премьером, и президентом, и союзником сербского вождя Слободана Милошевича, направив в соседнюю Хорватию войска, обстреливавшие Дубровник, об этом сегодня ни в Черногории, ни на Западе не любят вспоминать.

Потому что в политическом плане Джуканович проделал поразительный кульбит — начинал как пособник человека, считавшегося на Западе военным преступником, а затем стал борцом за независимость Черногории, добился ее отделения от Сербии, а потом и членства в НАТО, результатом чего стала ссора с Москвой.

А кроме того, Джуканович имеет стойкую репутацию человека, связанного с мафиозными структурами, не только в своей небольшой республике, но и по всем Балканам.

Власть Джукановича казалось незыблемой, на выборах он неизменно побеждал своих оппонентов, которых обвинял в связях то с Сербией, то с Россией, а чаще с обеими. Но вот настал день очередных выборов, и на сей раз безотказно работавшая политическая машина Джукановича дала сбой. Три оппозиционных движения получили контроль над парламентом, а стало быть, право назначать премьер-министра и всех членов правительства. Джуканович остается президентом, но фактически уходит в оппозицию.

Лидеры крупнейшей оппозиционной партии, Демократического фронта, ориентируются на Сербию и призывают к сближению с Москвой. И хотя они уже заявили, что не станут пересматривать решение о присоединении к НАТО, логично предположить, что внешнеполитический курс Подгорицы поменяется. И что при новом правительстве Черногория, как минимум, не станет выступать соавтором антироссийских резолюций в ООН, именно это обстоятельство в 2014 году вызвало особое возмущение Кремля и фактически заморозило двусторонние отношения. И вот теперь у них есть шанс восстановиться.

И здесь настал момент сказать о том, как черногорские события перекликаются с белорусскими. И там, и там состоялись выборы.

Только в Черногории они были честными и демократическими, а в Белоруссии президенту «нарисовали» абсолютно нереальные 80% поддержки, что и взорвало ситуацию в когда-то самой спокойной, самой стабильной республике бывшего Советского Союза.

Какой выход из тупика? Да он вполне очевиден — провести еще одни выборы, на сей раз под четким контролем, с привлечением международных, в том числе российских наблюдателей и допуском всех политических сил.

Стоит ли Москве бояться такого сценария? Как показал, в том числе, и черногорский опыт, нет. В тех странах, где не существует стойких антироссийских настроений, в результате свободных выборов к власти вполне могут прийти силы, готовые проводить по отношению к Москве более доброжелательную, более лояльную политику, чем их предшественники. Не плести против нее интриги, не пытаться столкнуть ее с Западом, не обвинять россиян в подготовке государственного переворота, как это делал четыре года назад Мило Джуканович, а совсем недавно его белорусский коллега. Это может показаться парадоксальным, но иногда чем больше демократии, тем лучше для Москвы.

Комментарии
Профиль пользователя