Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Огонь по своим

Чем ближе выборы в США, тем масштабнее гибридное противостояние США и Германии

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Чем ближе выборы в США, тем масштабнее гибридное противостояние США и Германии. Последние санкционные инициативы американских политиков и вовсе ставят под удар целые города.


Виктор Агаев, Бонн


Американский журналист Мэтью Карничниг, проработавший в ФРГ лет 15, считает, что германо-американские отношения при смерти. Конфликты возникают и разрастаются на глазах. Президент Трамп грозит немцам санкциями, пугает выводом американских солдат с баз в Германии, давит все новыми пошлинами на немецкие товары, пытается втянуть немцев в противостояние с Китаем…



Причину происходящего немцы чаще всего объясняют тем, что личные отношения Ангелы Меркель и Дональда Трампа, говоря мягко, не задались. Многие, в том числе и однопартийцы Меркель по Христианско-демократическому союзу (ХДС), уверены, что проблемы возникли из-за «генетического антиамериканизма» канцлера (мол, выросла в социалистической ГДР), а также из-за того, что она в последнее время «заигралась» с левыми и «зелеными».

Сторонники Трампа, в свою очередь, признают, что американский лидер невзлюбил Меркель, причем еще до прихода в Белый дом. «Возможно, это объясняется тем, что у его отца были немецкие корни, хотя у него в принципе большие сложности с политиками-женщинами»,— сообщил в интервью еженедельнику Spiegel Джон Болтон, экс-советник Трампа по нацбезопасности. «Трампу не хватает политической философии, а без этого с Меркель невозможно беседовать,— утверждает Болтон.— Трамп не республиканец и не демократ. Он путает личные отношения с государственными интересами…»

Spiegel, однако, упорно ищет просчеты канцлера: мол, Ангела Меркель в США позиционировала себя как «анти-Трамп», а в Гарвардском университете и вовсе воспевала мультилатерализм; может быть, это разозлило Трампа? Болтон верен себе: «Не думаю. Трамп вообще вряд ли знает, что такое мультилатерализм». И делает занятный вывод: «...комментаторы в США и Европе стараются понять Трампа, разобраться в его доктрине. Забудьте об этом! Не тратьте попусту время! Никакой доктрины Трампа не существует. С утра у него одно мнение, а после обеда уже другое. Его интересует только переизбрание в ноябре».

Большинство немцев с этим согласны, а знаете почему? Потому что искать какое-то другое объяснение странным, но постоянно конфликтным подходам Трампа к Германии себе дороже. Кристоф фон Маршалл, обозреватель берлинской Tagesspiegel, пришел даже к выводу, что речь о чем-то вроде отвлекающего маневра: мол, показная непримиримость к немцам — это попытка поднять свой предвыборный рейтинг, который рухнул из-за расовых беспорядков и катастрофического роста числа зараженных коронавирусом в США.

Тем не менее присмотреться к деталям все-таки стоит — уж очень размашисто маневрирует Америка Трампа в отношении своих европейских партнеров. Трудно иной раз разобрать: где маневры, а где — огонь по своим.

Битва за 2 процента


Наиболее странным из всех антинемецких демаршей президента США последнего времени выглядит намерение сократить на треть численность американского контингента в ФРГ. Многие в Берлине и Вашингтоне не сомневаются: это решение Трамп принял в отместку Меркель за ее строптивость и отказ ехать в Вашингтон на саммит G7, запланированный сначала на июнь (Меркель тогда предложила ограничиться видеоформатом), а затем на сентябрь (Трамп намеревался провести встречу в очном формате, пригласив туда еще Россию, Австралию, Южную Корею и Индию — под тем предлогом, что формат G7 уже устарел).

«Особая позиция» Меркель была воспринята Трампом (если верить американским комментаторам) как проявление высокомерия, что и вызвало у него раздражение, вылившееся в распоряжение незамедлительно вывести из Германии 12 тысяч GI. Сам Трамп, правда, одно с другим прямо не увязал, а объяснения, которые озвучил президент, оказались даже более парадоксальны, чем любые предположения: «Мы сокращаем наше военное присутствие в Германии, потому что она не оплачивает счета и зарабатывает на GI миллиарды. Она нам должна миллиарды. Вернут — я, может быть, и передумаю»,— заявил Трамп (подробнее — см. «Огонек» № 24 за 2020 год).

Эти слова вызвали возмущение у немцев, поскольку Германия ничего не должна США. Трамп «просто» очень вольно интерпретирует решение, принятое в НАТО в 2002 году. Тогда члены альянса, напуганные терактом в Нью-Йорке, договорились постепенно увеличивать национальные оборонные расходы и к 2025 году довести их до 2 процентов своего ВВП. Трамп без всяких на то оснований считает это контрактом, условия которого немцы упорно не выполняют.

При этом он постоянно создает впечатление, что члены НАТО обязались вносить по 2 процента ВВП в некую «общую кассу» НАТО. Такого «общака» в НАТО, однако, нет, как нет и общей армии. НАТО — это объединение армий. Есть, правда, общие командные структуры. На их содержание члены НАТО ежегодно сдают определенные взносы. Германия в 2019 году заплатила 315 млн евро. Больше внесли лишь США — 470 млн. А те 2 процента ВВП, о которых любит напоминать Трамп, каждый член НАТО призван тратить на свою армию у себя дома. Это должно создавать ощущение, что все как бы по справедливости — тратят на общее дело равные доли своего национального богатства.

На самом деле все не так просто, ведь содержание военных, стоимость вооружений, земли, сооружений, горючего, энергоснабжения — все это в разных странах стоит разных денег, и потому 2 процента ВВП, вроде бы потраченные на военные нужды, приносят в разных странах разные результаты.

Министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр предложила на днях новый вариант решения проблемы: сравнивать конечный результат, а не затраты на его достижение. Логика такая: страна должна обеспечить заранее согласованную долю совокупной военной мощи, а сколько на это потратит — это ее внутреннее дело (Германия может обеспечивать 10 процентов, говорит министр обороны). Но Трамп об этом слышать не хочет. Более того, он уже призывал партнеров выделять на оборону по 4 процента ВВП. Между тем коронавирус явно внесет существенную поправку в подсчеты, а для большинства стран даже нынешние расходы на армию неподъемны.

При этом сам президент откровенно признался журналистам: планируемый вывод войск с решением стратегических проблем не связан никак. И позже через Twitter изложил новую версию: решение о выводе связано с тем, что «Берлин поддерживает строительство газопровода "Северный поток-2" (СП-2). Германия платит России миллиарды за газ, но при этом хочет, чтобы мы защищали ее от России. Это недопустимо!»

По сути, вывод американских солдат из Германии и прекращение строительства СП-2 становятся для Трампа явлениями одного порядка. Он рассматривает их как факторы безопасности. Для публики аргумент подается так: коварная Россия, имея возможность в любой момент перекрыть поставки газа в Германию и другие страны ЕС, может оказывать на них экономическое и политическое давление. Вот только с экспертами это уже не «катит» — специалисты давно поняли и открытым текстом говорят: США прежде всего хотят вынудить европейцев покупать американский сжиженный природный газ (СПГ).

Газовая атака


Тут требуется объяснить, почему газовый фактор так важен.

Дело не только в том, что сейчас Германия является наиболее крупным потребителем газа: 23 процента энергии (электрической и тепловой), использованной в стране в 2019-м, получены от сжигания газа (Россия и Норвегия дали по 40 процентов этого газа). Еще важнее то, что значимость газа в ближайшие годы будет только расти. Хотя в среднесрочной перспективе (после 2050 года) Евросоюз намерен, ради спасения климата, полностью отказаться от сжигания углеводородов (об этом, в частности, идет речь в концепции «Зеленый поворот», разрабатываемой в ЕС), в настоящее время именно газ рассматривается в ЕС как наименьшее из углеводородных зол. К тому же немцы сами загнали себя в тупик: уже давно (испугавшись Чернобыля, а затем «Фукусимы») решили к 2022 году отказаться от атомной энергии, закрыв все АЭС, а год назад (под давлением Греты Тунберг) «приговорили» уголь — было решено не позже 2038 года отказаться и от него, а затем и от нефти, а значит, и от бензина, керосина, дизтоплива.

Ставка была сделана на возобновляемые источники энергии (солнце, ветер, биомасса): к 2030 году они должны составлять 65 процентов в энергобалансе страны. Однако при этом выяснилось: дальнейший рост ветроэнергетики невозможен из-за сопротивления населения. Люди не хотят жить рядом с ветряками, число которых должно расти и расти. Выходом показалось строительство ветряков в море, где они никому не мешают. Но моря у немцев на севере, а основные потребители электроэнергии — на юге страны. Для переброски тока нужно тянуть ЛЭП, но и тут народ против.

Так и получилось, что какое-то время без газа не обойтись. Казалось бы, американцам, недавно ставшим мировыми лидерами в газовой отрасли, нужно только радоваться: рынок растет и немцы сейчас заключают договоры о поставках газа с кем угодно. В том числе и с американцами, «забывая», что их сжиженный газ не отвечает никаким требованиям экологов — ведь его добывают методом, сомнительным и запрещенным в ФРГ.

Однако американцы, и в этом изюминка, на рыночных условиях поставлять газ в ЕС не согласны: им нужно, чтобы там не было Газпрома, потому что американский газ сейчас сильно дороже российского, а потому добровольно покупать его никто не хочет. И тогда Трамп при поддержке сенаторов от обеих партий начал обкладывать «несознательных» санкциями.

Сначала против немцев, казалось бы, союзников, решили применять закон CAATSA — «О противодействии противникам Америки посредством санкций». Первой его жертвой (в конце 2019 года) стало принимавшее участие в прокладке СП-2 швейцарское судно-трубоукладчик Pioneering Spirit. Его владельцы получили тогда от сенатора Теда Круза ультиматум: прекратить работы немедленно, иначе никаких контрактов с участием американских компаний. Это грозило реальными последствиями для существования компании, и ее владелец вынужден был увести судно. Если бы ему дали поработать еще месяц, Pioneering Spirit проложил бы последние 150 км трубопровода и проект был бы спасен. Но работы были прекращены немедленно.

Газпром оказался вынужден рассчитывать только на свои силы. Pioneering Spirit решили заменить судном «Академик Черский», находившимся в тот момент на Дальнем Востоке. Переход на Балтику затянулся, и оно лишь в начале мая пришло в немецкий порт Мукран, где расположен логистический центр СП-2 (подробнее см. «Буря после затишья» — «Огонек» № 21 от 01.06.2020). Однако в дело снова вмешался сенатор Тед Круз. На сей раз он добился расширения уже принятых санкций на всех строителей и поставщиков СП-2, все банки и страховые компании, обслуживающие проект. Фактически (по немецким подсчетам) могут быть заблокированы около 700 млн евро инвестиций, предназначенных для завершения строительства трубопровода. Это напрямую затронет более 120 фирм, сотни тысяч рабочих мест в различных отраслях 12 стран Европы. Сильнее всего удар Круза почувствуют пять крупнейших энергоконцернов Европы. Они дали 5 млрд евро на этот проект, надеясь еще десятилетия зарабатывать вместе с Газпромом, владельцем трубы, вложившим также 5 млрд.

Европа в ступоре


Понятно, что те, кому грозят санкции, негодуют. «Европа должна показать, что готова защищать свой суверенитет, независимость и обеспечивать безопасность энергоснабжения»,— заявил Райнер Зеле, глава австрийского энергоконцерна OMV, одного из инвесторов СП-2: «Если ЕС ничего не предпримет, то может полностью потерять привлекательность для инвесторов», ведь прокладка трубы начиналась в полном соответствии с законами и правилами ЕС. В начале июля этим возмущалась даже канцлер Меркель.

На Теда Круза возмущение, однако, не подействовало, и в начале августа он составил новый ультиматум. На сей раз владельцам порта Мукран — немецкой компании Fahrhafen Sassnitz и городу Заснитц. Если они «продолжат предоставлять товары, услуги и поддержку в любой форме этому проекту, то лишатся перспективы финансового выживания». Поводом послужила информация о появлении судна «Россини», которое, видимо, является общежитием для 140 человек, которых автобусами возят туда, где готовится к продолжению работ «Академик Черский». Надеясь это прекратить, Тед Круз предостерегает: «Поддерживая строительство СП-2, компания Fahrhafen Sassnitz подвергает порт Мукран, его менеджеров, владельцев и сотрудников риску юридических и экономических штрафных мер со стороны США».

Такой уровень вмешательства США в суверенные интересы стран ЕС вызывает уже не просто негативные эмоции: некоторые серьезные европейские издания говорят, по сути, о фактическом начале экономической войны на континенте, ведь в проекте задействованы концерны всей Европы — не только немецкие компании, но и британско-нидерландский Shell, австрийский OMV, французский Engie.

Основную проблему немцы видят даже не в финансовых потерях (они велики, но немецкие концерны вошли в проект с согласия и под финансовые гарантии правительства) — куда больше пугает перспектива: если Германия сейчас уступит США, то в мировой торговле все пойдет наперекосяк. «Неужели протекционизм США распространится и на другие отрасли во всем мире: сталь, алюминий, автомобили, самолеты, солнечная энергия, крупные электростанции, IT, интернет — всюду у США есть конкуренты, которым теперь придется сойти со сцены? Неужели все идет к полной победе Трампа? — паникует мюнхенский Focus.— Трамп загнал ЕС в угол. Европейскую дипломатию и мировую торговлю ждут серьезные испытания».

На днях глава МИД России Сергей Лавров встретился и говорил на эту тему со своим немецким коллегой Хайко Маасом. Министры продемонстрировали единство взглядов. «Ни одно государство не имеет права угрожать Европе и диктовать ей, какой должна быть ее энергетическая политика»,— констатировал Маас. Лавров с этим, естественно, согласился, но добавил, что Россия считает эти американские санкции столь же неправомочными, как и санкции ЕС против России. С этим, впрочем, столь же естественно не согласился Маас…

Эксперты считают, что у Германии и ЕС в сложившихся обстоятельствах есть три возможных сценария действий (оговариваются, правда, что все они утопические). Первый — отвечать санкциями на санкции (это предлагает, в частности, Восточный комитет немецкой экономики, объединение фирм, работающих с Россией). Изъяны? Чревато эскалацией холодной торговой войны с непредсказуемыми последствиями для всех, а не только для США. К тому же Германия существенно больше поставляет в США, чем получает оттуда. Второй сценарий: согласно статье 96 Устава ООН Генассамблея или Совбез ООН могут потребовать проведения экспертизы Международным судом в Гааге — правительство США может быть им заклеймено как действующее за рамками права. Но при этом совсем не факт, что суд встанет на сторону «Северного потока». И, наконец, третий вариант: жалоба во Всемирную торговую организацию (ВТО) имеет юридические шансы на успех. Но это только в том случае, если США начнут реализацию объявленных санкций. А пока что США достигают успеха уже одними угрозами.

В такой ситуации немецкие комментаторы в оценках перспектив успешного завершения проекта СП-2 в большинстве своем, увы, пессимистичны. Прежде всего потому, что никто из участников проекта не способен дать серьезный и успешный отпор санкциям США: слишком важны для любой фирмы и страны американские заказы. И просвета нет: даже если Трамп проиграет выборы, практически невероятно, что рестрикции будут сняты и проект будет одобрен американцами. Ведь за атакой на него стоят конгрессмены от обеих партий.

Да и не в традициях современной политики отменять санкции, когда они дают реальный эффект...

Комментарии
Профиль пользователя