Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Уйти по-американски

Зачем Дональд Трамп выводит войска из Германии?

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

Переброска тысяч солдат с одной базы на другую в нашем мире, увы, перестала быть событием. Однако вывод 9,5 тысячи американских солдат из Германии вызвал бурю вопросов. Чем объяснить небывалое похолодание в отношении партнера, которого США «защищали» с 1945-го? Где всплывут эти военные и кто теперь союзник №1 в Европе? Наконец, к чему готовиться оставшимся и какую конфигурацию мира это всем нам сулит?


Виктор Агаев, Бонн


Надо сразу заметить, что президент США Дональд Трамп, желая придать вес своему решению, манипулирует цифрами: он, мол, намерен сократить свой контингент до 25 тысяч военнослужащих. И поскольку он говорит, что сейчас в Германии 52 тысячи военных, то получается, что он как бы выводит 27 тысяч. В стране, однако, лишь 34,5 тысячи американских военных. Еще 17 тысяч человек, учитываемых Трампом, это вольнонаемные. Так что собственно военных он намерен вывести лишь 9,5 тысячи.



Пожалуй, только в России по этому поводу нет споров. «Чем меньше американских солдат в Европе, тем лучше»,— заявила от имени МИД РФ Мария Захарова, и на сей раз, казалось бы, с ней трудно не согласиться. Другое дело, что в самой Германии с таким подходом без оговорок согласны лишь радикалы — сторонники Левой партии (антикапиталисты.— «О»), «антифа» и, с другой стороны, крайне правые национал-популисты, уверенные, что страна по-прежнему оккупирована американцами. Для большинства немцев такое похолодание в отношениях с главным союзником, у которого на территории ФРГ десятки военных баз, сродни землетрясению. Вот они и ломают голову над тем, а что в подоплеке: почему Трамп это делает, что теперь будет и кому это выгодно?

Денежное недовольствие


На вопрос, почему, ответить, пожалуй, проще всего: Трамп обещал это сделать еще в ходе прошлой предвыборной кампании. Пойдя по пути изоляционизма, он не уставал повторять: что мы забыли в Европе, Африке, Азии? С какой стати наши GI должны там кого-то защищать, кого-нибудь умиротворять, а с кем-то бороться? Ну разве за деньги!..

Это стало стилем: потихоньку любые военные вопросы Трамп начал переводить в финансовую плоскость. «Хотите, чтобы мы вас защищали от русских, пустите американские товары без пошлин в Европу». Иногда он прямо так и спрашивает, а что я за это получу? Дипломаты в НАТО, если верить сообщениям СМИ, уже обсуждали гипотетическую ситуацию: что делать, если Трамп потребует от членов НАТО плату за размещение GI.

На днях министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр раздраженно бросила: «Трамп путает НАТО с торговой организацией. Безопасность не товар, и она может быть только взаимной».

Но это не останавливает. Из месяца в месяц по любому поводу Трамп и его (уже бывший) посол в Берлине Ричард Гренелл повторяли с небольшими вариациями одну и ту же мысль: «Немцы нам должны миллиарды долларов за то, что мы их защищаем. Если они хотят, чтобы мы их защищали и впредь, пусть сначала отдадут долги». Откуда такая сумма? Речь о принципе, который члены НАТО в общем виде единогласно сформулировали в начале 2000-х, а затем конкретизировали в 2014-м, после обострения отношений с РФ в контексте украинских событий: чтобы быть реальной силой, страны альянса должны увеличить национальные оборонные расходы и постепенно, к 2025 году довести их до 2% своего ВВП.

При Обаме это звучало как благое пожелание. А вот Трамп сделал этот принцип кнутом, с помощью которого регулярно напоминает друзьям и партнерам, что подумывает о выводе своих войск из Европы и вообще о выходе США из НАТО.

А что же партнеры, и прежде всего главный, с американской точки зрения «неплательщик», Германия? Выступая в 2019-м в Берлине на конференции о проблемах международной политики (Global Solutions Summit), Меркель попробовала объясниться. Она честно сказала, что вот так, сразу, до 2% военные расходы ФРГ увеличить невозможно. В 2020 году, объясняла канцлер, может, и удастся поднять их с нынешних 1,35% до 1,37%, а к 2025-му — и до 1,5%, хотя сделать это будет трудно, поскольку рост экономики страны замедляется и может случиться так, что в последующие три года военные расходы, наоборот, снизятся до 1,25%.

Тут надо понимать, о каких суммах речь. ВВП ФРГ составил в 2019 году 3,34 триллиона евро. 2% от них — это 66 млрд евро. «Найти» эти деньги невозможно, поскольку страна в 2010-м начала политику экономии госрасходов, чтобы разделаться со старыми долгами (их два триллиона).

Посол Ричард Гренелл тогда сразу же раскритиковал Меркель. Она ответила в том смысле, что, в отличие от США, Германия не стремится стать великой державой. И, надеясь успокоить американца, уточнила, что, хотя арифметически это и не будут те самые 2%, но реальные расходы ФРГ на военные нужды будут увеличиваться, поскольку ВВП, пусть медленнее, чем сейчас, но расти все-таки будет. И к середине нового десятилетия они достигнут 1,5%, а это около 50 млрд евро. При этом Меркель вновь подчеркнула, что считает неверным делать ставку только на военные расходы, ослабляя при этом усилия по предотвращению кризисов и сокращая помощь развивающимся странам.

Естественно, генсек НАТО Йенс Столтенберг тут же заявил, что союзники такую арифметику не принимают. Мол, обещали 2% — давайте! «Да, тяжело выделять средства на оборону, вместо того чтобы строить школы, больницы, дороги. Но мы обязаны это делать. И не потому, что так хочет Трамп. Это соответствует интересам всей Европы. Нас беспокоит как усиление России, так и рост террористической опасности у наших границ и в интернете».

В конце 2019 года Бундестаг все-таки сделал шаг навстречу Трампу: на нужды военных в 2020 году выделил 1,42% ВВП. Это вторая по объему статья немецкого бюджета — 45,1 млрд евро. А Минобороны сообщило, что ФРГ сделает все, чтобы к 2031 году военные расходы выросли до 2%.

Однако несколько дней спустя Трамп, выступая на саммите НАТО, вдруг потребовал от партнеров по альянсу удвоить эти расходы и вновь пообещал «подумать, должны ли США защищать тех, кто не тратит на армию и вооружения 4% ВВП». Применительно к ФРГ это 132 млрд евро. Больше, чем тратится сейчас на госинвестиции в промышленность, науку, образование, сельское хозяйство, здравоохранение, защиту климата. Сомнительно, что правительство и Бундестаг смогут принять такой бюджет хотя бы потому, что не понятно, куда и как можно потратить такую уйму денег в мирное время. Хотя армия ФРГ и впрямь недофинансирована, больше того, находится в плачевном состоянии, как технически, так и морально (см. «Бундесвер на ремонте»).

Монетизация солидарности


Все эти подсчеты и споры, однако, имели место до прихода нового коронавируса. В ходе эпидемии правительство Меркель, понимая, что иначе страна рухнет, отказалось от всех (записанных в конституции!) запретов на новые долги и разработало несколько программ помощи на баснословные суммы — порядка триллиона евро — с целью спасения экономики, торговли, медицины, граждан и вообще всего, что нужно спасать. Спада ВВП, однако, явно не избежать, размер его зависит только от нового коронавируса, который, как признают даже медики, гуляет сам по себе, а потому вывод напрашивается: сегодня никто не решится предсказывать, какими будут оборонные расходы хотя бы через год.

Зубной болью для Трампа стал и газопровод «Северный поток-2». Трамп видит в нем конкуренцию американскому сжиженному газу, который он хочет поставлять в ЕС.

Весь 2019 год то сам президент США, то тот же неутомимый посол Гренелл всячески пытались помешать строительству СП-2, повторяя в разных вариациях: «По газопроводу пойдет не только российский газ, но и российское влияние. Нельзя допустить, чтобы немецкие налогоплательщики финансировали агрессивную внешнюю политику Путина на восточном фланге НАТО» (цитата из статьи Гренелла в Rheinische Post). То же, в принципе, повторил Трамп, объявляя на днях о выводе своих солдат.

К слову, за два дня до этого объявления было сообщено и о новых санкциях, «которые должны затронуть европейских инвесторов, участвующих в проекте (СП-2.— "О"), фирмы, обслуживающие трубопровод, а возможно, и покупателей газа»,— писала Die Welt, ссылаясь на того же Гренелла. (Подробнее об СП-2 см. «Огонек» № 26 за 2019 год, № 21 за 2020 год). Сам Гренелл, проработав два года в Германии, в конце мая был все же отозван — как будто из-за того, полагали вначале, что не сумел остановить строительство СП-2. Но позже появилось сообщение, что Трамп им, напротив, очень доволен и экс-посол будет играть активную роль в его предвыборном штабе. Было также сообщение, что Трамп хотел сделать его главой госдепа.

Как бы то ни было, но, по мнению большинства немецких экспертов, именно финансовые соображения (2% от ВВП на военные расходы и СП-2) — главный мотив радикальных намерений Трампа по части сокращения контингента. Есть, однако, нюансы: многие эксперты, и не только в Германии, уверены, что Трамп намерен сократить контингент в отместку Меркель, которая в мае дважды отказалась пойти ему навстречу. Так считают и Карин Донфрид, президент американского фонда Маршалла, и Хал Брэндс, профессор Университета Джонса Хопкинса, эксперт по обороне и экономике.

По большому счету это новый сюжет. Трамп надулся после того, как Меркель из-за вируса отказалась ехать на «очный» саммит G7 в Вашингтон (канцлер предлагала побеседовать в режиме видеоконференции), а затем отказалась поддержать его идею, сдвинуть эту встречу на сентябрь и провести ее в новом формате — с участием России, Австралии, Южной Кореи и Индии.

По мнению Трампа, формат G7 уже устарел. Немцы в принципе с этим согласны, но не считают целесообразным создание еще одного «промежуточного формата». А председатель парламентского комитета по иностранным делам и кандидат в канцлеры от ХДС Норберт Рёттген уверен, что «состав группы лидеров ведущих индустриально развитых стран не может определяться личными пристрастиями и предвыборными соображениями Трампа».

Огонь по своим


Но это все — темы будущих споров, а пока, в ходе дискуссий о выводе солдат, выясняется, что главнокомандующий принял решение, даже не посоветовавшись с военными. Так, в интервью The New York Times, Die Welt, Der Tagesspiegel генералы Бен Ходжес (он еще недавно командовал войсками США в Европе), и Харальд Куят (он руководил Бундесвером) предупреждают: от ухода GI пострадают прежде всего США.

«Войска США размещены в Германии не для защиты немцев, а исключительно исходя из стратегических интересов США»,— говорят генералы. Вывести 9,5 тысячи военнослужащих и сократить контингент до 25 тысяч «это чисто политическое решение. За этими цифрами нет ни стратегии, ни концепции. В отличие от периода Холодной войны, армейские и авиационные подразделения, базирующиеся сейчас в ФРГ, это не силы сдерживания, необходимые на случай гипотетического военного конфликта, а подразделения, активно действующие в разных частях мира. Это опора, на которой держится весь трансатлантический мост.

Военные и историки подчеркивают: Трамп, запугивая немцев, использует аргументы времен Холодной войны.

Тогда в ФРГ и впрямь царило ощущение, что в случае вооруженного конфликта страна окажется на переднем крае, как было, скажем, в 1961 году, когда в ходе споров о статусе Берлина дошло до противостояния американских и советских танков. В конце 1970-х сотрудники BND (разведка ФРГ) готовили на территории ФРГ людей, готовых стать подпольщиками в случае оккупации странами Варшавского договора. В ГДР, то есть «через стенку» от ФРГ, тогда было 180 тысяч своих солдат и не менее 500 тысяч советских. Для защиты западных немцев и вообще всей Европы США держали в ФРГ 250 тысяч солдат (1985 год). В армии ФРГ тогда было 500 тысяч человек.

По договору «2+4», на основании которого происходило объединение Германии в 1989/90 годах, советские солдаты были возвращены на родину. Германия осталась в НАТО, но его членам тем же договором было запрещено размещать свои базы и ядерное оружие на территории, ранее принадлежавшей ГДР. США к 2019-му сократили свое присутствие до 35 тысяч человек и изменили характер и цели своих баз. Они стали опорными пунктами, приближенными к местам операций армии США в Африке, на Ближнем Востоке, в Азии, Европе — везде, где американцы имеют какие-то интересы или участвуют в операциях НАТО, например в Афганистане.

Скажем, в Висбадене находится штаб-квартира европейской группировки, в Штутгарте командование сил, отвечающих за Европу и Африку. В ФРГ обосновались центры логистики, разведки, коммуникации, крупнейший в мире военный госпиталь (3000 медиков), крупнейшая в мире авиабаза, тренировочные центры и даже кавалерийский полк. Все это, подчеркивают военные аналитики,— фундамент системы, включающей все страны НАТО. Убрать какие-то звенья невозможно: это скажется на функционировании всей системы, в создание которой вложены миллиарды. Да и на вывод войск и перемещение их куда-либо тоже нужны миллиарды, которые конгресс не факт что и выделит. Республиканец Майк Галахер уже заметил: куда бы вы ни перевели эти 9,5 тысячи солдат, на их обеспечение будет не хватать ежегодно того миллиарда долларов, который поступает от немцев.

О том, насколько все глубоко интегрировано, можно судить по примеру базы Рамштайн, знаменитой благодаря немецкой рок-группе. Это крупнейшая из авиабаз США за пределами страны. Она занимает 1400 га. Там постоянно живут 50 тысяч американцев, из которых 8 тысяч — военнослужащие, участвующие в операциях США за границей. В частности, они управляют боевыми дронами, применяемыми в борьбе с исламистами. Это, правда, не нравится пацифистам, но попытки через суд запретить американцам, сидящим в Германии, убивать людей в Сирии, Йемене и вообще где бы то ни было, не удались. Суд обязал ФРГ выяснить, соблюдают ли американцы нормы международного права. Но не сказал, как это сделать: база неподконтрольна ФРГ, а GI — неподсудны немецким судам.

Да и местных жителей это мало смущает: для региона база стала курицей, несущей золотые яйца. Магазины, рестораны, жилье, ремонт помещений и машин, канализация и вывоз мусора, сфера обслуживания — 40% заработанных денег американцы тратят в регионе проживания. Это должно принести ему в ближайшие семь лет не менее 2 млрд евро. Чтобы понять масштабы в рамках страны, две цифры: всего в ФРГ сейчас около 40 американских баз, на которых работают 12 тысяч немцев.

Основную же проблему не только генерал Ходжес, но и Хал Брэндс, эксперт Центра стратегических и бюджетных оценок, видят в том, что Трамп своими идеями и «стилем работы» наносит ущерб трансатлантическому союзу. Брэндс, американский историк, профессор, называет решение Трампа стратегически бессмысленным и разрушительным как для НАТО, так и для отношений США с Европой. Конечно, признает эксперт, можно перебросить какую-то часть выведенных из ФРГ частей в Польшу, но чтобы создать там инфраструктуру, как в ФРГ, нужны годы и миллиарды.

Еще опаснее, считает профессор, постоянное стремление Трампа испортить отношения с Германией, которые уже 70 лет являются ключевыми для безопасности. Историк не оправдывает Меркель с предшественниками («они могли позволить себе не думать об обороне только потому, что знали: американцы их защитят»), но это не оправдывает неприкрытой враждебности. Президент США нарушает элементарные нормы, не удивительно, что Меркель открыто предпочитает держаться от него подальше. Это ведет к усилению хаоса в НАТО, считает профессор, а это крайне опасно для мира, который и сам погружается в хаос.

Что касается немецких аналитиков, то они устами эксперта ХДС Йохана Давида Вадефуля осторожно предлагают «посмотреть, что будет после выборов». Идея здравая, вот только выборы не за горами в обеих странах.

Комментарии
Профиль пользователя