Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Казаков / Коммерсантъ   |  купить фото

«Нет такой должности "окружение Путина"»

Прения по «Новому величию» продолжились выступлениями адвокатов

от

Во вторник в Люблинском районном суде Москвы продолжились прения по делу о создании экстремисткой организации «Новое величие». Из десяти адвокатов, представляющих семерых фигурантов, выступить успели четверо. Они представили суду в совокупности более трех десятков примеров, иллюстрирующих, по их мнению, ошибки органов следствия и прокуратуры, в том числе доводы в пользу фабрикации дела спецслужбами. На начальном этапе прений неделю назад прокуроры Александр Шапошников и Сергей Пугачев заключили, что следов провокации в деле не обнаружено и запросили сроки обвиняемым: от четырех лет условного до семи с половиной лет реального заключения.


Адвокат Максим Пашков, представляющий интересы обвиняемой Марии Дубовик, начал выступление с литературы и мультипликации. Сначала он процитировал писателя-фантаста Евгения Лукина: «Тяжелая у следователя работа. Начинаешь писать правду — исчезает состав преступления. Начинаешь выдумывать состав преступления — теряется связь с реальностью». Затем сравнил прокуроров с героями «Простоквашино», которые вместо письма родителям Дяди Федора писали «текст обвинения, от которого падаешь в обморок».

Напомним, семь фигурантов дела о «Новом величии» обвиняются в создании экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ).

Дело продолжается два года и 135 дней, с тех пор как в марте 2018 года правоохранители задержали десять человек, обвинив их в намерении свергнуть конституционный строй.

Двое задержанных — Рустам Рустамов и Павел Ребровский — заключили сделку со следствием, признав вину. Однако господин Ребровский позднее заявил, что подписал «принесенные следователем показания» под давлением, и отказался от своих слов. Сейчас его дело выделено в отдельное производство. Еще один фигурант, Дмитрий Гаврилов, бежал из России осенью 2019 года, находясь под домашним арестом. И господин Гаврилов, и господин Ребровский, и остальные семеро обвиняемых утверждают, что дело сфабриковано сотрудником ФСБ Русланом Даниловым, также фигурирующим в материалах дела как «Раду Зелинский», «свидетель Константинов», «Руслан Д.». Обвинение строится на его показаниях, однако согласно показаниям обвиняемых и материалам дела, именно Руслан Д. оплачивал оргтехнику, написал устав объединения, допускал провокационные высказывания в Telegram-чатах.

Слева направо: Руслан Костыленков, Вячеслав Крюков, Петр Карамзин и Дмитрий Полетаев

Слева направо: Руслан Костыленков, Вячеслав Крюков, Петр Карамзин и Дмитрий Полетаев

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

Максим Пашков в своем выступлении подчеркнул, что в обвинительном заключении в отношении Марии Дубовик не указан мотив вменяемого ей преступления, хотя «мотив — обязательная часть состава преступления» и должен быть указан «четко и конкретно». При расследовании дела, по словам адвоката, следствие также допустило «детскую ошибку», которую не увидела прокуратура: в обвинительном заключении перепутаны понятия «экстремизм» (содержащееся в ст. 1 ФЗ «О противодействии экстремизму» от 25 июля 2002 года) и «преступление экстремистского характера» (из прим. 2 к ст. 282.1 УК РФ). «Такие грубые ошибки в применении закона неизбежны, когда инициирование возбуждения уголовного дела происходит либо по мотивам политической целесообразности, либо по мотивам форменного бесчинства спецслужб, — сообщил адвокат. — Экстремистское сообщество создается для совершения преступлений экстремистской направленности. То есть, лица, объединившиеся в группу, четко осознают, что они намереваются заниматься противоправными действиями.

Какие преступления экстремистской направленности, по версии обвинения, собирались совершать участники группы, из текста обвинения понять невозможно».



После этого он напомнил суду о встрече Владимира Путина с членами СПЧ в декабре прошлого года. Тогда президенту доложили о «Новом величии» во второй раз. «Президент России сообщил, что у него имеется информация, что "Новое величие" планировало организовать вербовочные лагеря в Поволжье и на Северном Кавказе, что участники группы готовились к боевым действиям и проведению террористических актов,— сообщил адвокат.— Мы перечитали дело от корки до корки: никаких запасов гранат, никаких вербовочных лагерей, никаких террористических актов в указанном уголовном деле нет и никогда не было. Очевидно, надо обладать изрядной долей смелости и чувством безнаказанности, чтобы в открытую дезинформировать президента страны».

Напомним, докладчиком о громких судебных процессах на традиционных встречах Владимира Путина с членами Совета по правам человека ежегодно является журналист Николай Сванидзе. 14 июля, когда обвинение запросило фигурантам «Нового величия» сроки от четырех лет условного заключения до семи с половиной лет реальной колонии, господин Сванидзе сравнил сотрудников прокуратуры со «слепыми», которые не видят «множество доказательств провокации» спецслужб.

Телеведущий Николай Сванидзе перед началом заседания суда

Телеведущий Николай Сванидзе перед началом заседания суда

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

Далее Максим Пашков, вновь сославшись на текст обвинительного заключения, отметил, что целью Марии Дубовик, которой на момент задержания было 19 лет, в рамках «Нового величия» якобы было «отстранение президента Российской Федерации Путина и его окружения от власти». «Система органов государственной власти установлена Конституцией, и такой должности, как "окружение Путина" в ней не установлено, во всяком случае, пока,— обратился к суду защитник.— Не установлена и уголовная ответственность за "отстранение окружения Путина от власти"».

Далее господин Пашков сосредоточился на провокаторе спецслужб, следов которого органы прокуратуры в деле «не обнаружили». Об этом гособвинители Александр Шапошников и Сергей Пугачев заявляли суду 14 июля. «Именно Зелинский (одно из имен предполагаемого провокатора.— “Ъ”) имел непосредственное отношение к написанию устава и политической программы "Нового величия",— рассказал Максим Пашков.— Об этом показывал как он сам, так и Костыленков, Дубовик, Павликова, Ребровский, Рощин, Полетаев, Крюков и Карамзин». Адвокат отметил, что именно Родион Зелинский «подыскал помещение для встреч подсудимых, вносил арендную плату за помещение, вел протоколы "собраний", указывал в них данные о необходимости закупки оружия и боеприпасов». Этот же человек, как следует из материалов дела, в ходе выезда на так называемые «тренировочные занятия» высказывался о том, как «с помощью коктейля Молотова сопротивляться ОМОНу».

Слева направо: Руслан Костыленков, Вячеслав Крюков, Петр Карамзин и Дмитрий Полетаев

Слева направо: Руслан Костыленков, Вячеслав Крюков, Петр Карамзин и Дмитрий Полетаев

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

«Руслан Д. пользовался паспортом на имя Руслана Данилова. Защита заявляет, что данный документ является документом прикрытия,— сделал заявление адвокат Пашков.— То обстоятельство, что "Руслан Данилов" за свои 35 лет не имеет ИНН, дополнительно свидетельствует, по мнению защиты, о том, что этот паспорт является ничем иным, как документом прикрытия».

Последним этапом в речи Максима Пашкова стала характеристика подзащитной Марии Дубовик, которая, согласно обвинительному заключению, «являлась лицом без определенных занятий», «последователем и приверженцем некоего Мальцева и идеологии движения "Артподготовка"». Адвокат, однако, сообщил, что госпожа Дубовик на момент задержания являлась студенткой второго курса Ветеринарной академии, что является «общественно полезным занятием» и о том, кто такой оппозиционер Мальцев, «понятия не имела». Напомнив суду о переписке обвиняемых в Telegram-чате, которая, по мнению защиты, исследована должным образом не была, Максим Пашков заключил: «Законодательством России не запрещается критиковать действующую власть — а ведь именно невосторженное отношение к действующему президенту красной нитью проходит через все уголовное дело — и, по сути, ставится им в вину. Не является незаконным и требование изменить или отменить Конституцию — это открыто обсуждается в Государственной думе, которую, по логике следствия, также можно признать экстремистским сообществом».

Адвокат завершил часовое выступление требованием полного оправдания Марии Дубовик и передал слово своей коллеге Татьяне Окушко. Ее выступление длилось без учета перерыва более двух часов, за которые госпожа Окушко подробно разобрала доводы доказательства вины фигурантов «Нового величия», на которые опираются представители прокуратуры, в частности, видеозаписи встреч обвиняемых. Из них, по словам Татьяны Окушко, следует, что камеры в помещении, за которое платил «тайный свидетель», были установлены заранее и без ведома собственника помещения. Более того, Руслан Д. арендовал помещение не только в выходные, когда собирались участники «Нового величия», но и в будние дни — так, по мнению защитника, у «провокатора спецслужб» была возможность копировать записи с камеры и передавать их третьим лицам.

Госпожа Окушко также отметила: оперативная справка об организации была подготовлена правоохранителями уже на следующий день после подачи заявления Русланом Д. в полицию, тогда как документ включает в себя расшифровки многочасовых заседаний.

Адвокат попросила суд признать недопустимыми доказательствами аудио- и видеозаписи, экспертизы, а также обзорную справку, подготовленную оперативниками. Татьяна Окушко предполагает, что видеозаписи были просмотрены оперативниками заранее, «что не исключает подмену и внесение изменений в материалы».

Кроме того, представляя доказательства в суд, прокурор, на тот момент обвинение представлял Рустам Иванов, выбросил из переписки несколько фраз, которые были невыгодны для обвинения.

«Проведение экспертизы, легшей в основу обвинения, одним днем, свидетельствует о ее несостоятельности»,— заявила госпожа Окушко, напомнив о скандале вокруг компетенции экспертов: они прибавили себе три года стажа и в исследовании опирались на ту же оперативную справку, подготовленную правоохранителями со слов Руслана Данилова. Ее выступление закончилось аплодисментами и в зале судебного заседания, и в зале трансляции, где за процессом наблюдали слушатели.

Прения продолжил адвокат Николай Фомин, представляющий интересы обвиняемой Анны Павликовой. На момент задержания в марте 2018 года ей было 17 лет. Господин Фомин так же, как и его коллеги, построил выступление на доказательствах причастности спецслужб к фабрикации уголовного дела в отношении фигурантов «Нового величия» и исследованию экспертиз. В девять часов вечера — суд к тому моменту был закрыт для посещений уже три часа — Николая Фомина сменила также представитель Анны Павликовой адвокат Ольга Карлова. Как и Максим Пашков, она отметила неточности в характеристике ее доверительницы, а также тот факт, что накануне задержания в марте 2018 года Анна Павликова «добровольно покинула "Новое величие"», однако продолжает оставаться обвиняемой, так как вернулась под давлением провокатора. Адвокат потребовала от суда снятия обвинений с Анны Павликовой и назначении судебно-психиатрической экспертизы состояния обвиняемой. Судья Александр Маслов отказал. Завершая выступление, Ольга Карлова потребовала оправдания Анны Павликовой и еще раз подчеркнула позицию всех выступавших во вторник защитников: в создании «Нового величия» заинтересованы были не столько обвиняемые, сколько провокатор Руслан Д.

Прения по делу продолжатся в четверг, 23 июля. Суду предстоит в следующем порядке выслушать защиту обвиняемых: сначала Дмитрия Полетаева, затем Константина Крюкова, Максима Рощина и Руслана Костыленкова.

Мария Старикова, Елизавета Ламова


Комментарии
Профиль пользователя