Коротко

Новости

Подробно

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Сергей Фургал становится беззащитным

Двух адвокатов экс-губернатора следствие отвело из-за конфликта интересов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Как стало известно “Ъ”, Следственный комитет России (СКР) приступил к отводу адвокатов обвиняемого в убийствах и покушениях экс-губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. Соответствующие постановления уже изготовлены в отношении двоих из четырех адвокатов. По мнению защиты, конечная цель следствия — нейтрализовать весь адвокатский корпус, мешающий СКР договориться с обвиняемым о признании. Как выяснилось, такое развитие событий предвидел и сам Сергей Фургал, приказавший адвокатам срочно вызывать психиатрическую помощь, если он вдруг изъявит желание взять на себя вменяемые преступления.


Поводом для отвода адвокатов Марины Горбачевой и Максима Самойлова стал так называемый конфликт интересов двух обвиняемых по уголовному делу — экс-губернатора Сергея Фургала и его бывшего партнера по бизнесу Николая Мистрюкова. Последний был задержан в ноябре прошлого года и взят под стражу по обвинению в тех же двух заказных убийствах предпринимателей и одном покушении 15-летней давности, которые затем инкриминировали и господину Фургалу. Первоначально господин Мистрюков не признавал свою вину и показаний не давал. На этом этапе его супруга Наталья и обратилась за юридической помощью для мужа к защитникам Горбачевой и Самойлову.

Как рассказала “Ъ” Марина Горбачева, Наталья Мистрюкова тяжело переживала свалившиеся на ее мужа проблемы.

«Наталья рассказала нам, что следствие оказывает на ее супруга давление, требуя признать вину»,— пояснила защитник.



Они совместно подготовили несколько заявлений и жалоб руководству СКР и Генпрокуратуры. Однако сотрудничество продлилось всего два месяца. Уже в январе этого года, когда адвокаты Горбачева и Самойлов попытались встретиться с самим содержащимся в СИЗО «Лефортово» Николаем Мистрюковым, обвиняемый, ранее заявлявший о своем желании сотрудничать с этими адвокатами, через сотрудников администрации сообщил, что в их услугах не нуждается.

На этом этапе, как выяснилось позже, господин Мистрюков отказался от всех четверых нанятых его родственниками адвокатов в пользу своего пятого защитника, предоставленного ему по назначению.

Арестант согласился на сотрудничество со следствием, признал вину в убийствах и дал показания на своих предполагаемых подельников, в том числе Сергея Фургала.

С учетом этого обстоятельства, защищаться Николаю Мистрюкову стало не от кого и незачем.

По словам Марины Горбачевой, с этого момента все ее контакты с заказчицей прекратились, а со своим клиентом ей не удалось даже поговорить, поэтому 9 июля, после задержания в Хабаровске Сергея Фургала и его личного обращения к защитникам они стали представлять его интересы. Адвокаты приняли участие в допросе тогда еще действующего губернатора и в процессах в Басманном районном и Московском городском судах, на которых обсуждалась мера пресечения для обвиняемого. Лишь после второго заседания руководитель следственно-оперативной группы СКР Юрий Буртовой вспомнил про конфликт интересов двух фигурантов дела — не признающего вину господина Фургала и обличающего его господина Мистрюкова. Поскольку два сегодняшних защитника Сергея Фургала формально участвовали в этом конфликте, господин Буртовой сообщил им, что отводит обоих юристов от уголовного дела об убийствах своими постановлениями. При этом госпожу Горбачеву еще и вызвал на допрос в качестве свидетеля один из участников следственной группы, бывший начальник отдела СКР по Хабаровску Евгений Медведков, пригрозив в случае неповиновения организовать ее принудительный привод в главный офис комитета.

Чем заканчивались уголовные дела против губернаторов

Читать далее

Отведенные защитники, в свою очередь, обратились за разъяснениями к председателю комиссии по защите прав адвокатов Адвокатской палаты Москвы Роберту Зиновьеву и уже получили от него ответ. Господин Зиновьев счел информацию, предоставленную авторами обращения, «настораживающей», разъяснив коллегам, что допрос участвующего в уголовном деле адвоката в качестве свидетеля допустим только по решению суда. Закон таким образом «гарантирует независимость адвоката и оказание его клиенту свободной, справедливой и конфиденциальной юридической помощи».

Направленная же адвокату Горбачевой повестка, по мнению Роберта Зиновьева, «может свидетельствовать либо о процессуальной безграмотности следователя либо об умышленном дерзком игнорировании им норм закона».

Председатель комиссии порекомендовал авторам обращения обжаловать покушение на адвокатский иммунитет госпожи Горбачевой в Басманном райсуде и пообещал держать сложившуюся ситуацию «на особом контроле».

При этом перед аргументами следствия, касающимися отвода адвокатов, был вынужден отступить даже опытнейший юрист Роберт Зиновьев. Конфликт интересов двух обвиняемых по делу он назвал «очевидным» и порекомендовал своим коллегам добровольно отказаться от защиты Сергея Фургала. Господа Горбачева и Самойлов его мнение приняли к сведению, но до получения мотивированного постановления следователя «самооотводиться» не стали, а вызов на допрос проигнорировали. Полковник Медведков, впрочем, пообещал защитникам прислать необходимые документы по электронной почте.

По мнению источников “Ъ”, под разными предлогами от дела экс-губернатора могут отвести и других его защитников по соглашению с тем, чтобы попытаться их заменить на более лояльных к следствию.

«Эта тактика, уже примененная к Николаю Мистрюкову, дает результаты, выгодные всем,— пояснил собеседник “Ъ”.— Признав вину, обвиняемый избавляет следствие от рутинного и долгого сбора доказательств, а сам раскаявшийся при этом получает ощутимые преференции в суде. В досудебном соглашении с ним может быть прописано даже непривлечение обвиняемого к уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности совершенных им преступлений».



Другой источник “Ъ”, близкий уже к Сергею Фургалу, такой вариант развития событий категорически отвергает. Экс-губернатор, по его словам, уже заявил адвокатам: «Если вам скажут, что я признал вину, знайте, что я нуждаюсь в срочной психиатрической помощи». По его словам, такого рода признание может быть принято только после соответствующего заключения судебно-психиатрической экспертизы.

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя