Коротко

Новости

Подробно

Фото: AP

Армения и Азербайджан вошли в пограничное состояние

Две страны оказались в шаге от полномасштабного военного конфликта

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Конфликт между Арменией и Азербайджаном приобретает все более серьезные масштабы. 16 июля на границе продолжали звучать артиллерийские залпы, не обошлось без погибших и раненых. Набирает обороты и «война слов»: Минобороны Азербайджана заявило о готовности нанести ракетный удар по АЭС в Армении, если Ереван решит атаковать азербайджанские стратегические объекты. Говорить о готовности сторон к переговорам не приходится. Более того, своей должности лишился Эльмар Мамедъяров, занимавший пост главы МИД Азербайджана с 2004 года. Президент Ильхам Алиев дал понять, что был недоволен азербайджанской дипломатией: до сих пор она была «пассивной и оборонительной, а не наступательной».


Война на фронтах и на словах


Нынешнее военное обострение на международно признанной армяно-азербайджанской границе, начавшееся 12 июля, уже можно назвать крупнейшим столкновением двух стран с момента острой фазы конфликта в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года. И, по всей видимости, речь может пойти о крупнейшем кризисе с момента заключения бессрочного перемирия в мае 1994 года.

По информации Баку на вечер четверга, погибли 12 азербайджанских военных, включая генерала. Армянская сторона заявила о гибели четырех военнослужащих, а также о ранении десяти военных и одного мирного жителя.

Весь день ситуация на границе оставалась напряженной. Новые артиллерийские залпы в районе армянской Тавушской области и азербайджанского Товузского района прозвучали еще рано утром. Как всегда, стороны обвинили в агрессии друг друга. «В 3:40 армянские военнослужащие заметили движение противника. Перейдя к круговой обороне, армянские подразделения пресекли попытку диверсионного проникновения противника. После ожесточенных боев противник, понеся потери, был отброшен,— написала в Facebook пресс-секретарь Минобороны Армении Шушан Степанян.— Подбит танк, уничтожены артиллерийские и минометные огневые позиции противника, из которых велся огонь по нашим позициям и населенным пунктам. Не добившись успеха на поле боя, азербайджанские подразделения открыли артиллерийский огонь по селам Айгепар и Мовсес, осуществляя целенаправленный преступный обстрел гражданской инфраструктуры и мирного населения».

Отвечая на это, пресс-секретарь Минобороны Азербайджана Вагиф Даргяхлы несколько раз произнес слово «дезинформация».

«Все азербайджанские танки целы и в строю. Бронетехника вооруженных сил Азербайджана не находится на переднем крае»,— заявил Вагиф Даргяхлы.



То же самое он сказал и о 13 беспилотниках, которые армянская сторона назвала уничтоженными по итогам боев 12 и 13 июля. «Вымыслом и дезинформацией армянской стороны» представитель ведомства назвал и заявление об обстреле сел Мовсес и Айгепар. «Азербайджанские подразделения никогда не обстреливают населенные пункты,— заверил он, и тут же обвинил в том же самом противника: — В результате обстрела вооруженными силами Армении села Дондар Гушчу Товузского района снаряды упали на жилые дома и приусадебные участки. Домам и личным хозяйствам нанесен серьезный ущерб».

Вагиф Даргяхлы сделал также громкое заявление, которое эхом прокатилось далеко за пределами региона. Он сказал, что «новейшие ракетные системы, имеющиеся на вооружении азербайджанской армии, с высокой точностью способны нанести удар по Мецаморской АЭС, а это обернется для Армении огромной трагедией». Ранее ряд армянских экспертов и пользователей соцсетей предложили ударить по Мингечевирскому водохранилищу в Азербайджане. По всей видимости, слова господина Даргяхлы в какой-то мере стали ответом на эти призывы.

Кроме того, представитель Минобороны Азербайджана рассказал об обстрелах азербайджанских районов, расположенных на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе.

Однако пресс-секретарь министерства обороны самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики Сенор Асратян заверил “Ъ”: «Передовые подразделения армии обороны Арцаха (армянское название Нагорного Карабаха.— “Ъ”) уважают режим прекращения огня и не принимают никаких превентивных мер».



«В целом ситуация относительно спокойная. Нарушения режима прекращения огня из стрелкового оружия бывают почти каждый день, но это обычное дело»,— сообщил господин Асратян. Отметим, что все предыдущие дни обострения в этой самой горячей точке на Кавказе было тихо.

«Окажите давление на государство-оккупанта!»


Именно о Карабахе, а не о пограничном конфликте высказался президент Азербайджана Ильхам Алиев. Обострение на границе заставило его пересмотреть тактику переговоров с Арменией.

«Мы не намерены вести переговоры ради имитации, проводить бессмысленные видеоконференции. Во всем должен быть смысл. Переговоры должны вестись по существу. Если мы увидим, что они бессмысленны, то предпримем соответствующие шаги»,— сказал господин Алиев.



Из-за слишком слабой, по мнению президента Азербайджана, переговорной тактики в четверг в отставку был отправлен глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров, занимавший этот пост с апреля 2004 года. Его сменил бывший министр образования Джейхун Байрамов. Накануне президент Алиев жестко раскритиковал работу господина Мамедъярова. «Я неоднократно говорил о том, что наша дипломатия должна быть наступательной, а не пассивной и оборонительной. Она не должна быть дипломатией, воздерживающейся от высказывания своей позиции ради того, чтобы кому-то понравиться»,— заявил Ильхам Алиев. Он также отметил, что 12 июля, когда прозвучали первые залпы, господина Мамедъярова не могли найти, так как он был единственным, кто работал из дома.

Отдельно президент Алиев высказался против сотрудничества с Арменией по гуманитарным вопросам, которое с подачи Минской группы ОБСЕ велось с начала 2019 года и было фактически главной задачей обеих стороной. В частности, осенью 2019 года стороны организовали туры для армянских и азербайджанских журналистов, а на последней видеоконференции глав МИДов обсуждалась борьба с коронавирусом. «Я говорил, что мы можем быть готовыми к этому, но должны увидеть прогресс в переговорном процессе. Увидеть, что мы шаг за шагом приближаемся к мирному соглашению. Если этого нет, то какой смысл в сотрудничестве? Это сотрудничество может быть только во вред нам. Я и сегодня придерживаюсь этой позиции,— заявил Ильхам Алиев.— Идите окажите давление на государство-оккупанта, образумьте его, наконец, скажите, что они должны покинуть наши земли!»

Между тем господин Алиев оговорился, что «не советует никому в Азербайджане опережать события» и, если потребуется применять военную силу, инициатива в этом вопросе должна исходить только от него.

«Звучавшим на площади, возможно из хороших побуждений, словам "пойду сражаться в Карабахе" следует положить конец. Не время для популизма»,— заявил президент.



Эти слова стали откликом на масштабный митинг, который прошел в центре Баку в ночь на 15 июля. Он перерос в настоящие беспорядки, которых в Азербайджане не было с 2003 года — протестующие переворачивали автомобили полиции и пытались прорваться в здание парламента.

Хотя одним из требований участников митинга было начать освободительную войну за Карабах, реально желающих воевать, по словам Ильхама Алиева, не так уж много.

«Все, кто вчера говорил "хочу сражаться в Карабахе", пусть передадут свои анкетные данные в Государственную службу по мобилизации и призыву на военную службу»,— сказал господин Алиев.



Через несколько часов после публикации речи президента начальник Государственной службы по мобилизации и призыву на военную службу Арзу Рагимов заявил: на учет встали уже 4 тыс. человек.

По словам главы бакинского клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгара Велизаде, речь идет о «переходе конфликта в качественно новую стадию». «Азербайджан не заинтересован в расширении зоны конфликта, в то время как Армения надеется переключить внимание международной общественности с карабахского направления на границу, чтобы представить Азербайджан агрессором»,— заявил он “Ъ”.

В то же время глава ереванского Института Кавказа Александр Искандарян значительных ухудшений не ожидает. Впрочем, как и улучшений. «То, что происходит, — это достаточно серьезное, но все же локальное столкновение. Рано или поздно эта эскалация закончится, а потом будет возобновление переговорного процесса. Ничего содержательного он в себе нести не будет, как и не нес до этого».

Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя