Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Ивану Сафронову подставили грудь и спину

У СИЗО в Лефортово прошли задержания журналистов, поддержавших обвиненного в госизмене коллегу

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Причиной массовых задержаний полицией журналистов в понедельник у СИЗО Лефортово стали требования к дресс-коду. Работники СМИ пришли сюда поддержать советника «Роскосмоса», бывшего журналиста “Ъ” Ивана Сафронова, которому предъявлено обвинение в госизмене (ст. 275 УК). Встреча была организована профсоюзом журналистов, как говорят его представители, для общения друзей господина Сафронова с его адвокатами. Источник “Ъ” в ГУ МВД Москвы назвал акцию массовой и организованной, о чем свидетельствуют футболки задержанных с надписью «Свободу Ивану Сафронову» на груди и спине.


В понедельник к СИЗО «Лефортово» приехало более ста журналистов — многие одновременно и работать, и поддержать экс-коллегу. Некоторые были одеты в футболки с надписями «Свободу Ивану Сафронову» или «ШпионоВания». Неподалеку дежурили три автозака и два десятка правоохранителей с нашивками «туристическая полиция».

Полицейские просили «разойтись», предупреждая, что акция «не согласована органами власти». Какая акция и какими органами, не уточнялось. Практически сразу у ворот СИЗО с плакатом «Журналистика — не преступление, свободу Ивану Сафронову» задержали члена профсоюза журналистов Софью Русову. «Какая акция? Мы пришли к изолятору поддержать Ваню»,— давала интервью коллегам спецкор “Ъ” Ольга Алленова, пока полицейские вели в автозак Марию Карпенко из издания «Холод», Марию Шерстюкову из RT, Анну Поваго из “Ъ”. Госпожу Алленову после интервью также задержали.

Адвокат Иван Павлов, представляющий интересы господина Сафронова, сообщил, что с его коллег следователи взяли подписку о неразглашении информации, но он отказался ее подписывать:

«Мы решили, что один адвокат останется за стенами следственного управления, чтобы информировать вас о происходящем. Уникальность дела Сафронова в том, что ни ему, ни его защите так и не были представлены доказательства вины».



«Здравствуйте, у вас есть документы? Пройдемте»,— обратился полицейский к корреспонденту “Ъ” Анне Васильевой, резко взяв ее за локоть. На вопросы госпожи Васильевой и других журналистов об основаниях для задержания полицейские советовали обращаться в пресс-службу ГУ МВД Москвы. Там, впрочем, от комментариев отказались, как и в мэрии Москвы. Источник “Ъ” в столичной полиции объяснил, что задержания связаны с тем, что мероприятие носило организованный характер: полицейские задерживали тех, кто был в футболках в поддержку Ивана Сафронова. Источник дал понять, что это обстоятельство указывает, что акция была не только массовой и публичной, но и заранее спланированной.

Замредактора отдела «Общество» редакции “Ъ” Александр Черных в футболке «Свободу Сафронову» давал интервью каналу РБК в прямом эфире. Полицейские появились из укрытия (кустов акации) и повели господина Черных в автозак. Они не представились и даже не пытались выяснить личность задержанного и цель его пребывания у СИЗО.

За два часа полиция задержала 18 представителей СМИ, которых повезли в Капотню и в Кузьминки. Анна Васильева из ОП в Капотне сообщила, что задержанным пообещали профилактическую беседу и освобождение без протокола. Однако позднее выяснилось, что протокол по ч. 5 ст. 20.2 КоАП (нарушение проведения митинга) все же будет составлен 22 июля,— журналистов отпускали под обязательство о явке.

Глава «Апологии протеста» Алексей Глухов в этой связи отметил, что «задачу прекратить встречу полиция выполнила, относительно протоколов будет решаться по указанию сверху чуть позже».

«Футболка — это элемент одежды и форма выражения мнения, но давайте учитывать контекст — лето и жара — и мнение пленума Верховного суда от 26 июня 2018 года, который сказал, что участник публичного мероприятия должен по требованию полиции прекратить несогласованную публичную акцию и иметь для этого возможность,— подчеркнул господин Глухов.— То есть от участников встречи у Лефортово, по сути, потребовали раздеться».

Координатор программы ЕСПЧ проекта «ОВД-Инфо» Александра Баева напомнила о прошлогодней акции, посвященной делу журналиста Ивана Голунова, которому полицейские подбросили наркотики: «Тогда задерживали за майки, а в 2012 году — за белые ленточки». «Сотрудники полиции должны были представиться, показать свои документы, объяснить причину обращения»,— перечислила процессуальные нарушения госпожа Баева.

Исполнительный директор Московской Хельсинкской группы Светлана Астраханцева также называет задержания «за майки» незаконными, а действия московской полиции «самоуправством»: «Одно из фундаментальных прав человека — право на свободу выражения мнения. Власти попытались объяснить, что акция — это нечто скрепленное единой идеей, но здесь (присутствует.— “Ъ”) манипуляция, так как люди просто выразили свое мнение».

«В соответствии с законом о полиции и КоАП можно задерживать лишь лиц, которые подозреваются в совершении правонарушения,— напоминает Артем Трошин, юрист адвокатского бюро А-ПРО.— Поскольку граждане выражали свою позицию не организованно, а единолично, такое мероприятие нельзя назвать массовым. Это является одиночным пикетированием, законным возле здания СИЗО».

Бывший журналист и редактор, а ныне глава президентского Совета по правам человека Валерий Фадеев, комментируя задержания, заявил “Ъ”, что видит в действиях группы поддержки Ивана Сафронова нарушения: «Они, предполагаю, в том, что акция была расценена как пикет, где люди использовали не только плакаты, но и иные способы выражения мнения, что предполагает закон "О митингах". Если бы пикетчики стояли на расстоянии 50 метров друг от друга, возможно, претензии (полиции.— “Ъ”) были бы легко отвергнуты. Однако никто не может задерживать граждан за то, что они пришли просто постоять и кого-то поддержать».

Заслуженный юрист России, член научно-консультативного совета СКР Иван Соловьев также указывает, что вышедшие на пикет не соблюдали дистанцию в 50 м. «При этом, согласно ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", участник пикета вправе использовать плакат, транспарант или другой способ выражения позиции,— добавил юрист.— Если же участники акции находились на меньшем расстоянии друг от друга и были одеты в майки, надписи на которых свидетельствовали о том, что это был способ выражения их позиции, то нарушение налицо».

«Про майки нигде (в законодательстве.— “Ъ”) ничего не написано,— возражает глава комиссии по развитию гражданского общества Общественной палаты Москвы Алексей Венедиктов.— Если бы девушки в автозаке по требованию полиции сняли бы майки, думаю, эта фотография обошла бы все мировые агентства, и российская власть стала бы посмешищем в глазах понятно кого».

Господин Венидиктов добавил, что в июле в ОП Москвы будет поднят вопрос законодательного регулирования одиночных пикетов, поскольку и федеральная, и московская полиция, по его словам, трактует это как массовое мероприятие, что «неправильно и незаконно».

Вечером в понедельник стало известно об открытом письме профсоюза журналистов и работников СМИ: «У нас больше нет оснований доверять правоохранительным органам. Мы требуем открытого и прозрачного расследования общественно значимого дела Ивана Сафронова». На момент подготовки текста письмо подписали 353 человека.

Мария Старикова, Владимир Хейфец, Кира Дюрягина, Валерия Мишина, Александр Воронов, Елена Рожкова, Андрей Винокуров


Комментарии
Профиль пользователя