Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

ФСБ наступила на «Сорокин хвост»

Началось рассмотрение дела нижегородского журналиста Александра Пичугина о фейке про коронавирус

от

В Нижегородской области начали судить журналиста Александра Пичугина, обвиняемого в распространении недостоверной информации о коронавирусной инфекции. В Вербное воскресенье в своем Telegram-канале «Сорокин хвост» он написал об акции по заражению населения, которую организовывает «известная ФСБ организация» и ее «адепты-смертники». Журналист предположил, что также она повторится на Пасху. Александр Пичугин не признает вины, настаивая, что публикация не отвечает критериям Верховного суда о фейках и является сатирой. Свидетели обвинения утверждают, что подсудимый оскорбил чувства верующих и сеял панику среди населения.


В пятницу Богородский городской суд со второго раза начал рассмотрение резонансного уголовного дела нижегородского журналиста Александра Пичугина, обвиняемого в распространении заведомо ложной информации под видом достоверной об угрозе безопасности граждан по ст. 207.1 УК РФ. Недавно введенную статью ему вменили после публикации в Telegram-канале «Сорокин хвост» поста о подготовке акции по инфицированию населения некоей организацией через своих «адептов-смертников» на Вербное воскресенье 12 апреля.

Автор предположил, что на Пасху ожидается повторение акции, организаторы которой известны ФСБ и другим правоохранительным органам.

Однако силовики не оценили сарказм журналиста и критику массового посещения паломниками Серафимо-Дивеевского монастыря в пик пандемии, на которую аллегорически намекал Александр Пичугин. Сначала они попросили удалить публикацию, а 17 апреля при поддержке спецназа нагрянули к нему с обысками, заодно предъявив обвинение в распространении «данных, компрометирующих и дискредитирующих деятельность правоохранительных органов России». К журналисту применили удушающий прием и заковали в наручники на глазах беременной жены и пятилетнего сына. После изъятия телефона и ноутбука силовики увезли Александра Пичугина на допрос.

Уголовное дело расследовали два месяца. Судебный процесс начался 2 июля, но едва не обернулся скандалом из-за того, что журналистов не пустили на заседание под предлогом введения карантинных мер по коронавирусу. Заседание отложили на неделю. Сегодня Александру Пичугину зачитали обвинительное заключение, с которым он не согласился. Журналист заявил, что не признает вины и считает доводы следствия неаргументированными. «Telegram-канал не претендует на статус информационного ресурса и не является официальным СМИ. Это анонимный канал абсолютно авторских публикаций, которые могут быть выдержаны в любой манере: юмористической, саркастической, художественной. Никто мне как автору канала этого запретить не может,— считает подсудимый.—

Как гражданин демократического государства считаю, что имею полное право высказывать свое мнение о любых событиях, которые меня тревожат.

Это полностью соответствует положению ст. 29 Конституции и ст.10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод».

По словам журналиста, сообщение не соответствует определенным Верховным судом РФ критериям заведомо ложного, поскольку не замаскировано под новость, не содержит ссылок на источники и документы и цитат экспертов. Его текст написан неконкретно и критикует решение церковного руководства провести богослужения вопреки ограничениям пандемии. «Считаю эту критическую позицию абсолютно оправданной, особенно после того, что произошло после 12 апреля», — добавил Александр Пичугин. Как писал “Ъ-Приволжье”, две недели спустя COVID-19 диагностировали у 90 сестер Серафимо-Дивеевского монастыря, минимум пять из них, по данным “Ъ-Приволжье”, скончались (РПЦ отказалась раскрыть данные о других погибших), а в Дивееве ввели карантин, действующий до сих пор.

Вспышку заболеваемости в монастыре подтвердила свидетель обвинения и замглавы регионального Роспотребнадзора Наталья Садыкова, рассказавшая суду о 200 заболевших на православные праздники. Она признала, что на бытовом уровне болезнь смертельно опасна при несоблюдении ограничительных мер, однако в условиях пандемии население действительно было обеспокоено распространением вируса. В этих условиях власти старались запрещать массовые собрания – до изобретения вакцины иных методов, кроме изоляции, пока не придумали, рассказала госпожа Садыкова.

Другой свидетель обвинения — бывший активист регионального штаба Общенародного российского фронта (ОНФ) Илья Савинов, известный в Нижнем Новгороде доносами и показаниями на оппозиционеров,— заявил, что воспринял пост Александра Пичугина всерьез и обвинил его в оскорблении чувств верующих.

«Меня как человека верующего оскорбило, что деятельность Русской православной церкви публично назвали не отправлением религиозных обрядов, а массовым заражением людей.



Это могло привести к определенной панике, особенно если бы это прочитали психически нездоровые люди. Хоть я и не страдаю психическими расстройствами, панические ощущения возросли»,— сказал свидетель. Сарказм журналиста Илья Савинов счел предупреждением о теракте, позвонил родственникам и просил их быть аккуратнее и не выходить на улицу, сообщил он суду.

Подсудимый и адвокат Даниил Козырев просили отнестись к показаниям свидетеля критически, ссылаясь на возможный оговор.

Третьего свидетеля обвинения засекретили и долго не могли наладить с ним связь, чтобы тот рассказал, как воспринял пост.

Выйдя на связь, он заявил, что публикация подсудимого подрывает авторитет спецслужбы и могла привести к общественной панике, а православная церковь непричастна к заражению прихожан.

Обвиняемый рассказал суду, что пост был размещен после совещания в правительстве региона с блогерами. Власти просили их любыми способами убедить население оставаться дома в пик пандемии. Показания об этом готовы дать свидетели защиты. Адвокат Даниил Козырев указал, что обвинение не конкретизирует, какие именно элементы сообщения считает ложными. «В чем состоит угроза населению, тоже не написано, про угрозу распространения коронавируса нет ни слова. Или опасность в том, что пост критикует работу ФСБ и с этой позиции порочит имя президента Владимира Путина? Этого нет в обвинительном заключении. Мы настаиваем, что оно неконкретное и непонятное»,— говорит господин Козырев.

Разбирательство продолжится 16 июля, суд изучит материалы следствия, после чего допросит свидетелей защиты. “Ъ-Приволжье” будет следить за развитием событий.

Роман Рыскаль


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя