Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

«На присяжных оказывалось максимальное давление»

Конституционный суд распорядился пересмотреть дело о заказном убийстве в Екатеринбурге

от

Адвокаты из Екатеринбурга добились прецедентного решения в Конституционном суде, который они просили проверить ч. 3 ст. 56 УПК на соответствие Конституции. Поводом для жалобы в КС стал приговор по делу о заказном убийстве бизнесмена Ашота Григоряна, совершенном в 2003 году в Екатеринбурге. По нему в 2018 году суд присяжных вынес вердикт о виновности Арама Едигаряна и Руслана Алиева. Сами присяжные заявляли о многочисленных фактах давления в пользу версии обвинения. Защита просила Верховный суд допросить присяжных из-за нарушения тайны совещания, но суд отказал в этом, сославшись на норму УПК. КС в своем постановлении отметил, что нарушение тайны совещательной комнаты является основанием для отмены решения суда. Поэтому апелляция обязана исследовать вопрос о том, было ли такое нарушение, если жалоба на это указывает.


В декабре 2003 года в Екатеринбурге из автомата Калашникова был расстрелян бизнесмен Ашот Григорян. Установить заказчика убийства по горячим следам следствию не удалось. Но в 2016 году бывший полицейский из Дагестана Арсен Байрамбеков, которого в 2017 году признают виновным в четырех жестоких ритуальных убийствах возле Ганиной Ямы, заключил сделку со следствием, сознался в исполнении убийства и указал на предпринимателя Арама Едигаряна как на организатора. Исполнителя и оружие, по данным суда, нашел Руслан Алиев.

В 2018 году уголовное дело было рассмотрено Свердловским областным судом с участием присяжных заседателей. Они вынесли вердикт о виновности Арама Едигаряна в организации заказного убийства (приговорен к 14 годам строгого режима), а Руслана Алиева — в подстрекательстве и пособничестве в убийстве (приговорен к 13 годам строгого режима). Однако адвокаты подсудимых выяснили, что тайна совещания присяжных не была соблюдена. Доступ в совещательную комнату имели секретари, судебный пристав и запасной присяжный заседатель.

Пристав якобы угрожал одному из присяжных, что его исключат из состава коллегии, когда тот высказался против позиции обвинения. С присяжными общались эксперт, свидетели обвинения и потерпевший. Их убеждали, что виновность подсудимых уже доказана, а исход дела предрешен.

Об этом они рассказывали и СМИ. В апреле 2018 года «МК-Урал» опубликовал подробные рассказы нескольких присяжных, которые указывали на давление. «Пристав Александр Ю. нас встречал на входе в здание суда, провожал в зал и до упора всегда с нами присутствовал. Он говорил, что не может невиновный на скамье сидеть, в сторону адвокатов от него часто заявления шли — что, мол, они специально затягивают процесс. Аналогичное мнение высказывала секретарь. Когда два дня мы были только в совещательной комнате, а адвокаты заявляли ходатайства, пристав приходил и говорил – вы не представляете, какую они ересь несут, какой бред запрашивают»,— цитировало издание одного из присяжных.

В феврале 2019 года защита подала апелляционную жалобу в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда на решение Свердловского облсуда. Во время разбирательства адвокаты ходатайствовали о приобщении к делу объяснений присяжных по этим вопросам, а также просила вызвать их в качестве свидетелей. Суд отказал в этом, поскольку, согласно ч. 3 ст. 56 УПК, присяжные не подлежат допросу в качестве свидетелей об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в силу участия в производстве. В итоге ВС не нашел доказательств незаконного воздействия на присяжных.

Руслан Алиев подал жалобу в Конституционный суд РФ, который напомнил, что нарушение тайны совещательной комнаты является основанием для безусловной отмены решения суда. Поэтому апелляция обязана исследовать вопрос о том, было ли такое нарушение, если жалоба на это указывает.

То же самое относится к обсуждению присяжными обстоятельств дела с другими лицами до вынесения вердикта. При изучении вопроса о процессуальных нарушениях в суде первой инстанции апелляция должна исследовать показания осведомленных лиц, в том числе и присяжных. При этом они не должны разглашать сведения о своей позиции при голосовании.

Конституционный суд признал, что ч. 3 ст. 56 УПК не противоречит Основному закону по своему конституционно-правовому смыслу и не препятствует апелляционной инстанции приглашать на судебное заседание присяжных для выяснения возможных нарушений совещательной тайны. Решение по делу Руслана Алиева противоречит смыслу этой нормы и подлежит пересмотру.

Адвокат Руслана Алиева, президент адвокатской коллегии «Международный центр защиты прав "Globallaw"» Георгий Абшилава отметил, что присяжные — это «судьи факта», их нельзя допрашивать в качестве свидетелей об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны из-за участия в производстве по нему. «В рассматриваемом же деле они были очевидцами многочисленных нарушений, происходивших в совещательной комнате, где на них оказывалось максимальное давление. К примеру, одна присяжная, усомнившаяся в доказательствах вины подсудимых по уголовному делу, сказала, что они не вызывают доверия, на что судебный пристав пригрозил вывести ее за волосы из совещательной комнаты. Секретарь судебного заседания указывала на предрешенность уголовного дела и вину подсудимых в инкриминируемых им деяниях, запасной присяжный постоянно заходил в совещательную комнату, пил там чай и слушал обсуждение своих коллег. Были и другие нарушения», — рассказал он.

По словам Георгия Абшилавы, присяжные даже не понимали происходивших нарушений, так как они полагали, что так и должно быть.

«Конституционный суд зафиксировал, что теперь любой адвокат имеет право обратиться в вышестоящую инстанцию, чтобы установить факты нарушений в части давления на присяжных.



При этом суд тонко обходит эту грань, поясняя, что присяжные не обладает статусом свидетеля, но их можно опросить, к примеру, о фактах предполагаемого нарушения тайны их совещания или иных нарушений УПК РФ»,— заключил Георгий Абшилава.

По мнению адвоката Адвокатской палаты Свердловской области Ростома Мархулии, также защищающего Руслана Алиева, ранее Верховный Суд вынес незаконное решение по делу.

«Если присяжные готовы рассказать об имевшихся нарушениях, то защита имеет право их опросить. Постановление Конституционного суда имеет важное значение для практики, так как в нашем деле был нарушен основополагающий принцип объективности и беспристрастности суда», — пояснил он.



Сейчас защита намерена подать в Верховный суд заявление о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств. В качестве запасного останется вариант с подачей кассационной жалобы, отметили представители защиты.

Татьяна Дрогаева, Алексей Охлопков


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя