Коротко

Новости

Подробно

Прямая речь

Это спор каких субъектов?

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики:


       — Государство пытается раздавить и уничтожить компанию, чтобы добиться послушания от других. Скорее всего, решение по Невзлину и Дубову было подготовлено давно, но два дня назад Невзлин заявил о поддержке Хакамады, вот его и достали. И с Ходорковским все ясно, недаром все судебные заседания проходят все дольше и в закрытом режиме. В прошлом году я предупреждал о самом худшем развитии событий — уничтожении ЮКОСа как компании. Все к этому и идет.
       

Станислав Белковский, гендиректор Совета по национальной безопасности:


       — Политических. От ЮКОСа как от корпорации ничего не хотят, так как ни Дубов, ни Невзлин не менеджеры, а совладельцы. Но они финансируют антикремлевскую кампанию, в том числе и на Западе. Объявляя их в розыск, Россия дает понять, что к ним есть претензии уголовного характера, чтобы предотвратить получение ими статуса политического беженца. А они просили об этом три недели назад Великобританию.
       

Игорь Юргенс, исполнительный секретарь РСПП:


       — Борьба с ЮКОСом напоминает борьбу с космополитизмом. Такой вот ремейк. Разыскивать никого не будут, все делается в назидание другим, чтобы другие не выходили за рамки принятых властными структурами правил. И закончится эта борьба, видимо, тогда, когда гарант Конституции озвучит новые правила игры.
       

Евгений Сабуров, директор Института проблем инвестирования:


       — Вряд ли хозяйствующих субъектов. Здесь чистая политика. А финал зависит от общественного мнения. Если общество считает, что каждый богатый человек — преступник, которого надо сажать, то "споры" будут повторяться.
       

Павел Астахов, адвокат:


       — Бесхозяйственных и аполитичных. А власть и сама уже не знает, чего хочет. Посадить Ходорковского посадили, а под каким предлогом выпустить, не знают. Но эту головоломку придется решать, иначе всем будет понятно, что страной управляет Колесников.
       
       Николай Волков, в 1997-2000 годах следователь Генпрокуратуры по особо важным делам:
       — Ни о каком споре хозяйствующих субъектов здесь речи и быть не может. Я всегда говорил, что в нашей стране можно любого олигарха посадить в тюрьму. По статье о мошенничестве уже истекает срок давности десять лет. А настоящая приватизация как раз и началась в это время. Видимо, сроки подгоняют следователей.
       

Юлий Дубов, писатель, автор романа "Большая пайка":


       — России сформировалась среда умолчания: говорят одно, подразумевают другое, а в кармане держат фигу. Под спором хозяйствующих субъектов надо подразумевать политических, а фига в кармане — правосудие.
       

Борис Хаит, президент страховой группы "Спасские ворота":


       — Главные субъекты — обвиняемые и структуры, которые предъявляют им обвинения. Трудно говорить, чего хотят от одной из крупнейших компаний страны, потому что материалы по делу не публикуют. Очень тревожно, что такие представители деловых кругов России подходят под определение преступников.
       
Комментарии
Профиль пользователя