Коротко

Новости

Подробно

За границей добра и зла

В прокат вышел еще один фильм Ким Ки Дук

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

премьера кино



Вместе с философской притчей "Весна, лето, осень, зима... и опять весна" (см. Ъ от 14 января) на российские экраны вышел еще один фильм культового корейского садиста Ким Ки Дука "Береговая охрана" (Coast Guard). Этот казарменный триллер предлагает зрителю однообразное насилие и скучное безумие. Отсутствие мало-мальской метафизики, которая оправдывала членовредительские штуки в фильмах Ким Ки Дука "Остров" (The Isle) и "Плохой парень" (Bad Guy), не позволило ЛИДИИ Ъ-МАСЛОВОЙ увидеть в новом опусе ничего, кроме антивоенной агитации.
       "Береговая охрана" дает возможность почувствовать разницу между отношением к воинской обязанности, скажем, в России и в Южной Корее, до сих пор тщательно отгораживающейся колючей проволокой от КНДР. Ким Ки Дук в принципе против этого насильственного разделения исторически единой территории, однако у него на экране колючая проволока так красиво золотится в лучах заката, что трудно не признать за существованием двух враждебных друг другу Корей хотя бы эстетический смысл. Но режиссер старается держать себя в руках и не допускать, чтобы любование военной атрибутикой и колоритное описание тягот срочной службы заслоняло нравственную проблематику.
       Корейская поп-звезда Чан Дон Гюн, чье сотрудничество с таким радикальным автором, как Ким Ки Дук, могло вызвать опасения насчет чистоты кимкидуковской стилистики, играет в "Береговой охране" не в меру усердного военнослужащего — ефрейтора Кана, без устали совершенствующегося в боевой подготовке. Пока его однополчане в свободное время развлекаются игрой в мяч, ефрейтор ползает ужом в высокой траве, а на вопрос "Что это вы здесь делаете, ефрейтор Кан?" невозмутимо рапортует: "Готовлюсь внезапно атаковать!" Уверенный в своей внезапности, он даже не носит каску, однако не ленится тщательно обмазывать лицо черной маскировочной краской — чтобы северокорейские лазутчики (если таковые вдруг объявятся) не углядели пограничника, еженощно озирающего опутанный колючей проволокой берег в ожидании шпионов.
       Шпионов, как назло, не присылают, зато мозолят глаза свои, местные гражданские лоботрясы, которые по вечерам режутся в картишки, от нечего делать задирают военных и выливают им в лицо свои слабоалкогольные напитки. Однажды двое разнополых местных жителей, изрядно набравшись, залезают за колючую проволоку перепихнуться в необычном месте. Сомнительно, чтобы несший вахту пограничник Кан действительно принял своих мирных, хотя и шкодливых сограждан за шпионов и не разглядел в свой прицел ночного видения, что именно происходит на берегу — диверсия или мелкое хулиганство. Просто все время несения монотонной срочной службы у ефрейтора Кана (в отличие от других солдат, мечтающих только об одном — без происшествий дожить до дембеля) ужасно чесались руки в кого-нибудь шмальнуть. Поэтому, увидев в кои-то веки живую мишень, ефрейтор Кан не стал вникать в подробности и как следует обстрелял совокупляющихся, а потом еще для надежности метнул гранату. В итоге этих оперативных военных действий мы наблюдаем типичную кимкидуковскую страшилку: оставшаяся невредимой девушка гладит себя оторванной рукой партнера, всего лишь секунду назад энергично совершавшего на ней возвратно-поступательные движения.
       Конечно, в последующем неуклонном сползании за грань безумия осиротевшей без бойфренда девушки и ефрейтора, награжденного отпуском за бдительный отстрел соотечественников, можно обвинить нездоровую милитаризованную обстановку приграничной зоны. Однако, если пристально присмотреться, в обоих героях, связанных трагическим происшествием, можно было с самого начала разглядеть внутреннюю предрасположенность к протеканию хлипкой крыши — такому же неизбежному, как страсть Ким Ки Дука к натуралистичному кромсанию человеческих тел.
       Возможно, "Береговая охрана" не станет самым запоминающимся фильмом Ким Ки Дука как раз из-за недобора жестокости. Удивительно, как режиссер, заставивший героиню "Острова" засовывать во влагалище рыболовные крючки, на этот раз удержался от подробностей аборта, который позабавившиеся с безумной девушкой солдаты делают ей чуть ли не штыками. Но крови и так хватает: после операции она залезает в огромный аквариум с рыбами, которыми торгует ее брат, и вода мгновенно становится багровой. Тем самым, очевидно, предлагается испытать сочувственный ужас и забыть о том обстоятельстве, что, если б девушка не заманила своего приятеля в запретную зону, ничего вообще бы и не было и уволенному в запас, спятившему от угрызений ефрейтору Кану не пришлось бы, стоя на мирной улице среди гражданского населения, целиться в камеру со зверским лицом. Но тогда и Ким Ки Дуку не на чем было бы рисовать человеколюбивый финальный титр "С молитвой о мирном воссоединении Кореи".
Комментарии
Профиль пользователя